Гений Евгения Брусиловского, подаривший Казахстану «Кыз-Жибек»

22.04.2020 в 07:28, просмотров: 1035

В этом году Казахстан отметит 115-летие со дня рождения Евгения Брусиловского и 85-летие первой казахской оперы «Кыз-Жибек», созданной композитором. В историю музыкальной культуры страны он вошел как основоположник практически всех жанров — от оперы, симфонии, концертов до хоровых кантат.

Гений Евгения Брусиловского, подаривший Казахстану «Кыз-Жибек»

Помимо девяти опер и нескольких балетов он создал девять симфоний, две кантаты, цикл скрипичных и фортепианных концертов. Особое место в творчестве композитора занимают произведения для оркестра казахских народных инструментов, камерной, вокальной музыки, а также музыки к кинофильмам.

Брусиловский вел и серьезную культурно-просветительскую, и общественную деятельность. В разные годы был музыкальным руководителем Казахского музыкального театра, Казахской филармонии, председателем правления Союза композиторов КазССР, заведующим кафедрой композиции и теории музыки Алматинской консерватории. Как ученый-фольклорист известен своей большой коллекцией казахских народных песен и кюев, которые собирал и расшифровывал. А это около 250 произведений. Евгений Брусиловский первым популяризировал творчество великого казахского кюйши Курмангазы, а за симфонию «Курмангазы» его удостоили Государственной премии Казахской ССР.

Благодаря его усилиям в Казахстане сформировали национальную композиторскую школу. Брусиловский как педагог подготовил талантливых мастеров музыки, ставших знаменитыми. В этом созвездии Бахытжан Байкадамов, Александр Зацепин, Мукан Тулебаев, Борис Ерзакович, Куддус Кужамьяров, Еркегали Рахмадиев, Капан Мусин, Сыдык Мухамеджанов.

О том, какие архивы композитора хранит Казахский государственный академический театр оперы и балета имени Абая, что готовит в связи с юбилеем Евгения Брусиловского для своих зрителей и слушателей, рассказывает директор КГАТОБ Ая Жакеновна Калиева.

— Ая Жакеновна, какие произведения Брусиловского хранятся в КГАТОБ? В каком они состоянии? Что, возможно, уже утеряно?

— Существующий нотный депозитарий КГАТОБ — это архивы библиотеки передвижного театра оперы и балета Куйбышевского края, оперной труппы Самарского театра, Большого театра СССР, авторские партитуры казахстанских композиторов. Уникальный нотный архив театра включает пять тысяч экземпляров хранения, партитуры и авторские клавиры всех опер и балетов национальной композиторской школы, зачастую в единственном экземпляре. В театре сохранились все 10 авторских партитур Евгения Брусиловского (девять опер и один балет), написанных композитором в годы работы в Казахстане. В их числе и первые три оперы, положившие начало развитию национального оперного искусства в республике: лирико-драматическая «Кыз-Жибек» (1934), социально-историческая «Жалбыр» (1935), эпическая «Ер-Таргын» (1936), созданные на основе казахского музыкального фольклора. И последующие оперы композитора, в которых уже прослеживается авторский язык композитора, где национальные интонации казахского мелоса преломляются через европейскую технику письма: «Айман-Шолпан» (1938), «Золотое зерно» (1940), «Амангельды» (1945, написанную в соавторстве с Муканом Тулебаевым), «Дударай» (1953), «Наследники» (1962), балет «Козы-Корпеш и Баян-Сулу» (1967). Есть и уникальная партитура первой оперы, написанной на военную тему — «Гвардия алга» (карандашная рукопись, 1942).

Конечно, многие страницы утеряны, поблекли и не годны для практического применения, однако ценность их для национального музыкознания огромна, ведь по рукописям можно проследить всю историю становления и развития композиторской профессиональной школы Казахстана. Сейчас театр работает над созданием электронного архива рукописей, но это достаточно трудоемкая и дорогостоящая процедура.

— Какие произведения автора, возможно, нам малоизвестны?

— Наследие Брусиловского огромно. Наиболее яркими и часто исполняемыми произведениями, вошедшими в золотой фонд казахской симфонической музыки, стали симфония-сюита «Сары-Арка», симфонические поэмы «Жалгыз Кайын», посвященная великому Абаю, и «Дударай». Среди профессиональных музыкантов большой популярностью пользуются произведения камерного характера. Мне как пианистке хорошо знакомы: произведения для фортепиано, в том числе 15 сочинений из циклов пьес для юношества; «25 танцев», куда вошли обработки казахских народных песен, кюев, танцев; пять виртуозных пьес; танцы из хореографических тетрадей и виртуозные концертные пьесы «Экспромт», «Юмореска» и «Токката», а также «Танец радости в форме кюя», написанный композитором для номера Шары Жиенкуловой.

— Хотелось бы узнать об истории написания и сохранения оперы «КызЖибек». В чем ее ценность?

