Святое место. Аксайская народная тропа

Каждый год 11 августа в день памяти иеромонахов Серафима и Феогноста в Аксайское ущелье Алматинской области тянется нескончаемый поток паломников из разных уголков Казахстана, России и Кыргызстана. Люди остаются на несколько дней в Серафимо-Феогностовской Аксайской пустыни, называемой в народе скитом или мужским монастырем, или располагаются в палатках рядом, чтобы вспомнить двух почитаемых святых, жестоко убитых когда-то на этом месте.

Святое место. Аксайская народная тропа

В этом году доступ в Серафимо-Феогностовскую Аксайскую пустынь, где находятся мощи святых, закрыт в связи с карантином. Чтобы попасть туда, необходимо получить специальное разрешение. Наша экспедиция в Аксайскую обитель была организована благодаря Агентству православных новостей и лично Евгении Морозовой.

Поднимаясь по корням елей

Если есть на свете места сакральные, то Аксайскую обитель можно назвать одним из самых сильных по энергетике, ощущаемой здесь каждой клеточкой души и тела. Народ проложил сюда тропу сквозь горное ущелье и хвойные леса еще со времен поселения здесь первых монахов. Утоптанная в основном ногами, местами укрепленная рукой человека, придавившей ступени камнями, тропа переплетется корнями елей, выходящими на поверхность земли и помогающими подняться на высоту горы.

О том, что путь привел к нужному месту, подскажут калитка и поклонный крест, выбитый на огромном каменном валуне. Сразу за ним будет могила святых, за ней — святые родниковые источники и выше — храм.

Тишина здесь звенящая, а уходящие верхушками в облака огромные ели приближают молитву к небу. Говорят, что в этом месте покоя происходит много чудес, но главным будет оставаться единение с первозданной и умиротворяющей природой. Она, правда, не пощадила некоторых хозяйственных построек монастыря, когда после сильных ливней случился мощный обвал, снесший строения и могучие ели. Сам храм не пострадал, но его решено перенести в другое, более безопасное место, и работы уже ведутся.

Серафимо-Феогностовская мужская пустынь находится на территории Иле-Алатауского национального природного парка в горах на высоте 1850 метров над уровнем моря. Настоятель Серафимо-Феогностовской Аксайской пустыни игумен Трифон (Печковский Валерий Анатольевич) сейчас немного обеспокоен тем, что люди не хотят понять ситуацию, сложившуюся в связи с карантином, и ежедневно пытаются проникнуть на территорию монастыря. Даже замок на шлагбауме пытаются сломать, через заборы перелазят. Вход к обители станет открытым сразу после того, как официально разрешат доступ ко всем религиозным объектам Алматы и Алматинской области. Так что надо иметь немного терпения.

Убийство в горах

Начало прошлого века спокойным не было ни для кого, а после революции 1917 года гонениям подверглись все, кто не соответствовал идеологии советской власти, в том числе и православная церковь. Храмы разрушали или оборудовали под овощные и военные склады, кресты сносили с нарядных луковичных куполов, монахов преследовали и подвергали жестоким расправам.

Иеромонахи Серафим, Феогност, Анатолий, Пахомий и монах Ираклий нашли временный покой, укрывшись от преследований в лесах Аксайского ущелья. Здесь они приспособили пещеры для богослужений, вырыли землянки для жилья. Монахи вели хозяйство, сажали картофель, косили сено и даже развели рядом с источником воды цветники с гвоздикой. Удивительным образом и сегодня в некоторых местах вокруг родника эти цветы каждый год появляются, словно из ниоткуда. Их легко заприметить в высоких травах по яркому кадмию. Дружили отшельники с местными пасечниками, у которых один из них затем и нашел свое спасение.

Сквозь дебри лесов поднимались сюда люди из города, чтобы присоединиться к молитвам, но никто не мог предположить, что однажды доберутся по той же тропе и убийцы. Случилось это 11 августа 1921 года, когда Серафима и Феогноста обнаружили убитыми. Похоронили мучеников на месте их гибели, а в 1922-м монастырь закрыли, выживших монахов выселили, все их постройки разобрали на строительные нужды. Только в 1993 году мощи Серафима и Феогноста перенесли в здание храма.

Из уст отца Трифона мы услышали некоторые подробности этой печальной истории. — Серафим и Феогност пришли в Аксайское ущелье из Иссык-Кульского миссионерского монастыря, который действовал на берегу озера в конце XIX века. После восстания в 1916 году там убили почти всех священнослужителей, но Серафиму и Феогносту удалось перейти в город Верный. Здесь они прошли различные послушания при архиерейском доме, но после событий 1917 года и убийства архиерея Верненского решили уединиться ради молитвы. После долгих поисков это место в горах показалось им благодатным, и они приняли решение поселиться здесь. Жили впятером, рассредоточив свои кельи в лесу по правилу пустыннической жизни, когда монахи селятся друг от друга на расстоянии брошенного камня. Есть такое известное предание: «...отец Серафим вместе со странником Виктором и двумя послушницами Александрой и Феоктистой сели на лошадей и поехали в Аксайскую щель. При этом Серафим сказал, что место укажет Господь. Остановились они вечером у горы Кызыл-Жар, неподалеку от пасеки, наловили в реке рыбы. Поужинав, стали уже располагаться на ночь, как вдруг Виктор заметил яркое сияние на горе. Серафиму оно также было видно, но женщины, как ни смотрели, так ничего, кроме темноты, и не заметили. Приняв это за Божий знак, они осмотрели утром то место на горе, откуда исходило сияние, и сказали: «Какие это дивное место, как здесь радостно! Какая здесь святость, красота и благодать!». На том «указанном Богом» месте иеромонахи и построили новый скит». (Цитата из https:// ru.wikipedia.org/wiki/ — Прим. автора.)

