Хроника событий Госсекретарь США рассказал о планах по наращиванию давления на Венесуэлу В Бурятии чиновник Ростехнадзора за взятку выдавал права трактористов Эксперты объяснили поведение вкладчиков, массово снимающих валюту со счетов Украина введет санкции против химкомпаний в Крыму В поселке Строитель пьяный мужчина ночью угнал "Рено Логан"

Происходящее в мировой экономике с трудом поддается объяснению

12.09.2018 в 09:46, просмотров: 281

Падение курса национальной валюты сейчас является едва ли не главным вопросом, волнующим казахстанцев. Однако тенге далеко не единственный «субъект», что существенно потерял в весе в результате известных событий, происходящих в мире.

Происходящее в мировой экономике с трудом поддается объяснению

Даже себе во вред

Санкционная агрессия, развязанная Соединенными Штатами против целого ряда государств, находит свое отражение в экономической ситуации по всей планете. Причем ответные меры, принимаемые их оппонентами, довольно чувствительно бьют и по самой Америке. К примеру, из-за торговой войны с Китаем в некоторых штатах стали закрывать промышленные предприятия. Однако это никак не останавливает американский политический истеблишмент. И, похоже, не остановит, во что бы это ни вылилось для самих Штатов.

Бывший министр финансов США Джейкоб Лью не так давно отмечал, что санкции «стали мощной силой на службе у ясных и скоординированных внешнеполитических целей». Но в то же время предупредил, что чрезмерное их применение может притупить их эффективность.

Логика тут проста: санкции результативны, пока мешают тем, против кого нацелены, вести дела с американскими гражданами и финансовыми институтами. Они отрезают их от крупнейшей в мире экономики и важнейшего финансового центра. Но если Вашингтон будет использовать их безудержно налево и направо, то его недруги станут искать партнеров за пределами США. И это ослабит устрашающий эффект от этих самых санкций.

Что, собственно, и происходит. Картина сегодняшнего дня ясно показывает, что слова мистера Лью благополучно пролетели мимо ушей, для которых они были предназначены. Соединенные Штаты не только не умерили свой санкционный пыл, но и «раздухарились» еще больше, существенно расширив список государств, против которых развернули свое давление. Помимо традиционных России, Ирана и Северной Кореи в черном списке Вашингтона оказались Венесуэла, Китай, Турция и даже в какой-то мере Европейский союз, на определенные виды товаров которого Дональд Трамп собственноручно ввел пошлины.

«Сегодня политические руководители не только все чаще применяют санкции. Они также рассматривают все более радикальные и жесткие меры, реже и реже обращая внимание на их недостатки. В своем самом эффективном виде санкции являются продуктом многосторонних усилий по решению четко обозначенных и касающихся всех проблем глобальной безопасности. Сейчас они становятся отражением резкого недовольства со стороны изолированной Америки и все чаще служат узкопартийным внутренним приоритетам. Налицо безответственный подход, который вполне может свести на нет результативность столь действенных инструментов». Это слова авторов авторитетного американского экономического журнала The Athlantic Нила Бахтия и Эдоардо Саравелле.

«Новое увлечение Америки односторонними санкциями сегодня ставит под угрозу ее многолетние отношения с союзниками. Когда Америка вышла из иранской сделки, ЕС в ответ внес поправки в закон, запрещающий европейским компаниям соблюдать некоторые американские санкции. В итоге Соединенные Штаты не только потеряли полезного и услужливого партнера, но и вставили палки в колеса своей собственной программе. Сегодня США требуют от ведущих партнеров Ирана, таких как Индия и Китай, исполнять новые санкции, а сами погрязли в трансатлантической междоусобице, действуя по принципу «око за око, зуб за зуб», — пишут они.

Однако Вашингтон действует так, как считает нужным. И его «карающий» экономический молот, отчаянно лупящий куда ни попадя, ощутимо обрушивается и на тех, кто тут, как говорится, не при делах. Хотя для американцев это в порядке вещей. На их языке это называется сопутствующими жертвами.

