В Казахстане пытаются возродить отечественную пивную отрасль

09.01.2020 в 06:58, просмотров: 562

Пивной рынок Казахстана, по мнению независимых экспертов, вот уже несколько лет показывает стремительное снижение. Причин много, и пусть на рынке два крупных игрока, которые монопольно делят между собой «влияние», периодически заявляя «о росте и динамике отрасли», на самом деле все обстоит гораздо прозаичнее.

В Казахстане пытаются возродить отечественную пивную отрасль

Помнишь, товарищ?!

Когда-то казахстанское пиво славилось на весь Союз. В Кустанайской области исправно работал пивзавод, ведущий свою историю аж с 1897 года. Потом к нему присоединился Чимкентский пивоваренный завод, заработавший в республике с 1976 года — его построили чешские специалисты. Предприятие быстро завоевало популярность не только в Казахстане — область славилась водой и сортами ячменя, из которых делали качественное сусло, но и на всем бывшем постсоветском пространстве.

Грянувшая перестройка практически поставила крест не только на самих заводах, но и на производстве пива. Многочисленные «сухие» законы, хаотичные поправки в законодательство, полный запрет на алкогольную продукцию, причем именно отечественного, но никак не импортного производства, привели к тому, что сегодня правительственные чиновники по-прежнему не знают, что делать вроде как с прибыльной отраслью, которая оказалась в буквальном смысле, на задворках экономики.

Хуже того, согласно экспертным оценкам, государство теряет около трех миллиардов тенге ежегодно только из-за того, что рынок Казахстана наводнен либо импортным пивом, либо пивом, произведенным из импортного же сырья (концентрата), и таким образом, надпись «Сделано в Казахстане», мягко говоря, не совсем верна.

И это было бы еще полбеды, если бы импортный суррогат не отражался на здоровье казахстанцев — случаи отравления импортным «пивом» растут с каждым годом, и Минздрав, судя по всему, тут бессилен. Потому что вместо того, чтобы рекомендовать в умеренном количестве потреблять настоящее «живое» пиво, известное по памяти еще с советских времен (которое ввиду своей чистоты и экологичности могло простоять даже в холодильнике от силы день-полтора), медики с ужасом констатируют нарастающую алкоголизацию населения, омоложение хронического алкоголизма, социальные последствия проблемы.

Но для начала зададимся вопросом — вредно ли на самом деле пиво или все-таки полезно? Международный симпозиум «Пиво и здоровье», прошедший в Казахстане при поддержке австрийских пивоваров, а также Австрийского общества питания, пару лет назад ответил на этот вопрос так: пиво — это полезный напиток, но употреблять его надо в умеренных дозах. И только настоящее, а не тот суррогат, который в буквальном смысле заполонил рынки страны.

Вечные вопросы

Получается, что правительство республики никак не может решить дилемму — кто виноват и что делать? Однако это не повод, чтобы убирать «искушение» из жизни путем... рекламы. Да-да, именно таким образом чиновники решили внести в законопроект некоторые изменения, которые, по их мнению, должны моментально «отрезвить» Казахстан и казахстанцев.

Но на деле все произошло с точностью до наоборот. Именно поэтому два конгломерата, занимающихся сегодня в стране выпуском пивной продукции, говорят о «росте отрасли», тогда как на самом деле эта самая отрасль приходит в упадок. К тому же пиво (любое, даже безалкогольное!) входит в список спиртных напитков, рекламировать которые на территории страны запрещено. Но зато не запрещено рекламировать пивные изделия из зарубежных стран — будь то Россия, Чехия, Китай. Так что на казахстанских прилавках сегодня по-прежнему вроде как пивное изобилие, но вот что касается отечественного производителя, о нем речи как раз-таки не идет. В том числе и о двух крупных «отечественных производителях» пива, потому как они по большей части заинтересованы в сотрудничестве с «коллегами» из Европы, что не могло не отразиться на промышленной составляющей и в отношении солода, и ячменя, и производства, и, соответственно, цен...

Может, поэтому в Казахстане среднее потребление пива или того напитка, которое им называется, едва дотягивает до 30 литров в год, тогда как в той же Чехии эта цифра составляет более 130 литров в год. И ничего — никто не спился, а Чехия по-прежнему считается одной из самых развитых стран ЕС и наиболее пригодным государством для проживания.

И еще один момент — если сегодня в РК бутылка водки стоит в полтора раза дороже, чем бутылка пива, то за границей ее стоимость вырастает в десять раз. Пивовары Казахстана считают, что если бы это правило ценовой политики внедрили и в республике, то Минздраву не пришлось бы безуспешно напоминать о вреде алкоголя — он просто стал бы многим не по карману. Но в стране и водка, и пиво стоят в одном ряду и по вредности, и по полезности, и по цене. Парадокс. А есть ли из него выход?

Сможем, если захотим!

За разъяснениями мы обратились к генеральному директору НПЦЗХ имени Бараева академику Кенже Абдуллаеву, который поделился своим мнением о проблеме с «МК».

