Транзитный потенциал Казахстана зависит от новых технологий

Если водителям дать зеленый коридор, то и километры станут короче

19.06.2019 в 05:45, просмотров: 674

Создание ЕАЭС сделало внутренние границы прозрачнее, однако эти послабления не касаются импортных товаров. За санкционные баталии мировых держав отдуваться приходится отнюдь не дипломатам, а самым обычным людям: водителям грузовых фур, таможенникам и, естественно, конечным потребителям этих самых товаров. Запреты и ограничения ведут не только к развитию импортозамещения, но и к процветанию коррупции и контрабанды. На помощь приходят передовые технологии.

Транзитный потенциал Казахстана зависит от новых технологий

Теплый прием

Площадь Евроазиатского союза, куда входят Казахстан, Россия, Армения, Белоруссия, поражает своей территорией, которую по суше не объехать никак. Практически весь сухопутный трафик, идущий из Китая в Европу и обратно, неминуемо пролегает через ЕАЭС. Однако стандартный подход к вопросу перевозки, а главное — контроля прохождения грузов уже давно стал острым и вызывающим немало критики. Тут много нюансов, но все они сводятся к двум основным изъянам в системе: излишние простои фур на таможне, что приводит к удорожанию перевозок, и ввоз контрабандных товаров, не прошедших процесс таможенной очистки.

Для того, чтобы машина шла без лишнего досмотра, а значит без излишней траты времени, придумали электронные пломбы. Российская Федерация первой из стран участниц начала применять аналогичные устройства для транзита санкционного груза. Казахстан со свой стороны также запускал пилотный проект, результаты которого, кстати, превзошли все ожидания. Чтобы разобраться во всех тонкостях этого вопроса, мы обратились к Денису Еремину, заместителю директора по развитию Института космической техники и технологий (ИКТТ).

«В дороге бывают разные ситуации, и каждый рейс индивидуален, — разъясняет Еремин. — Допустим, когда фура идет, на очередном кордоне какой-нибудь ретивый чиновник может спонтанно, порой безосновательно, решить досмотреть ее. Проверить фуру — не то же самое, что предоставить, скажем, в аэропорту, сумку на досмотр. Это влечет за собой целый ряд сложных манипуляций. Фуру отгоняют на специальную площадку, где проходят разгрузка, досмотр и загрузка. На эту операцию может уйти два-три дня, при этом затраты составляют от 1000 до 1500 евро», — акцентирует эксперт.

Конечно, можно обойтись и без досмотра, действуя по аналогии с гаишниками, которые останавливают машину и, что называется, ищут повод. Чтобы избежать этих процедур и лишних трат времени и сил, порой приходится раскошеливаться.

Сколько таких проверок может оказаться на пути следствия? На сколько подорожает товар, пока его довезут из точки «А» в «Б»?! Ведь все эти расходы ложатся на перевозчика и впоследствии закладываются в стоимость товара. То есть за жадность отдельных работников госструктур вновь переплачивают конечные потребители.

Под прикрытием

Еще один важный пример — контрабанда. Здесь есть целый ряд хитрых схем, которые позволяют перевозить через границы нерастаможенный груз. Мы приведем наиболее примитивные, но раскрывающие суть.

Допустим, заезжает фура на территорию ЕАЭС, документально водитель заявляет, что у него полная машина китайских тапочек. На машину вешают обычную механическую пломбу, и она отправляется, скажем, в Россию или Украину через Казахстан. При этом на самом деле машина до отказа набита сотовыми телефонами. Здесь нужно понимать, что таможенные платежи за пару тапок и пару iphone сильно отличаются. Дальше контрабандисты отгружают на оптовом рынке смартфоны и там же, загрузившись тапочками, отправляются дальше по маршруту. Понятно, что из-за сорванной пломбы на таможне ее тут же отправят по красному коридору на тотальный досмотр. Только теперь-то ему уже бояться нечего, поскольку на данном этапе машина будет действительно наполнена тапочками, указанными в декларации. Фура смартфонов стоит не один миллион долларов, а таможенный сбор плюс НДС составляет 30%. То есть таким образом колоссальная сумма таможенных платежей улетела мимо бюджета страны.

Естественно, такой упрощенной ситуации быть не может. Нельзя электронику провезти под видом тапочек, поскольку и без полного досмотра есть целый ряд способов, включая рентгеновский аппарат, позволяющих выявить фальсификацию документов и подмену грузов.

Другой пример, только уже приближенный к реальности, — контрабанда мехов. Например, человек заявляет, что везет ветошь, то есть обычные хозяйственные тряпки. При этом в тюках где-то в середине фуры у него спрятаны дорогостоящие меховые шубы. Выявить такой подлог крайне сложно, поскольку по весу они практически не отличаются и при грамотной укладке на рентгене не видны. И таких товаров прикрытия в мире контрабанды множество — сотни, если не тысячи.

Денис Еремин, заместитель директора по развитию Института космической техники и технологий (ИКТТ).

