Заниматься незаконной торговлей в Казахстане безопасно и выгодно

09.01.2020 в 06:33, просмотров: 1147

По данным казахстанского отделения Transparency International (неправительственной международной организации по борьбе с коррупцией), в страну под видом мировых брендов ежегодно ввозят товары, которые на самом деле являются контрафактом, то есть подделкой. Больше всего импорта поступает в Казахстан из Китая — в денежном выражении это около 4,2 миллиарда долларов (1,6 триллиона тенге).

Заниматься незаконной торговлей в Казахстане безопасно и выгодно

Доминирующая часть импортных торговых потоков в РК концентрируется на базарах и крытых рынках в первую очередь города Алматы. При этом объем теневого оборота импорта из КНР в южную столицу оценочно составляет почти 2,5 миллиарда долларов. При этом потери госбюджета — около 300 миллиардов тенге в год из-за расхождения в таможенной статистике. Но если пять лет назад природа подделок была почти полностью контрабандной, то сейчас растет производство подделок и внутри страны.

По данным статистики, примерный годовой оборот контрафактного товара в мире оценивают от 200 до 360 миллиардов долларов. Практика борьбы с оборотом контрафакта показала несовершенство методических подходов в борьбе с подделками, отсутствие знаний у представителей правоохранительных органов о том, как распознавать подделку, а также выявила недоработки нормативно-правовой базы.

Иерархия отечественного контрафакта

Как показывает та же статистика, заниматься изготовлением и поставками контрафакта выгоднее, чем подделывать деньги или даже торговать оружием или наркотиками. Что и говорить — за это предусмотрена не столь серьезная уголовная и административная ответственность. Можно вообще отделаться штрафом.

Чаще всего сбытовая цепочка контрафакта для отечественного рынка выглядит следующим образом: Китай — Кыргызстан — Казахстан. В нашу страну подделки попадают через посты «Кордай», «Достык» и «Коругарт». После этого фальсифицированную продукцию отправляют на базары, крытые рынки и даже в магазины.

Подделывают сейчас все, что возможно — от бытовой химии и автозапчастей до медикаментов. Но в общем перечне чаще лидируют аксессуары. На втором месте — средства личной гигиены и косметика, на третьем — автомобильные запчасти и компьютерная техника. Сложные изделия почти не подделывают. Завозимую партию обычно рассчитывают таким образом, чтобы товар можно было продать за месяц. Соответственно это должны быть товары повышенного спроса. Как правило, у каждого бренда есть три-четыре таких изделия — популярных и недорогих. Их и подделывают в первую очередь.

В прошлом году на рынке Казахстана продали полмиллиарда контрафактных сигарет. Это составило около 2,5 процента от всего объема табачного рынка страны.

В последнее время все чаще подделывают цемент. В большинстве случаев в поддельные мешки тарируют цемент более низкой марки, чем указано на упаковке, и обычно вес поддельных мешков намного меньше указанного (разница иногда составляет до 10 килограммов). Использование такого цемента впоследствии может привести к частичному или даже полному разрушению строительных объектов.

В 2019 году в Алматы уничтожили 89 тысяч CD и DVD-дисков стоимостью более 19 миллионов тенге. Причем уничтожали не как раньше — бульдозером, а переработали на пластиковые бутылки и упаковочную ленту. Но, несмотря на это, пиратские копии все равно в изобилии продают на городских рынках и успешно распространяют через интернет.

Создается впечатление, что казахстанский рынок уже почти полностью заполнен контрафактом. Эксперты утверждают, что это связанно с Законом о товарных знаках 2018 года. До внесения в него поправок у нас действовала достаточно простая формула: любой контрафактный товар подлежит изъятию и уничтожению в случаях выявления фактов продажи. Однако после внесения изменений появилась норма, которая позволяет вводить в оборот контрафактные товары, если это соответствует общественным интересам. Общественные интересы в этом понимании — вопрос полезности и доступности. То, что раньше невозможно было купить, сегодня доступно всем, пусть и в виде подделки.

Поэтому борьба с контрафактом в Казахстане сегодня является одной из актуальных тем, так как практически в любой отрасли экономики можно найти поддельный товар. Идентифицировать подделку порой бывает трудно даже производителям оригинальной продукции.

На лабутенах и в восхитительных штанах!

Приходится согласиться с тем, что в нашей стране нулевая терпимость к контрафакту. Почему? С проблемой контрафактной и фальсифицированной продукции Казахстан столкнулся еще в 90-е, когда вместе с пришедшим товарным изобилием на потребительский рынок хлынул поток всевозможных подделок под «фирму».

Многие дети 90-х начали носить кислотные футболки D&G раньше, чем узнали, что Ди и Джи — реальные люди, которые вряд ли отправят клетчатые баулы на рынок. Еще 30 лет назад подделки как понятия для массового покупателя просто не существовало. О том, как устроена мировая индустрия, знала лишь небольшая часть населения. Дизайнеров и модные дома знали единицы, и далеко не все могли объяснить разницу между Abibas и Adidas. Однако кто-то и сейчас отдает предпочтение первому, делая это из различных побуждений. Одни, не задумываясь, покупают подделки по привычке или случайно, другие клюют на заманчивые предложения в интернете. Неопытных покупателей легко ввести в заблуждение восторженными отзывами (такими же фальшивыми, как и товары), копированием дизайна официального сайта марки и низкой ценой. Ее оправдывают всеми средствами, включая испытанные народные: распродажа, только сегодня и всего два часа, ликвидация, конфискат, «надежные люди привезли из Америки»...

