В картинах Алексея Уткина Алматы прекраснее Парижа

04.09.2019 в 05:34, просмотров: 2616

Алексей Федорович Уткин! Конечно, о нем пишут искусствоведы, говорят критики и галеристы, почему-то мало — журналисты, но в культурной среде Алматы и Казахстана каждый знает это имя и относится к нему с благоговением. Где-то в прессе его манеру писать сравнили с ренуаровской. Но это не алматинский Ренуар или Моне. Это Уткин со своими стилем, почерком, видением, настроением, лирикой и эстетикой.

В картинах Алексея Уткина Алматы прекраснее Парижа

Немного из биографии Алексея Федоровича. Художнику 70 лет. Родился он на Алтае, в Алматы попал благодаря своим внимательным родителям — они, заметив художественный талант сына, нашли для него в Казахстане специализированную школу-интернат. Затем будущий мастер учился в Ленинграде, после чего окончил Алматинский театрально-художественный институт. Несмотря на ярко выраженный талант, Алексея Уткина долго не принимали в Союз художников республики, а он тем временем создавал собственные фонды и мастерские, обучая глухих ребят мастерству, принимал приглашения на международные выставки в разные страны, в том числе показал свое творчество в Италии и Америке. На счету мастера — более тысячи живописных работ и еще больше — графических. Он продолжает писать, искать и создавать новые стили, буквально «вулканирует» творчеством и жизненной энергией.

Его семья — это замечательная хозяйка-жена, дочь, сын и семеро внуков. Из всех членов семьи в творческой стихии остается пока только сам Алексей Федорович. Дочь Уткина Наталья признается, что, наблюдая, как непросто было их отцу, решила выбрать для себя другую профессию.

Алексей Уткин совершенно особенный. Узнаваемый по своему стилю. И хотя многие знают его больше как живописца из Алматы, воспевающего его улицы, деревья, перекрестки, парки, водоемы, летние кафе, ему свойственны и не менее яркие графика, карикатура, портреты.

— Да, я как вулкан, но в моей душе всегда лирика! — говорит мастер. И следует за своими мыслями, желаниями, ощущениями.

Но и в графике мы распознаем прозрачные полутени города яблок, и в портретах — известных алматинцев. Абсолютно во всех работах мастера есть скрытая магия притяжения и любви к Алматы. Даже если человек ни разу не был в этом городе, но увидел хоть одну из картин Алексея Федоровича, он зафиксирует в памяти всю нежность и красоту города.

— Я всегда смотрел на картины Моне, как он пишет Париж, Францию, и мне хотелось, чтобы и Алматы видели таким же красивым, чтобы захотели сюда приехать, — говорит художник.

Не хочется обращаться к текстам искусствоведов и критиков, но однажды кто-то из них сказал Уткину, что пишет он довольно однообразно и скучно. Это взбунтовало душу мастера, он стал сопротивляться, искать свою художественную манеру письма. Но до этого он пять лет провел не пленэрах в Бутаковке, оттачивая академический стиль. Достигнув в этом совершенства, художник с упорством гения взялся за создание своего почерка. И однажды на его холстах стал проявляться и играть свет, в работах появились дыхание, легкость, воздушность и поразительная прозрачность. Смотришь на произведения и не понимаешь, каким образом достигается такая реальная подсветка. Будто с обратной стороны холста включен фонарик, дающий волшебное освещение, и кажется, что каждый листик на дереве обласкан живым проникновением солнечных лучей.

Сейчас автор, шутя, называет свой стиль «уткинизмом». Но, возможно, так и нарекут впоследствии этот узнаваемый почерк мастера. Подобного подсвечивания, игры полутеней вы точно не встретите больше ни у какого другого художника. И такого Алматы, прописанного с нежной любовью и ласковой заботой. При этом мастер признается, что у него нет определенных точек в городе, которые он выделил бы для себя как особенные. Он восхищается городом в целом, нередко возвращаясь к одним и тем же перекресткам, лавочкам, фонарям, домам и улочкам.

— Ты вроде бы хорошо знаешь это место и не раз его писал, но смотришь каждый раз на него по-новому, — говорит Алексей Федорович. — Освещение всегда разное и настроение — тоже, потому и работы получаются не похожими одна на другую, даже если на них один и тот же дом или дерево.

Но между первыми произведениями Уткина и тем, что он создает в последнее время — целая эпоха. Посмотрите, как кардинально различаются пейзажи художника. На одном — Бутаковка, год 1998-й. На другом — озеро Сайран, написанное в этом году. На одном холсте — идеальный академизм, основа искусства, как считает мастер. На другом — свободный авторский стиль. Между ними — многие годы упорного и даже упрямого труда и, конечно, божий дар, развитый уже самостоятельно.