На старте

Как уже говорили ранее, Россия первой обратила внимание на новые технологии, применив их к транзитному грузу, идущему из Европы или Украины в Казахстан и другие страны. То есть опираются не на внешние данные классических пломб и прочих способов опечатки, а на техническое устройство, которое отображает историю груза на протяжении всего пути следования от входящей границы.

Не так давно прошло заседание рабочей группы при объединенной коллегии таможенных служб государств-членов Таможенного союза по развитию системы управления рисками в таможенных органах государств-членов Евразийского экономического союза, на котором эксперты обсудили ряд ключевых вопросов. По итогам встречи таможенники приняли решение о том, что эту систему можно применять во всех пяти странах.

Любопытно, что еще на этапе пилотного проекта, когда он не ограничивался внутренними перевозками, а вышел за пределы Казахстана, российские операторы хотели взять под контроль все страны.

«В качестве партнера выступила оператор «РТ-Инвест Транспортные системы» со своей системой «Платон», — продолжил Еремин. — Пилот им понравился, причем настолько, что они решили не только предложить свои технологические решения, которые в итоге оказались неработоспособными, но и взять под управление перевозку по всем странам ЕАЭС. Понравилось им это или нет, но решение, реализованное нашим институтом, показало себя практичным и безотказным, чего не скажешь об их проектах. Мало того, контроль всех грузов и поставок внутри страны — это конфиденциальная информация, которая должна внутри нее и оставаться. Тут излишняя информированность «Платона» в теории может только навредить», — подытожил Еремин.

На данном этапе пломбы, которые используют в Казахстане, производит российская компания «Страж», но, что немаловажно, все программное обеспечение — это полностью казахстанская разработка. Серверное и клиентское обеспечение — также отечественный продукт.

Самое главное, что в Казахстане есть ресурсы для запуска полноценного конвейера по производству этой продукции. Ведь софт уже полностью готов и протестирован. Что касается железа, то есть самих пломб, то сегодня проект еще на стартовал. Сейчас на всю пятерку стран обсуждают организационные моменты и формируют соответствующую документацию. Однако ИКТТ уже проработал вопрос по организации производства совместно с партнерами в городе Нур-Султане.

С технической стороны Казахстан может уже завтра начать производство электронных пломб.

Заполярные технологии

На первый взгляд, пломба представляет собой весьма примитивное устройство, состоящее из двух составляющих: троса с фиксатором и небольшого короба весом в 400 граммов. Однако во втором компоненте скрыто весьма сложное электронное устройство со встроенными приемниками GPS/ Глонас, модулем сотовой связи, способным принимать сигналы по всему миру, а главное — модулем спутниковой связи Iridium.

Для чего он нужен? Такие страны, как Казахстан и Россия, имеют очень большие расстояния между городами, и сигнал сотовой связи есть отнюдь не на всех отрезках пути. Это так называемые окна, где можно проводить какие-то неправомерные действия. Модуль Iridium закрывает эти окна, и перемещение становится подконтрольным на всем протяжении маршрута, где бы груз ни находился. У оператора есть фильтрационно-контактный центр, в котором он обрабатывает все поступающие от устройства сигналы. Допустим, водитель отклонился от маршрута на определенное расстояние, оператор это видит и тут же созванивается с водителем, выясняя причины отклонения.

В том случае, если водитель дает четкое объяснение схода с маршрута, после проверки данных машина спокойно продолжает путь. Если же выявится обман, то он может послужить поводом для вызова группы реагирования. Допустим, водитель объясняет отклонение проведением ремонтных работ. Оператор проверяет сводки КазАвтоЖол, находит подтверждение/опровержение, после чего принимает соответствующее решение.

Другая особенность конструкции пломбы позволяет встроенному аккумулятору работать на протяжении 45 суток при морозе до -40 градусов по Цельсию. И это лишь гарантированные показатели! На практике в период тестирования изделие выдержало еще больший срок при температуре около -50 градусов по Цельсию.

Российские партнеры предлагали отказаться от пломб в пользу электронных замков. Но, как отметили казахстанские эксперты, это недопустимо по целому ряду причин. Отличие замка от электронной пломбы заключается в том, что пломбу можно вскрыть только путем разрушения удерживающего троса. В свою очередь, электронный замок допускает многократное использование. То есть его можно открыть системным путем, а именно командой, которая может поступить и от оператора, и от должностного лица, имеющего ключ разблокировки, и путем хакерского взлома, что в итоге может привести к коррупционному риску.

Новые технологии позволяют создать по-настоящему зеленый транспортный коридор, позволяющий проехать через несколько стран на одном дыхании и без малейших задержек. Это позволит не только повысить транзитный потенциал страны, при этом снизив коррупцию, но и значительно сократить затраты на перевозке, страховке и прочих обременениях. В той или иной степени все люди пользуются услугами грузоперевозок, а значит, и перемены в этом деле почувствует каждый.