В Казахстане решено экономить на пресловутых красных корочек

Атрибуты прошлого уступают место атрибутам современности, но всегда ли это веление времени?

14.02.2018 в 07:50, просмотров: 481

На днях председатель Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев сообщил о том, что скоро у всех государственных служащих в стране отберут служебные удостоверения. Вместо них выдадут ID-карты. Дескать, это и дешевле, и практичнее, и современнее.

В Казахстане решено экономить на пресловутых красных корочек
Председатель Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев обещает избавить наше общество от одного из пережитков прошлого

Показать свою личность, и всего за 500 тенге

«Первым шагом станет отказ от пресловутых корочек, которые зачастую используются не по назначению и которые являются элементом прошлого. Их заменят на современные ID-карты, сочетающие в себе несколько функций», — сказал Шпекбаев по этому поводу, отметив, что эта инициатива уже звучала со стороны Администрации президента.

«Я считаю, что сегодня мы можем пе-рейти на эти бейджи. Многие из вас бывают за границей. Там не надо никаких удостоверений. Бейдж совмещает три функции: фотография, личные данные и пропускная карта. Наши удостоверения стоят три тысячи, а бейдж обойдется нам в пятьсот тенге, даже экономия получается. Мы пилотно быстро проведем у себя в агентстве», — продолжил он.

Но согласитесь, тут есть повод посочувствовать нашим чиновникам, ведь это довольно непросто — постоянно гнаться за заграницей, соответствовать ее требованиям, стандартам, нормам и изменениям. Не успеем мы перенять какой-нибудь прогрессивный опыт, как они уже что-то новое придумывают и внедряют прежде, чем мы внедрим предыдущее. Которое к тому же еще не факт, что приживется.

Пикантность момента тут в том, что для этого мы различные иностранные консалтиновые компании нанимаем и бешеные деньги им платим. Высокие договаривающиеся стороны выходят на совместную пресс-конференцию и торжественно объявляют о подписанных многообещающих соглашениях. Но очень даже нередко это мало помогает: каждый раз, когда хотим, как лучше, получается, как всегда.

Вот, например, попытались перенять самое основное — рынок и демократию. Есть они у нас? Ну рынок-то есть. Правда, больше стихийный, спекулятивный. Да и по поводу демократии пока получается не совсем. Коррупция та же. В развитых странах, откуда приезжают консультанты, вроде как ее нет. Ну или почти нет. А мы уж больше 25 лет с ней боремся, никак побороть не можем. Не хватает у нас на борьбу с ней ни сил, ни перенятого опыта.

Вообще наша беда в том, что все административные реформы у нас декларируются как средство повышения эффективности управления, стимулирования роста экономики и борьбы с коррупцией. На практике же это выливается в просто переименование и переформатирование ведомств. Из отделов — в управления, из управлений — в департаменты. Какое-то количество чиновников под это дело оптимизировали. А потом, остыв, начинали набирать снова. Так Кабмин пришел на смену Совмину, парламент — на смену Верховному совету, акиматы — на смену обкомам, горкомам и райкомам.

В таких потрясениях «при делах» могли остаться только «свои», «блатные», родственники и лица, задействованные в различных хитроумных схемах, представляющие интересы влиятельных фигур и корпораций. Так, разрушая государственный управленческий аппарат под лозунгами типа «Долой бюрократизм!» и «Даешь демократию в каждый дом!» мы вольно или невольно усиливали его «коррупционность».

Понятно, что все это мы делаем из чувства глубокого патриотизма и исключительно руководствуясь самыми прогрессивными побуждениями. Но глубокий патриотизм, помноженный на отсутствие технологических прорывов и реконструкции самосознания, желаемых результатов, как правило, не дает.

В итоге перманентное реформирование всего и вся стало нашим нормальном состоянием. За четверть века независимости мы к нему окончательно привыкли и адаптировались, вынужденно приспособившись к неудобствам.

Уберите красное, это уже несовременно

Однако вернемся к тому, с чего начали. Алик Шпекбаев объявил о том, что грядет новая реформа. Теперь страна намерена сказать «нет» пресловутым, как он выразился, «корочкам» и «да» современным и используемым во всем цивилизованном мире бэйджам. Начнут внедрять это очередное нововведение, по его же словам, с руководимого им же агентства. В пилотном варианте.

А вот следующей «площадкой» для внедрения нового и прогрессивного, скорее всего, будет полиция. Это, как говорится, к бабке не ходи. Во-первых, потому что сам Шпекбаев — бывший полицейский. А во-вторых, так уж сложилось, что любое подобное новшество у нас начинается с полиции.

Помните, как на заре нашей независимости, когда она еще была милицией, ее разделили на собственно милицию и Государственный следственный комитет (ГСК)? Типа, как на Западе. Но ненадолго. Проект оказался провальным, и его закрыли.

