В Казахстане намерены запретить смартфоны в школах, чтобы защитить учителей

Педагоги, по мнению парламентариев, подвергаются критике и различным нападкам

28.02.2018 в 04:58, просмотров: 781

И вот предлагается, в частности, запретить использовать в учебных заведениях смартфоны, а также другое оборудование с функциями фото- и видеосъемки. Помогут ли ограничительные меры уберечь педагогов от "дискриминации" или окажут побочное действие, то есть станут поводом для волны насилия, но уже по отношению к детям...

В Казахстане намерены запретить смартфоны в школах, чтобы защитить учителей

Учитель — лицо государственное?

Запрет использования телефонов во время уроков — тема не новая, и связана она с тем, что в определенный период сотовые телефоны и смартфоны стали настолько доступны, что оказались практически в каждом школьном портфеле. Сегодняшние детки — это не поколение 2000-х, хотя уже тогда смартфоны были отнюдь не только у олигархов, мы говорим о родившихся в 2010-х годах.

Появление дешевого и качественного, а значит, доступного интернета также привело к тому, что на уроках ученики вместо того, чтобы получать знания, занимаются подчас перебрасыванием развлекательной информации через мессенджеры. Но эту проблему, казалось бы, решили — уже на первом собрании родителей первоклашек учителя предупреждают: никаких смартфонов во время уроков, на перемене — пожалуйста.

Однако чиновники посчитали эту меру недостаточной, и теперь сотовые телефоны «виновны» в том, что каким-то образом «причастны к насилию над учителями». Но каким образом?

Новая волна бурных дискуссий о запрете смартфонов началась после того, как депутат сената парламента РК Динар Нукетаева выступила с рядом серьезных предложений: изменить статус педагогов, чтобы приравнять их к представителям власти. Это необходимо для того, чтобы уменьшить или даже искоренить давление на учителей со стороны родителей.

По мнению Нукетаевой: «Сегодня такая святая специальность, как учитель теряет свой престиж. Учитель перестает быть для ребенка другом, наставником. Сегодня родители при детях позволяют себе оскорблять учителей, грубо выражаться, тем самым занижают их авторитет и выказывают неуважение».

Понятно, что идея нововведения не нова, и в своем выступлении сенатор ссылается на опыт российских коллег: «В России предлагается рассматривать насилие в отношении педагога, а также оскорбление его достоинства как насилие над представителем власти. Хотелось бы, чтобы этот опыт был также применен в отношении наших учителей».

Одновременно Динар Нукетаева считает, что и современным гаджетам в школе не место: «Школы также являются государственными учреждениями. Необходимо внести ограничение на использование учениками, родителями, учителями во время учебного процесса в школе технических средств с интернетом и видеокамерами».

Смартфон как средство обучения

К слову, мы полностью поддерживаем идею того, что во время уроков недопустимо использовать как смартфоны, так и все другие гаджеты, но именно в развлекательных целях. Однако остается вопрос — стоит ли подходить к вопросу запрета столь радикально? И потом, насколько справедливо ставить на одну чашу весов стены парламента или акимата и школы?

Особое внимание на смартфоны чиновники обратили еще в 2016 году, когда в Казахстане вступил в силу запрет на их использование государственными служащими на рабочих местах. Кстати, эту меру ввели в связи с активным использованием госслужащими мобильных устройств для служебных целей и участившимися фактами утечки информации через различные мессенджеры. Однако вскоре подобное табу стало распространяться и на учебные заведения.

Что любопытно, Министерство образования и науки никогда не запрещало использование сотовых телефонов в школах. И даже больше — в ведомстве нет ни одного документа, как-то регламентирующего этот вопрос, поскольку такие ограничения не входят в его компетенцию. Однако тут есть свои «лазейки». «В школах, согласно нормативным документам, есть правила внутреннего распорядка. Вот этим документом они имеют возможность предусматривать определенные правила внутри одной школы», — дала комментарий по возникшей теме запретов директор департамента дошкольного и среднего образования МОН Шолпан Каринова. Получается, что все ограничения равно, как и строгость запретов, определяются локально, то есть каждая школа сама режиссирует внутренние устои.
Если уж и проводить аналогию с госструктурами, то вероятнее всего весь вопрос не в том, что оба учреждения являются казенными, а в информации, точнее, в том, что она «утекает». Но какая именно?

Сам по себе учебный процесс сложно назвать секретной информацией, которая не подлежит разглашению. Скорее наоборот! Современные технологии действительно шагнули далеко вперед и теперь позволяют передавать видео, которое на языке системных администраторов считается самым тяжелым, без временных задержек на любые расстояния.

Сейчас телемосты стали неотъемлемой частью многих учебных заведений. Например, во многих казахстанских вузах они позволяют вести лекции преподавателям, которые физически находятся где-нибудь в Европе или даже на другом континенте — в США. Можно ли реализовать это без использования фото-, видеооборудования? Нет. И все же интерактивные лекции — это немного другое, хотя значимость такой возможности не стоит игнорировать.

Существуют и менее глобальные примеры, в которых полезными могут оказаться именно гаджеты. Например, в случае если ребенок по каким-то причинам не может находиться в школе: сломал ногу, заболел ветрянкой, выехал с родителями за пределы страны. При этом, если его друг во время урока свяжется с ним через мессенджер и установит смартфон на место «прогульщика», то у отсутствующего ученика будет возможность изучать тему на том же уровне, что и у его одноклассников.