— К сожалению, в последнее время можно наблюдать пропажу интереса к пивоваренной промышленности, и особенно к тем сортам ячменя, из которых когда-то производили пиво на территории Казахстана. После развала Союза эти сорта ячменя были практически забыты, и, если раньше пиво казахстанского производства прекрасно шло на экспорт, то сегодня этот потенциал, к сожалению, утерян. Соответственно, и сорта пивоваренного ячменя, в которых, по большому счету, отпала нужда, начали забывать на территории страны, особенно в плане их дальнейшей селекции. Однако сейчас этот вопрос встал особенно остро, потому что во всем мире потребление пива выросло во много раз по сравнению с предыдущими годами. Особенно это касается Китая, где население неуклонно растет, так же, как и потребление пива. И поэтому эта страна стала активно заниматься закупом пивоваренного ячменя из-за границы, причем в немалых размерах — от четырех до шести миллионов тонн ежегодно. Основным их поставщиком стала Канада, в то время как Казахстан оказался не у дел. Зато вместо этого пиво китайского производства хлынуло в буквальном смысле на прилавки казахстанских супермаркетов. И это вместо того, чтобы РК экспортировала, пусть на первых порах, если не пиво, то хотя бы свой знаменитый когда-то пивоваренный ячмень, — сетует Абдуллаев. — Наш НПЦЗХ имени Бараева готов развернуть широкую селекционную работу пивоваренных сортов казахстанского ячменя хоть сегодня. Дело за малым — нам необходимо наладить международные связи по реализации этой столь востребованной сегодня культуры на мировом рынке. Ведь сегодня мы в основном торгуем пшеницей, тогда как запросто могли было бы экспортировать до пяти (!) миллионов тонн пивоваренного (и не только) ячменя. А еще мы могли бы экспортировать и само пиво, как это было раньше. Для этого, естественно, нужно возродить или поставить новые заводы, работа которых была бы основана на современных технологиях, но еще важнее — нам необходимы межгосударственные соглашения.

Кстати, говоря о сортах пивоваренного ячменя, нужно отметить, что в НПЦЗХ уже есть несколько его видов, которые когда-то привезли из Канады и США, скрестили с местными сортами, в результате чего и получили высококачественные сорта пивоваренного ячменя, так высоко ценимого еще в советское время. Это два отличных пивоваренных сорта — ячменное зерно «Дамсинская–20» и «Шортандинка». Есть также еще один сорт ячменя — голозерный, который очень засухоустойчивый, и урожайность его выше в полтора раза. Над ним как раз заканчивают работать ученые из НПЦЗХ, он практически готов к использованию уже сегодня.

— Так что, думаю, за Китаем дело не станет — ему будет выгодно приобретать у Казахстана экологически чистое пивоваренное зерно с гораздо меньшими финансовыми затратами. Согласитесь, одно дело — везти ячмень из Канады и совсем другое — закупать у страны, которая совсем рядом, да еще может предложить экологически чистую продукцию. Но, повторюсь, чтобы приступить к реализации этой задумки, нам необходимы поддержка на государственном уровне, правильная политика Минсельхоза РК, тем более что выращивание ячменя для РК очень и очень выгодно. И не только с точки зрения производства пивоваренных сортов, но и потому, что это весьма засухоустойчивая культура в отличие от пшеницы. Ведь не случайно в советское время его выращивали в Чимкентской и Кустанайской областях. То есть там, где климат либо засушливый, либо резко континентальный — больше, чем на всей остальной территории страны, — убежден Кенже Абдуллаев.

И действительно, в этом году в Костанайской области в некоторых районах урожай пшеницы едва дотянул до пяти (!) центнеров с гектара, тогда как ячмень, даже в самые засушливые годы, способен давать урожайность (причем при очень коротком периоде созревания) от 15 до 19 центнеров с гектара. Пивоваренный ячмень также можно выращивать в Атбасарском районе, на юге Северо-Казахстанской и на севере Акмолинской области. Но только, повторим, с применением новейших агротехнологий.

Дело семейное

Потому что, если посмотреть на те пивоваренные заводы, которые сегодня стоят в том же Шымкенте, то это все, к сожалению, прошлый век. И потому сегодня не помешало бы открыть такие предприятия, на которых работают всего 7-10 человек, причем это вполне может стать семейным бизнесом, семейным делом. Этакие мини-заводы, как, скажем, в том же штате Техас (США), где пивная промышленность очень развита и где пиво варят даже не в рамках городского завода, а каждый ресторан — для себя. Соответственно и конкуренция от этого только выигрывает, плюс здоровье потребителей не страдает от вредного суррогата, потому как пиво получается свежим, «живым». Что, как подтвердят в Минздраве, очень даже немаловажный фактор.

Что мешает создать такие мини-пивоварни в Казахстане в каждом городе? Даже в мини-городке, где население начинает отсчет от пяти тысяч человек, как в США? Сырье научно-производственный центр имени Бараева готов поставлять хоть сейчас, а это значит, что должен появиться спрос, ведь продукция будет свежей, экологически чистой, что в итоге даст толчок к развитию отечественной пивоваренной отрасли. Причем не только внутри республики, но и в отношении развития экспорта. Если это только поймут чиновники и не станут вставлять палки в колеса отрасли, которая может и должна приносить государству миллиарды тенге прибыли.

— Мы же со своей стороны, — подтверждает Абдуллаев, — готовы сделать все, чтобы обеспечить потребность республики в необходимых сортах пивоваренного ячменя. Тем более что в Акмолинской области, где расположен НПЦЗХ, четыре региона — Шортандинский, Аршалинский, Целиноградский и Кургальджинский районы — вполне могут и должны заняться выращиванием такого ячменя, ведь именно они окружают столицу, а значит, входят в состав продовольственного пояса вокруг Нур-Султана. Таким образом, мы убиваем образно двух зайцев — налаживаем свое производство, если можно так сказать, «здорового» пива, чем в советское время был известен Казахстан на просторах СССР, и в то же время налаживаем международные связи, выходя на крупные экспортные рынки мира.