И хоть министр экономики Казахстана и заверил народ о якобы существующей договоренности с ними, что нас это не затронет, тенге существенно спикировал вниз. Мы решили изучить, как в связи с этим обстоят дела в других постсоветских государствах.

Дно еще ниже, ползти и ползти

Более чем ощутимое падение курса казахстанской национальной валюты породило в обществе разговоры о том, как она крепко связана с рублем. Что, дескать, как только тот катится вниз, так и тенге за собой тянет. Национал-паникеры злорадствуют. Вот, мол, приковали себя к идущему на дно «Титанику». И теперь закономерно следуем за ним.

Собственно, от них другого ожидать и не стоит. Эти политические извращенцы, наверное, единственные, кто испытывает радостное возбуждение по этому поводу. Давно замечено, что их «шаманские танцы» на подобных явлениях благотворно сказываются на их психике. В такие моменты они словно впадают в транс, где их мечты о крахе Евразийского экономического союза, ШОС или проекта «Один пояс — один путь» становятся похожими на реальность.

Обычным людям как-то не до этого. Вообще, обычному человеку сложно понять, в чем тут дело. Ничего хорошего в резком скачке «зеленого» вроде как нет. Но Национальный банк почему-то периодически рапортует о том, что все больше вкладчиков в банках второго уровня открывают депозиты в тенге, отказываясь от доллара.

Однако в чем прав оказался народ, так это в том, что тенге действительно связан с рублем. Тому, конечно же, есть свои объективные причины. Но больше он связан с нефтяными котировками, на негативной динамике которых и просел. Ну а чего, собственно, еще можно ожидать от валюты страны с преимущественно сырьевой экономикой?

Кто-то тут может возразить, что, мол, промышленное производство у нас тоже вроде как есть. Верно. Некоторое количество заводов, собирающих автомобили иностранных марок, у нас есть. Но если обратиться к сухой цифири, то рост промышленности зашесть месяцев этого года составил чуть более пяти процентов по сравнению с первым полугодием прошлого года. Темпы прироста ВВП составили чуть больше четырех процентов (четыре процента в прошлом году).

А экономические издания вещают о том, что темпы, увы, замедляются. И прогнозируемый уровень этого года составляет примерно чуть меньше четырех процентов. На этом фоне экономисты ожидают, что тенге продолжит свое нисхождение не только в среднесрочной, но и долгосрочной перспективе.

ЕБРР предупреждает

Что характерно, страдаем тут не только мы. Наши ближайшие соседи тоже испытывают определенный дискомфорт.

Если рассматривать центральноазиатские государства, то экономические отношения России с ними осуществляют по принципу «рынки в обмен на рабочую силу».

Центральная Азия предоставляет рынок для российских товаров, а Россия в обмен — трудовой рынок для мигрантов. При таком раскладе, разумеется, антироссийские санкции не могли на них не повлиять.

Когда курс рубля существенно падает, многие мигранты вынужденно возвращаются на родину. Гарантий того, что они трудоустроятся в своих странах, разумеется, нет. Соответственно, существенная часть семей рискует остаться без доходов.

В Таджикистане курс национальной валюты по отношению к доллару упал на 30 процентов. По подсчетам экономистов, бюджет страны до конца года недосчитается нескольких миллиардов «зеленых». Подобная перспектива побуждает власти всерьез заняться экономикой хотя бы ради избежания социального взрыва. Правительство уже принимает меры по созданию рабочих мест внутри страны.

По официальным данным, за пределами государства трудятся около 900 тысяч таджиков. Если же говорить о реальных цифрах, то как минимум в два раза больше. То есть республика живет, можно сказать, за счет денежных переводов, поступающих из-за рубежа. Опять же, по официальным данным, это около четырех миллиардов долларов. Реально умножайте, как минимум, на два. Выводы следуют сами собой.

