Грядущий 2019 год объявили в СНГ Годом книги

Пресловутый технический прогресс норовит уничтожить множество привычных для нас вещей, а нужно ли это?

26.12.2018 в 18:47, просмотров: 412

Мероприятия, посвященные Году книги, в полном режиме начнут функционировать весной-летом следующего года. Однако их смысл и значение эксперты, да и не только они, начали обсуждать уже сегодня.

Грядущий 2019 год объявили в СНГ Годом книги

Сегодня каждый может стать писателем

Состоялось на днях такое обсуждение и в аналитическом сообществе Алматы в ходе экспертной конференции фонда «Мир Евразии». Ее лейтмотивом стал поиск ответа на вопрос: насколько реально сохранить книгу как давно существующий инструмент передачи информации и получения знаний в современном мире? То есть насколько судьба печатной книги перспективна?

Как известно, на саммите глав СНГ в Кишиневе 10 лет назад приняли Декларацию в поддержку книги, в которой сформулировали ее значение как «важного инструмента для интеграции наших культур». Но актуальна ли такая формулировка сейчас?

Проблема в том, что тиражи книг уменьшаются, поэтому отдельная книга дорожает, не каждый может позволить себе купить ее.

Более того, современные информационные технологии позволяют, с одной стороны, купить дешевле, так как книга в электронном формате относительно недорога. С другой стороны, авторов появилось очень много.

Раньше были определенные инструменты, которые, так сказать, бездарность не допускали до широкого читателя, были рекомендации, литературная цензура. А сейчас, в принципе, любой через системы, которые существуют в интернете, может издать книгу и назвать себя писателем.

Кроме того, сейчас популярны новые формы — блоги, посты в соцсетях, и это говорит о том, что большие объемы информации не доходят до современного читателя, главным образом до молодежи. Потому что она, имеющая клиповое мышление, не воспринимает большие тексты.

Да и вообще представления о сущности книги и книгоиздания сейчас очень сильно размываются. Книга перестает быть уникальным объектом. Раньше книжная культура была отдельной, целой сетью производственных отношений. Мы еще помним огромные штаты сотрудников в тех же типографиях, издательствах, редакциях. Сейчас же этого нет. Тем не менее пока уважение к печатному слову у нас все-таки остается. Поэтому основная идея Года книги — это знакомство с национальной культурой народов СНГ. То есть каждая страна будет представлять своих национальных писателей. Это, конечно, хорошо, но есть опасения, что до широкого читателя организацией этих мероприятий будет трудно достучаться.

Средний тираж — 350 экземпляров… Что же происходит сегодня на казахстанском книжном рынке? Тут следует оговориться — речь не об учебниках, потому что, как известно, в Казахстане около 90 процентов издаваемых книг — это учебная литература. А вот литературных издательств у нас сейчас, как следует из данных экспертов, нет. Литературу выпускают только отдельные издатели-подвижники, которых можно буквально пересчитать по пальцам.

Есть отечественные писатели, которые издаются в России, а также в электронном формате через интернет-сервис Amazon. Большинство пытается зарабатывать даже не в России, где книжный рынок огромен, а переводит свои произведения на английский язык и продает их в Сети. Как бы мы ни ругали западную систему образования, тем не менее в Европе и США книги читают.

Примерно 60 процентов книготорговли там приходится на продажи электронных книг. И читатели там не воруют контент, а реально его покупают. Один из участников дискуссии, журналист Дмитрий Шишкин, рассказал присутствующим о том, как он свою первую книгу поставил на одном из российских сайтов. Уже на третий день после ее выхода он нашел до 40 ее копий на других ресурсах.

— Полгода я пытался с этим бороться, — сказал Дмитрий Шишкин, — а потом махнул рукой и сам стал выкладывать свои книги в открытый доступ.

Что касается рейтингов... Согласно им электронные книги у нас в стране вообще не продаются. Когда-то было одно электронное издательство, но и оно закрылось. Погубил его узкий настрой только на казахстанский рынок, на казахстанских писателей, спрос на которых, мягко говоря, невелик. А вот по «живым» книгам за ноябрь 2018 года есть данные от книжной сети «Меломан», которая не только по своей сети дает сведения, но и анализирует весь казахстанский книжный рынок.

Так вот, если посмотреть последний рейтинг самых популярных книг, которые продают в Казахстане, то максимальный их тираж — это восемь тысяч проданных экземпляров. Причем речь идет об авторах зарубежных. Именно такой казахстанский рекорд установила книга по психологии «Хочу и буду: поверь в себя, полюби себя и стань счастливым» российского автора Михаила Лобковского.

И если говорить честно, то если кто-то из наших местных авторов продаст хотя бы тысячу экземпляров своего творения, это уже считается большим успехом. При этом сегодня каждый знает, что можно написать пост в «Фейсбуке», и через некоторое время его могут прочитать 10, а то и 20 тысяч человек, лайкнуть, прокомментировать и даже разместить на своей странице. А книгу, на которую уходит год-два работы, прочтут куда меньше читателей, и хорошо, если только в разы, а не в десятки раз меньше…

Из того, что эксперты привели в сегодняшнем рейтинге, это Борис Акунин «Приключения Фандорина, часть 2») — на седьмом месте и очередная книга про Гарри Поттера — на девятом. А вот в сентябрьском рейтинге 2018 года в десятку попал казахстанский автор Баян Максаткызы. В октябрьском рейтинге также Дана Орманбаева из Казахстана с книгой по детской психологии — четыре тысячи проданных экземпляров.