Конечно, тут можно было бы учиться по старинке, заучивая параграф за параграфом дома. Но, согласитесь, одной зубрежки недостаточно для полноценного усвоения материала. Работа учителя как раз в этом и заключается — подать новую тему так, чтобы она не оставляла вопросов.

На самом деле, такое виртуальное присутствие позволяет вести практически полноценное обучение, ведь у отсутствующего в классе ученика есть возможность не только получать информацию, но и задавать уточняющие вопросы в том случае, если какой-то из новых аспектов он не понял.

В алматинских банках уже начали использовать практику удаленных менеджеров. То есть, придя в банк для получения услуги, ты ведешь беседу с менеджером, который находится не перед тобой, а где-то в другом месте, и вся связь производится через монитор и установленные в специальной кабинке камеры. Конечно, для многих клиентов такое общение «с телевизором» непривычно, однако это не означает, что падает уровень сервиса.

Но, возвращаясь к теме использования смартфонов в школе, отметим, что различные средства записи могут быть полезны и тем, кто присутствует на уроках. Ведь с каждым поколением выпускников школьная программа становится все сложнее. И если раньше тот же иностранный язык начинали преподавать с 5-го класса, то теперь уже в 1-м помимо казахского и русского дают еще два языка. Не каждый ребенок является полиглотом, а значит, и какие-то моменты могут быть им упущены. В свою очередь, если у школьника будет запись урока, то он сможет восстановить все «белые пятна», а следовательно, у него в дальнейшем не возникнет сложностей с освоением новых тем, которые, как известно, тесно связаны между собой.

Есть видео —нет вопросов

Так все-таки, какую секретность хотят законопатить в стенах учебных заведений?

Вот что действительно не хотели бы разглашать некоторые школы, так это случаи насилия педагогами над детьми, тем более, записанные на видео. Один из наиболее ярких и вопиющих примеров произошел в Алматы в 2015 году. Тогда учитель средней школы No 198, расположенной в Турксибском районе, устроила экзекуцию семиклассников перед всем классом, выстроив их перед доской.

Она поочередно била каждого, а когда один из мальчишек уже не мог терпеть оплеухи и начал уворачиваться от ударов, женщина (ведь такого учителя педагогом не назовешь) разгневалась, схватила ученика за волосы и начала бить головой о доску. Возможно, эту ситуацию как-нибудь замяли бы, но школьники сняли «воспитательный процесс» на видео, которое потом слили в YouTube.

По всей видимости, женщина осознавала сложность всех последствий и сразу после того урока подала заявление об уходе по собственному желанию и больше в школе не появлялась.

В сентябре того же года в Шымкенте учитель НВП избил ученика до потери сознания. Если покопаться, то в Сети можно найти множество видео с неуравновешенными учителями, которые стали «героями» роликов благодаря особой методике обучения детей. Только какие выводы сделают ученики из этих знаний, которые вбиты в голову не в переносном, а в буквальном смысле.

Еще в марте 2016 года в республике утвердили правила педагогической этики. В них говорилось о том, что учитель не может применять физическое, моральное и психологическое насилие по отношению к ученикам, должен заботиться о престиже профессии, не может злоупотреблять доверием своих коллег. Но формулировка «не может» еще не гарантирует того, что инцидент исключат.

Не получится ли так, что полный запрет приведет к тому, что дети не смогут доказать свою невиновность или факт агрессии со стороны учителя? Как тогда вывести на чистую воду учителя-драчуна?

Конечно, отнюдь не все школьные учителя являются эмоционально нестабильными, скорее наоборот. И здесь важно понимать, что дело не только в них, но и в самих учениках. Нельзя все сваливать лишь на педагогов, ведь в том же YouTube есть много видео с пометкой или, как сейчас модно говорить, хэштегом #какядовелучилку. То есть дети сами провоцируют учителей, чтобы в итоге получить эмоциональное видео, набирающее в Сети популярность.

Подобные ситуации также не выдерживают никакой критики! Таких детей следует сразу же ставить на внутришкольный учет, а если они не исправятся, то и привлекать полицейских. Только делать это нужно не за закрытыми дверьми, как это происходит обычно, а публично. Ведь именно ради этого и снимают ролики многие «постояльцы» соцсетей — ради дешевой славы. Хотите? Получите! А почему нет?

Если ребенок снимает на видео, как он в течение урока методично доводит учителя... То почему бы не опубликовать кульминацию этого действия — постановку на учет в полиции со всеми вытекающими последствиями. Как нам кажется, родители уже на первом этапе сами пересмотрят методику воспитательного процесса.

Конечно, для того, чтобы применять такие меры, нужно иметь на руках неопровержимые доказательства. А их можно получить с помощью той же фото-, видеофиксации. Если каждый класс оборудуют видеокамерами, о наличии которых будут знать все, то и желание выходить за грани приличия будет пресечено на корню. Что касается защиты от нападков родителей, то они, как правило, возникают именно на почве конфликтов между учителем и ребенком.

И, если архив записи учебного процесса сохранится, то не составит труда вывести на чистую воду как ребенка, который оклеветал своего учителя, так и педагога, превысившего свои полномочия. В случае возникновения конфликта обе стороны должны иметь право запросить видео, чтобы в дальнейшем можно было наказать именно виновных, а не тех, кого пытаются таковыми выставить.