Как правило, во время доставки, которую часто обеспечивают интернет-магазины, у покупателя есть всего 5-10 минут, чтобы осмотреть товар, пока курьер не уехал. Не так много времени для того, чтобы изучить все нюансы. Когда качество изделия приемлемое, покупатель может даже не догадаться, что носит совсем не то, что ему предлагали на сайте. Поэтому, чтобы не попасть впросак, обращайте внимание на то, где вы покупаете.

Также большое число подпольных заводов сегодня работает на осознанных потребителей: людей, которые, возможно, и хотят купить оригинальные вещи, но не могут. В основном это люди с небольшим уровнем дохода, а также подростки, закупающиеся «ВКонтакте» фейковыми кроссовками Puma или New Balance. Они прекрасно понимают, за что платят деньги, но куда важнее для них выделиться, ведь, как известно, в подростковых кругах считается нормальным встречать и провожать по одежке.

Поэтому фейки особенно популярны среди тех, кто хочет быть «на стиле». Так, наша современница, героиня клипа о «лабутенах», окрашивает подошвы модных туфелек в красный, чтобы перенестись в светлое будущее из неприглядного настоящего.

Чтобы не ударить в грязь лицом...

Из-за торговли контрафактными товарами страдает не только экономика страны, теряя большие суммы налогов, но и компании, в особенности владельцы люксовых брендов. Поэтому большинство именитых марок практикует утилизацию собственных товаров. «Что за дикость?» — подумают некоторые, ведь целое состояние отправляется в топку. Так, модный дом Burberry однажды обвинили в социальной безответственности и цинизме. Ведь нереализованные товарные запасы можно было отдать нуждающимся или в благотворительный фонд.

Но в Burberry пояснили: это необходимо для защиты бренда и интеллектуальной собственности. Одежда люксовых фирм настолько дорогая, что продать весь товар просто нереально. Его уничтожают для того, чтобы он не попал в руки «не тех людей» и не отправился на серый рынок по заниженной цене. За пять лет Burberry утилизировал собственного товара на сумму около 120 миллионов долларов.

Чтобы не ударить лицом в грязь, подобным образом поступают и другие дорогие марки. В списке «ликвидаторов» и Richemont — владелец ювелирных часовых марок Cartier и Montblanc. Как выяснилось, дорогие часы подолгу пылятся на витринах. И после того, как власти развернули масштабную борьбу с коррупцией, оказалось, что среди роскошных подарков чиновникам лидировали часы именно этой марки. Продажи резко просели, и в компании забеспокоились: как бы элитная продукция не попала на серый рынок и не нанесла ущерб имиджу бренда. За два года компания уничтожила дорогих часов на 520 миллионов долларов. Но прежде выкупила нераспроданные запасы у магазинов, чтобы те не продавали их дешево.

Что касается Казахстана, то любую извлеченную в качестве контрафакта продукцию у нас уничтожают за счет государства.

Скупой платит дважды

На Западе этот вопрос решают иначе. За изготовление и путешествие по рынку поддельной продукции чаще всего отвечает производитель, которого не так уж и сложно вычислить. После того как его привлекают к административной ответственности, он также выделяет деньги на уничтожение всего объема изделий. Могут привлечь (и привлекают) и к уголовной ответственности.

Также некоторые европейские страны практикуют опыт введения ответственности в отношении самих покупателей за приобретение контрафактной продукции. К слову, оборот контрафакта там действительно сократился. Так, в Италии с 2005 года средний штраф за такое правонарушение составляет до 10 тысяч евро. Были прецеденты, когда туристов и граждан страны штрафовали на несколько тысяч евро за покупку на улице с рук дешевых поддельных сумок или солнцезащитных очков. Однако здесь начинаются сложности, учитывая крупные суммы штрафа. Нарушители, как правило, не всегда могут оплатить штраф на месте, поэтому такая мера рассматривается скорее как устрашающая.

Во Франции приобретение контрафактной продукции также карается. В случае выявления таких товаров на таможне гражданам грозят как минимум конфискация и штраф, рассчитываемый исходя из стоимости подлинных вещей. Изъятию могут подлежать даже вещи, которые находятся на задержанных гражданах. В худшем случае можно не только «без штанов остаться», но и отправиться в тюрьму на три года.

При этом возникают большие вопросы в отношении соблюдения прав добросовестных покупателей, которые не располагают знаниями о той или иной приобретаемой ими продукции. Кроме того, в последнее время покупатель избалован акциями, связанными с распродажей товаров (в том числе и известных брендов). Поэтому низкая цена якобы за оригинальную продукцию их не настораживает.

Так как же бороться с подделками в Казахстане? Конечно, можно по опыту европейских стран ввести уголовную ответственность за приобретение контрафакта. Но это также может представлять определенную опасность, так как в случае наличия такой нормы отечественные правоохранительные органы в погоне за статистикой будут чаще выявлять и наказывать слабо информированных покупателей, а не производителей контрафакта.

Для того чтобы сделать первый шаг в борьбе с фальшивой продукцией, в прошлом году представители СНГ на своем заседании подписали соглашение об обмене между таможенными органами стран информацией о перемещениях контрафактных товаров, их производителях и получателях. Возможно, сегодня это единственный эффективный для нас способ контролировать приток пиратской продукции в страну. Второй, более долгосрочный шаг к борьбе с контрафактом — это формирование в среде отечественных потребителей нравственно-правовой позиции в отношении контрафакта, изменение отношения граждан к подделке. Ведь, если у человека растоптанные туфли, никто не поверит, что он обладатель сумки Louis Vuitton за 250 000. Да и мужчина в фальшивых часах Vacheron Constantin разумную и благополучную женщину отпугивает, а не притягивает.

Этим материалом «МК» в Казахстане» начинает серию статей о контрафактной продукции в самых различных сферах потребления.