Похожая ситуация сложилась и в Кыргызстане. А вот Узбекистан, пользуясь ею, занялся увеличением поставок в Россию овощей и фруктов. В результате его валюта сум не только не упала, но и смогла подняться на процент.

Таджикистан и Киргизия также могли бы поставлять свою продукцию. Но, согласно имеющейся в открытых источниках информации, не особо спешат осваивать освободившуюся от западной продукции нишу.

Эксперты отмечают, что, возможно, с одной стороны это связано с региональными противоречиями по транзитным вопросам. С другой — с вопросами контроля. Ведь часто плодоовощная продукция из этих стран не всегда соответствует фитосанитарным нормам Таможенного союза.

Но есть и другое мнение. Существует отчет Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) за 2014 год, в котором черным по белому говорится о том, что антироссийские санкции США оказывают негативное влияние не только на экономику Российской Федерации, но и на страны Центральной Азии. По мнению некоторых экспертов, это стоит рассматривать как завуалированное предупреждение странам Центрально-Азиатского региона не активизировать сотрудничество с Россией, причем в обоих направлениях.

Кстати, страдают от американского санкционного демарша не только они. В России, по приблизительным и неофициальным подсчетам, живут и трудятся почти 500 тысяч молдаван. Все они отправляют деньги на родину, и, как правило, не в рублях. Таким образом, дестабилизация рубля — это прямой убыток для жителей Молдовы, которые ждут переводов от своих из России. Ведь чем меньше евро и долларов можно купить на рубль, тем меньше денег придет в города и села Молдовы, откуда отправились за лучшей жизнью безработные молдаване.

Однако вряд ли кто-нибудь в США интересуется судьбой миллионов людей в странах СНГ, зависящих от заработков своих соотечественников в России. Подобные нюансы американцев никогда не волновали.

Эрдоган принимает бой

Но если Молдова, Таджикистан или Казахстан молча терпят беспредел, творимый американскими политиками, то Турция, также оказавшаяся под звездно-полосатым экономическим молотом, этого делать не намерена. Анкара принимает вызов. По крайней мере, такое впечатление складывается после недавних резких выступлений Реджепа Тайипа Эрдогана в адрес США.

Напомним, что в результате введения американцами пошлин на турецкие металлы лира обрушилась сперва с 0,42 евро до 0,11, а затем — до 0,07 евро.

«Если турецкая лира будет обесцениваться и дальше, дело может дойти до экстренной продажи активов, при которой иностранный капитал покидает страну в течение нескольких дней», — сказал по этому поводу профессор международной экономики Эрдал Ялджын, слова которого приводят СМИ.

Однако у Эрдогана на этот счет есть собственное мнение.

«Те, у кого есть доллары или золото под подушками, должны обменять их на лиры в наших банках. Это национальная внутренняя битва. Это будет ответ моего народа тем, кто ведет против нас экономическую войну. Америка экономически нападает не только на нас, но на Китай и Россию, Иран и Европу… Мы будем бойкотировать американскую электронику. У них есть iPhone, но есть ведь и Samsung, у нас есть компания Vestel», — сказал он.

Так ведь и это еще не все. Вдобавок ко всему президент США Дональд Трамп анонсировал введение пошлин на китайские товары дополнительно еще на 200 миллиардов долларов после 1 сентября. Если такое произойдет, ответных мер со стороны Поднебесной уж точно долго ждать не придется.

Как сказал главный декан финансового института «Чунъян» при Китайском народном университете господин Вен Ван, слова которого публикуют СМИ: «У Китая в запасе много мер для возможного ответа. КНР выжидает, поскольку, как мы прекрасно знаем, преимущество над врагом приобретается только после того, как тот ударит первым».

Похоже, ситуация в мире в ближайшем будущем обещает быть еще интереснее. Как говорится, запасаемся попкорном.

Санкции . Хроника событий