На третьем месте была книга нашего журналиста Геннадия Бендицкого «Беспредел». Но у большинства авторов, кроме тех, что на первых местах, продается не больше двух тысяч экземпляров. Такова статистика. Поэтому говорить о каком-то серьезном казахстанском книжном рынке не очень уместно. Тем более что статистика по Союзу писателей Казахстана еще более удручающая — средний тираж книги у них 350 экземпляров.

Издание книг — дело у нас не прибыльное. Себестоимость их высокая. И чем меньше тираж, тем книга дороже. А еще нужно потратиться на рекламу, и в итоге книга получается такой дорогой, что ее просто не покупают.

Как отмечают эксперты, сейчас есть падение интереса со стороны читателей, проседание книжного рынка. И на рынке электронных книг тоже ситуация нерадостная. Потому как наши люди еще в большинстве своем насторожено относятся к оплатам через банковские карточки. Но, думаем, это дело времени, и через несколько лет сограждане активно начнут покупать электронные книги.

— При этом «живая» книга не уйдет, — считает тот же Дмитрий Шишкин, — сейчас есть достаточно много исследований нейробиологов, которые пришли к выводам, что чтение бумажной книги, газеты намного лучше усваивается мозгом, чем их аналогов в электронном виде.

Продукт для интеллектуальной элиты

Это, конечно, отрадно и даже вселяет некоторую надежду, но все-таки ситуация сегодняшняя просто удручает.

— Сама книга как носитель информации в бумажном варианте скоро станет дорогим подарочным продуктом для интеллектуальной элиты, — считает Адиль Каукенов, политолог, директор Центра китайских исследований, — потому что удобно и доступно стало чтение на электронных носителях. Одни обретают привычку покупать электронные книги, другие легко скачивают их бесплатно. Если я раньше регулярно пополнял полки своей домашней библиотеки, то вот уже несколько лет переключился на электронный формат книг. И эта виртуальная библиотека всегда со мной.

А Кайрат Жанабаев, поэт, сказочник, исследователь казахского эпоса, высказал довольно неожиданную и оригинальную мысль:

— Сейчас, казалось бы, мы подошли к такому этапу, когда печатная книга умирает. Но есть при этом конструктивная идея. Я считаю, что у казахского народа склонность к аудиальной культуре чтения. Я вообще за то, чтобы была разная культура чтения: электронная, аудиальная или по старинке, чтение книг печатных. Книг, конечно, в будущем станет меньше, но это будет золотой фонд. Перестать издавать печатные книги нельзя. Я согласен с тем, что со временем книга станет элитарным продуктом для ограниченного числа людей. У нас есть достойные авторы, но, к сожалению, нам в книгоиздательстве трудно конкурировать с другими странами. Когда держишь в руках книгу, читаешь, создается впечатление, что от нее исходит тепло. Нет такого контакта в планшете. Книга не умрет, она просто сузит свои возможности. Казахстанской книге нужны свои технологичные решения. Стоит попробовать развивать аудиочтение.

Между тем политолог Антон Морозов также высказался о рейтингах:

— Я тоже приведу рейтинг — где как читают книги. Один из его критериев — ответ на вопрос, сколько времени в неделю человек уделяет чтению? В рейтинге 30 стран из СНГ представлена только Россия. Она на седьмом месте с результатом 7 часов 6 минут, посвященных чтению в неделю. Минимум у Южной Кореи — 30-е место. А более всего, как выяснили, читают в Индии — 10 часов 42 минуты. Я думаю, принимать близко к сердцу эти рейтинги не стоит.

И все же чтение — это магия

В каждой стране есть свое отношение к книге и традиции обращения с ней. Что их объединяет? Владимир Павленко, консультант из Казахстанской коммуникативной ассоциации, полагает, что привычка и культура чтения. Что же это такое?

— Когда человек смотрит видеоролик, у него работает одна часть мозга, но, когда читает, включается совершенно другая механика, — говорит он, — мозг начинает производить мысли в образы. Это и называют магией чтения. У человека, читающего с детства, развитие идет по-особенному. Появляется образное мышление. А какой у нас сейчас человек? Визуальный. И он продукт научно-технического прогресса. Если человек не будет читать, то в конечном итоге высока опасность появления того самого манкуртизма.

Тут уже ничего не нужно будет делать, хватит определенной частотности воздействия, снижения планки восприятия, когда готовые конструкты или идеологемы закладываются в сознание, не воспитанное чтением.

Ну и подытожил дискуссию президент фонда «Мир Евразии» политолог Эдуард Полетаев:

— Я думаю, последствия нынешней революции в книжном мире мы пока не осознали. Первая революция в мире книги — это когда рукописную книгу стали печатать (в Средние века). Тогда она стала благодаря этому более доступной. Были и другие изменения в книжном мире. И вот последнее изменение — книга перешла в электронный формат. Кстати, могу точно сказать, существуют рекомендации ЮНЕСКО, говорящие о том, что такое книга, какая она должна быть (более трех печатных листов, минимум 48 страниц). Что же касается электронной книги, то таких рекомендаций пока нет. Я думаю, они скоро появятся.

Более того, учитывая нынешнюю ситуацию с экологией, с проблемами лесов, древесины, из которой делают бумагу, на которой печатают книги, то вполне возможно, что книга в будущем обретет не бумажный, а, допустим, пластиковый формат. Это будет очень дешево, и книга станет снова доступной широким массам.

Можно провести аналогию с полиэтиленовыми пакетами, которые когда-то стоили каких-то денег, были дороги, их покупали и после использования даже стирали, вновь пользовались. А сейчас они дешевы. Мы не знаем, куда их девать, они стали проблемным мусором.

— Я думаю, и книга в перспективе обретет формат более доступный, — считает Эдуард Полетаев, — тем более, как бы ни развивалась электронная книга, есть исследования, которые говорят, что чтение с компьютера усваивается на 25 процентов хуже.