Нацбанк РК намерен изымать у казахстанцев наличность, чтобы остановить инфляцию

15.08.2019 в 19:33, просмотров: 1645

Национальный банк РК заявил о возможности ужесточения денежно-кредитной политики. Говоря простым языком, финансовый регулятор считает, что в стране слишком много наличных денег и население слишком активно их тратит, подогревая инфляцию. И если до конца года ситуация не изменится, то денежную массу будут сокращать “искусственным способом”.

Председатель Национального банка РК Ерболат Досаев заявил, что “с учетом повышения уровня рисков на мировых рынках и усиления проинфляционного давления со стороны потребительского спроса Национальный банк не исключает принятие мер по ужесточению денежно-кредитной политики до конца года”. Про инфляцию Досаев сказал, что пока она укладывается в запланированный коридор в 4-6% (годовая инфляция на уровне 5,4%), но... “Основными рисками ускорения инфляции остаются расширение потребительского спроса на фоне повышения реальных денежных доходов населения”, - пояснил глава финрегулятора.

В общем, инфляцию раскачивают потребители, у которых оказалось слишком много денег после повышения зарплат и которые так много покупают, что производители (и, разумеется, продавцы) поднимают цены. Больше всего цены выросли на продовольствие (на 8,7% с начала года), непродовольственные товары подорожали на 5,9%.

Так что же означает ужесточение денежно-кредитной политики?

Если по-простому, то Нацбанк должен изъять с рынка лишние деньги (избыточную ликвидность). Собственно, он уже пару месяцев как занимается этим. В первую очередь повысили процентные ставки на долгосрочные депозиты (ноты), понизив ставки по несрочным депозитам, и увеличили сроки краткосрочных нот. Так, с 1 июля максимальная ставка вознаграждения по несрочным депозитам в тенге понижена с 10,5 до 9,8%. А вот ставки по срочным и сберегательным депозитам остались на текущих уровнях: от 10,5 до 12,5% - по срочным, от 11,5 до 13,5% - по сберегательным. Причем, чтобы получить максимальную выгоду от этих процентов, тенге надо положить на пару лет без права частичного изъятия с депозита. Впрочем, иностранную валюту тоже с рынка удаляют по той же самой схеме. Несрочные депозиты (то есть на короткий срок и с правом частичного снятия денег до определенной минимальной суммы) оцениваются низкой процентной ставкой (от 0,2 до максимум одного процента), а чем дольше деньги будут заморожены в банке, тем и ставка привлекательнее – до 2%. Интересно, что пополнять вклады (чаще всего) разрешено и в случаях с тенге, и при валютных депозитах.

В общем, правительство пытается стимулировать граждан копить деньги. Ведь даже полугодовая нота приносит прибыль выше уровня инфляции. А для большинства населения, которое хранит сбережения (если таковые имеются) в национальной валюте, получить прибыль в 10% - неплохой доход.

Кстати, Ерболат Досаев отметил, что население с воодушевлением ринулось копить деньги в банках. По его словам, “доля нот со сроком обращения 6-12 месяцев повысилась с 43% на конец мая до 75% на конец июля”. “Общий объем нот в обращении на конец июля этого года составил 3 триллиона тенге, что на 36,8% ниже максимума в 4,7 триллиона тенге 20 февраля текущего года”, - заявил он. (Стоит учитывать, что лето - сезон отпусков. И в это время традиционно население тратит деньги, а не копит их.)

Но судя по тому, что Нацбанк планирует ограничить время работы обменных пунктов с 10.00 до 19.00 и вводит обязательную идентификацию граждан при обменных операциях, тенге на руках еще более чем достаточно. И, вероятно, подобное “ограничение” работы обменных пунктов, по задумке финрегулятора, должно или “заморозить” процессы перевода тенге в доллары, или стимулировать процесс накопления капитала в тенге на банковских депозитах. (Предположения о возможности их трат, видимо, не возникает: сейчас же они не тратятся, а меняются на доллары и рубли.)

Кстати, в целом вклады в национальной валюте выросли на 5,5% с начала этого года, а вот долларовые снизились аж на 19,8%. Правда, исключительно, как заявил Досаев, “в результате погашения еврооблигаций (КазАгро), а также переводов отдельными крупными вкладчиками валютных депозитов в зарубежные финансовые организации”. В целом же “долларизация депозитов снизилась до 41,6% на конец июня”.

Так куда же дальше будет ужесточаться денежно-кредитная политика?

Не исключено, что Нацбанк продолжит работу по изъятию избыточной ликвидности через ставки депозитов (например, повышая базовую ставку). А при сокращении денежной массы на рынке сокращается и ее предложение на валютных рынках, что должно привести к повышению курса тенге.

Получится ли у Нацбанка укрепить нашу валюту, особенно на фоне “внешних факторов”? Пока непонятно. Пока же финрегулятор призывает правительство и акиматы принять все возможные меры, чтобы остановить рост цен на товары, больше всего подорожавшие в этом году (например, рис, муку, мясо), что, мягко говоря, не совсем реалистично.