— Именно с нее начинает свой отсчет развитие оперного искусства в Казахстане. Говоря о ценности оперы, стоит отметить ее музыкальное содержание — это своего рода раритетный этнографический сборник образцов разных песенных традиций РК. В «Кыз-Жибек» искусно синтезированы и собраны лучшие образцы народного песенного и инструментального творчества: это около полусотни авторских кюев и песен, среди которых наследие Кенена, Ыбрая, Жаяу Мусы, Мухита, Мади и многих других. Перенесение казахского мелоса на национальную почву композитор осуществил очень бережно. И не только потому, что главным условием написания оперы, выдвинутым министром просвещения КазССР Темирбеком Жургеновым, было сохранение народной песни, но и потому, что Брусиловский нашел правильные формы цитирования народного мелоса с трепетным отношением к стилистическим особенностям первоисточников. Во время становления национальных композиторских школ вопрос сохранения национальной идентичности стоял наиболее остро, и многие деятели союзных республик пытались его решить. Пример Брусиловского стал показательным — принципы и методы, найденные им в обработке народного музыкального наследия, стали основополагающими не только для казахских композиторов.

** *

Вот что обнаружилось в воспоминаниях Евгения Брусиловского: «Мне очень повезло, я еще успел познакомиться с Махамбетом и Наушой Букейхановыми, Кали Жантлеуовым, Диной Нурпеисовой и многими другими домбристами, свято сохранившими в далеких аулах народную музыку. Я еще успел услыхать кобыз — оружие степных баксы. Конский волос делал звук его сурдинносдавленным, мистическим. Баксы знали его таинственную силу. Внутри кобыза, на задней стенке, они прикрепляли зеркальце, а головку украшали совиными перьями. В темноте юрты зеркальце отсвечивало от тагана красноватым цветом, кобыз пел свою древнюю, подвывающую песню, баксы истошным голосом кричал свои заклинания: «Нак! Нак!», и перья совы от его крика начинали шевелиться и трепетать».

Успех оперы и ее долговечность можно связать с тем, что она создавалась в содружестве профессионалов Евгения Брусиловского, Габита Мусрепова с большим коллективом талантливых народных исполнителей-самородков, мастеров и знатоков национальной культуры и искусства Курманбека Джандарбекова, Каныбека и Куляш Байсеитовой, Шары Жиенкуловой, Манарбека Ержанова, Жумата Шанина. Именно общая заинтересованность и любовь к искусству стали основой будущего успеха. Вспоминаются слова композитора: «Кыз-Жибек» делали «семь мамок», и моя обязанность состояла в том, чтобы «дитя» было с двумя глазами».

** *

— Если говорить об обстоятельствах возникновения оперы, — продолжает Ая Жакеновна, — то в 1934 году Брусиловского пригласили на должность музыкального руководителя и композитора Казахского музыкального театра в целях создания первой национальной оперы. Решили ставить ее на сюжет казахской народной лирико-эпической поэмы начала XVI века «Кыз-Жибек» о любви девушки Жибек и юноши Толегена из враждующих родов, которым не суждено быть вместе. Постановщиками выступили Жумат Шанин и Курманбек Жандарбеков, художником — Анатолий Ненашев, которого в 1937 году за макет декораций к опере «Кыз-Жибек» удостоили золотой медали на Всемирной выставке декоративных искусств в Париже. Премьера оперы состоялась 7 ноября 1934 года. Первыми исполнителями главных партий стали народные певцы Куляш Байсеитова, Курманбек Жандарбеков, Канабек Байсеитов. За роль Жибек Куляш Байсеитову удостоили звания народной артистки СССР.

— Что готовит театр к 115-летию композитора?

— Этот год богат на юбилейные даты, и одна из знаковых — 115-летие Евгения Брусиловского. В честь юбилея композитора и 85-летия со дня написания первой казахской оперы «Кыз-Жибек» театр планирует осуществить новую постановку легендарного полотна. Сегодня идет большая работа над музыкальной частью спектакля, и мы стараемся максимально приблизить материал оперы к ее первоначальному источнику. С момента написания произведения музыкальный текст партитуры подвергался нескольким авторским редакциям, причем сам Брусиловский начал редакцию сразу после премьеры спектакля. Это было связано с необходимостью усиления музыкальной составляющей оперы до формата европейского жанра. Брусиловский, создавая ее, рассчитывал на исполнительский уровень практически самодеятельного коллектива театра, обладающего, несомненно, большим природным дарованием, но не профессиональными знаниями. Постепенно в партитуру добавляли и расширяли хоровые и инструментальные номера, а фактура оркестра приобретала художественно-самостоятельное значение. Мы надеемся, что зритель увидит возобновленную оперу осенью, ближе к дате рождения композитора.

** *

Из воспоминаний писателя Алексея Толстого. Год 1937: «У нас в Ленинграде на гастролях Казгостеатр оперы и балета из Алма-Аты. На афишах три оперы: «Ер-Таргын», «Кыз-Жибек» и «Жалбыр», и все они нашего ленинградца — композитора Евгения Брусиловского. Ну, что сказать? Передо мной театр — и что-то большее, чем театр. Раскрываются глаза. Доверчиво, с благодарностью, с восторгом. Раскрывается то, с чем мы воспринимаем подлинно редкое, золотое искусство. Движения актеров, их пляски, их мимика — с неизъяснимой грацией какой-то вековой гордости. Веришь, веришь. Здесь присутствует красота, здесь сила и молодость убеждения, здесь то, что города Европы растратили и растеряли, о чем тоскуют лучшие люди — об этой золотой, юной, кипящей крови искусства. Это ответ всему по ту сторону СССР лежащему миру о решении задачи человеческого счастья. Это наша национальная гордость».


|