— Когда в 1921 году сюда пришли их убийцы-красноармейцы, они их приняли, накормили, — продолжает рассказ отец Трифон. — Убивали иеромонахов без свидетелей. Но когда люди нашли их тела, обнаружились свидетельства того, что это были не только выстрелы — у Серафима был практически раздроблен весь череп. Голова была завернута в мантию, перекрученную в несколько слоев, и вся ткань пропиталась кровью. Проломанные череп и челюсть говорят о том, что, скорее всего, Серафима были прикладами. Понимая, что уже погибнет, он успел крикнуть в лес имя другого монаха «Анатолия». Тот услышал и сразу стал убегать босиком по ущелью. Добравшись за знакомого пасечника, он сумел спастись. Кстати, самих карателей нашли, но посчитали невиновными, потому что монахи в то время были людьми, можно сказать, вне закона и являлись противниками большевистского режима и советской власти. Но впоследствии убийц поймали на других преступлениях, в том числе, кажется, и на других убийствах, осудили и расстреляли уже по законам революционного и военного времени.

А старик-пасечник, говорят, хорошо знавший монахов, завещал своим детям: «Тех, кто идет на поминки, поить чаем, наливать мед и давать большие ложки — пусть мед едят и их поминают». Кстати, пасечники на этой горе по сей день производят самый вкусный в мире мед.

Что касается других монахов — Ираклия и Пахомия, то им также повезло остаться в живых в тот злополучный день. Накануне они спустились в город на праздник Пантелеймона в Никольском соборе и решили до утра не возвращаться в горы.

На месте гибели Серафима и Феогноста долгое время стоял простенький крест, а в 1991 году прихожане Никольского собора по своей инициативе смогли собрать какую-то сумму денег и обустроить это место.

— Через два перевала сюда вручную доставили многокилограммовый гранитный памятный камень. На следующий год здесь появился первый бревенчатый домик, а в 1993 году архиепископ Александр на могиле совершил первую литургию, и в тот же день произошли прославление и посвящение Серафима и Феогноста в лики святых. На архиерейском соборе 2000 года в Москве святых причислили к общероссийским новомученикам.

В надежде на помощь

Сегодня на территории монастыря попрежнему можно посетить деревянный храм и могилу монахов, увидеть пещеру, в которой они молились, утолить жажду родниковой водой из источника. По пути к обители на горной тропе выстроены деревянные мостики, скамейки для отдыха, уложены ступеньки с перилами.

К памятным местам монастыря относятся: могила мучеников Серафима и Феогноста; сохранившиеся в виде ям места от землянок, в которых жили святые и где приняли мученическую кончину; небольшие пещерки, предположительно вырытые святыми для хранения овощей.

Место захоронения и монастыря никогда не забывали верующие. Люди идут сюда не только почтить память мучеников, помолиться или полюбоваться красотой необыкновенного места, но поднимаются несколько километров пешком по тропе в надежде на помощь. Существует множество свидетельств об исцеляющей силе Аксайской обители.

Вот что вспоминает Надежда Круглова, алматинка, ныне живущая в Кракове: «В детстве я получила сильнейшее сотрясение мозга. Врачи не могли справиться с последствиями — сильнейшими головными боями. Не помогало ничего, я просто падала на пол и рыдала от дикой боли. Так было четыре года подряд, пока верующая соседка не сказала моим родителям, что едет в Аксайскую обитель и хочет взять меня с собой: «Все равно же выходной, пусть ребенок в горах погуляет». По возвращении у меня был просто адский приступ боли, я помню, как упала возле подъезда и плакала. Ничего не помогало. Так несколько часов я промучилась и уснула. А на утро все прошло. И больше у меня голова никогда не болела! Никогда! Все эти боли прошли! Вот хочешь верь, хочешь нет, а место действительно святое».

Если иметь большие сомнения по этому поводу, то можно убедиться в другой силе места — оно действительно открывает второе дыхание, наполняет живительной силой, исцеляет своими красотой и тишиной. Такие места должен оберегать человек, но, к сожалению, в охраняемой природной зоне сегодня ведут деятельность животноводческие хозяйства, выгоняя на выпас скот, что вредит экологическому состоянию леса и гор. С таким отношением к земле человек уже сегодня рискует остаться без наполняющей его силами и здоровьем окружающей природы.