А вообще-то озеру Сайран несказанно повезло — художник живет прямо над ним. Наблюдает за ним и часто отображает его на своих холстах и на ватмане в живописи, и в графике. Этот городской водоем с горным привкусом уже увековечен Уткиным. Он уловил его ритм, дыхание, течение, вибрации, движение, жизнь. Это, правда, удивительно, как изображена на холсте сама вода! Не всем известным в мире маринистам удавалось достичь такого безупречного совершенства. А Уткин улыбается:

— Вам хочется сейчас нырнуть в это озеро, в эту воду!? А давайте вместе!

И Алексей Федорович принимается показывать другие шедевры с изображением Сайрана. Их много. Сама мастерская по адресу: проспект Абая, 208, выходит крылечком прямо на тротуар. Табличка возле входной двери гласит: «Художник Алексей Уткин». Сюда можно прийти полюбоваться картинами, приобрести понравившиеся из них, сделать заказ. И, конечно, встретить самого мастера в рабочем фартуке и в процессе труда.

— Я всегда за мольбертом, — признается мастер. — Но чаще с раннего утра до обеда. Сытый художник — ленивый художник. Это правда, потому я не ем до обеда, выпиваю только стакан воды. А потом могу наесться всего, как слон, и уже размеренно размышлять о новых работах или наблюдать в ходе прогулки за своим любимым городом.

Мастер любит пошутить, но и сатира ему близка. В советское время он в качестве карикатуриста сотрудничал с журналами «Крокодил» и «Шмель». Сегодня тоже иногда развлекает себя карикатурой, высмеивая современные человеческие пороки и ставшую, увы, стандартной, пошлость.

Увлечен сегодня художник и авангардом, который стал ему близок. Сериям работ этого художественного направления также присущ оригинальный авторский стиль. И, к слову, это не тот авангард, в котором не понятно что изображено. Для работ Уткина характерны живая, пульсирующая городской суетливой жизнью сюжетность, четкость и продуманность линий, контрастность цвета.

— Вот здесь, — поясняет автор, — люди ерзают туда-сюда, куда-то спешат, сами не понимают куда. А тут спокойно разговаривают, выпивают кофе в уличном кафе, а здесь одинокая женщина с бокалом вина и сигаретой. То, что она одинока, заметно по ее позе, взгляду, настроению.

На всех свежих авангардных работах мастера чувствуются сердцебиение и спешный ритм современного города.

Еще одна величайшая грань таланта мастера — портреты. Он умеет их создавать, подчеркивая, выделяя самое, казалось бы, неуловимое в характере человека, его повадках и даже манере одеваться. Коллекцию удивительных образов известных личностей Алматы в графике и живописи представили на юбилейной выставке художника в Государственном музее искусств Казахстана имени А. Кастеева. И зритель с первого взгляда узнавал порхающую в своем любимом зеленом цвете искусствоведа Ольгу Батурину, на фоне портрета своего великого отца — Зауреш Садыханову.

Легко и изящно, и даже игриво получаются портреты у Уткина! И автопортреты — тоже! Сравните снова: в алом изображении — его первый автопортрет под названием «Глухой». Это очень «звуковая» работа во всех своих звенящих оттенках кадмия.

А теперь посмотрите за зеленый автопортрет за спиной мастера. Здесь мы видим абсолютное спокойствие, умиротворение, свободу духа, сок жизни, насыщенное мохито свежей зелени любимого города Алматы. И говорить не надо, и кричать, и заявлять о себе.

Мое личное убеждение: несколькими годами позже абсолютно все и даже черновые работы мастера станут бесценными либо очень дорогими. Это понимают сегодня многие галеристы и коллекционеры, хотя вторые не спешат делать инвестиции. А хочется видеть новые выставки художника и вдруг услышать новость о том, что в музее Кастеева появился его зал или вышел полноценный каталог с замечательно отснятой живописью и графикой с добротным искусствоведческим исследованием творчества мастера. Этого заслуживает не только он, но и каждый из нас, казахстанцев и алматинцев — ценителей настоящего чистого лучезарного и вдохновляющего искусства. Пусть так и будет! А Мастеру, радующему нас, хочется пожелать физического и творческого долголетия, бодрости духа и тела, свободного нескончаемого вдохновения, удовольствия от жизни. Спасибо вам, Мастер, за Ваше искусство красоты, за блистающий теплотой и волшебной магией город Алматы на Ваших картинах!