Однако на этом не успокоились. Милицию переименовали в полицию. И опять по известным лекалам. Дескать, милиция — она, как ни крути, рабоче-крестьянская. А значит, отстойная. А вот полиция — это круто. Это прям, как у них в кино показывают. Правда, лучше от этого тоже не стало.

Вообще Шпекбаев по своей натуре новатор. Помнится, в то время, когда он руководил департаментом внутренних дел Алматинской области, назначил руководить подразделениями дорожной полиции сотрудников уголовного розыска. Сложно понять, чем руководствовался в то время генерал. Но заменивший его на этом посту другой генерал затею не оценил и вернул все на свои места. Дескать, каждый должен заниматься своим делом.

А еще Алик Жатканбаевич пробовал посадить полицейских на велосипеды. Тоже, видать, подсмотрел где-то. Для этого им даже форму специальную сшили с зауженными книзу брюками, чтобы правая штанина в велосипедную цепь не попадала. И шлемы на головы надели.

Но эта «реформа» тоже не прижилась. Доходило до нелепых ситуаций. Например, когда полицейский-велосипедист задерживал правонарушителя, ему приходилось одной рукой держать его, а другой — велосипед. Потому что, если держать двумя руками что-то одно, можно лишиться другого. Упустит правонарушителя, получит по шее от начальства. Потеряет велосипед, тоже дадут по шее и еще вычтут из заработной платы. У нас ведь не Европа, где правонарушителю скажи «стой» и он будет послушно стоять.

Однако не будем отвлекаться. Если постараться быть объективными, то «красная корочка» стала притчей во языцех. Сегодня как минимум каждый третий водитель иномарки «средней престижности» носит в кармане удостоверение ассистента помощника советника заместителя руководителя отдела какой-нибудь грозной государственной структуры. И козыряет ей при каждой встрече с дорожными полицейскими. Да и не только перед ними. Корочка идет в ход при любой спорной ситуации в любом учреждении. Иной раз даже в ресторане.

Нередки случаи, когда ради получения «солидного» удостоверения некоторые граждане пытаются войти в общественные советы при органах внутренних дел. Так как в этом случае у них есть возможность еще и, как говорят, жути нагнать на стражей порядка.

Кстати, эти общественные советы в полиции создали тоже в рамках реформы системы МВД. Они призваны усилить «обратную связь», стать «связующим звеном» между населением и сотрудниками органов внутренних дел. Сделать так, чтобы силовики в меру своих возможностей стали более открытыми для граждан. Члены советов должны участвовать в разработке и рассмотрении концепций и программ по наиболее актуальным вопросам деятельности стражей порядка. Также им предложено проводить общественную экспертизу проектов республиканских законов и иных нормативных правовых актов, касающихся полиции.

Но это, как должно быть в идеале. На самом деле в большинстве случаев подобные члены испаряются из поля зрения сразу же после получения в руки желанных красных корочек. Уже давно, кстати, ставится под сомнение беспристрастность процедур отбора кандидатов в подобные структуры, многие из которых сегодня наполовину состоят из бизнесменов. Помимо этого члены советов в массовом порядке пропускают и без того не слишком частые заседания, а похвастаться содержательной работой вообще не могут.

Однако не только ведь приближенные к органам внутренних дел этим грешат. Есть еще, к примеру, депутатский корпус. К самим депутатам претензий нет. Они — лица неприкосновенные. А вот их многочисленные водители и помощники — тоже любители покозырять красными корочками.

Бэйджу быть!

Но это еще полбеды. Потому что стали очень часты случаи выявления поддельных удостоверений. И ладно бы, если б их использовали исключительно против гаишников. Эта фишка стала весьма популярной среди современных жуликов, выдающих себя за стражей закона при совершении противоправных гнусностей. Следователям нередко приходится разбираться со всякого рода «оборотнями», выдающими себя за сотрудников правоохранительных органов.

Такова обратная сторона пресловутой красной корочки. Однако нам все же думается, что введение новшества связано прежде всего с тем, чтобы было именно, «как у них». А у них корочек, тем более красных, отродясь не было.

К примеру, в США, на которые завороженно смотрит родное чиновничество, удостоверение полицейского представляет собой карточку размером с наше удостоверение личности, помещенное в специальную прозрачную ячейку специального портмоне, в котором помещается еще и полицейский значок. Он, кстати, такой же обязательный атрибут стража порядка. И при несении службы предъявляется как раз-таки значок, а не удостоверение.

Нет красных корочек и в Германии. И в Японии их тоже нет. У всех бэйджи. И, наверное, уже с чипами.

Вообще, если честно, весь цивилизованный мир перешел на карточки. Может быть, не везде чипированные. Но в скором времени, будьте уверены, чипы будут повсюду. Или на худой конец штрих-коды. И не только у полицейских. У всех, как сказал уважаемый господин Шпекбаев, государственных служащих.

Что это может дать? Ну, во-первых, контроль времени прихода на работу и ухода с работы. А в перспективе и отслеживание перемещения работника в течение рабочего времени.

Но защитит ли эта мера от чиновничьего чванства и злоупотреблений (козыряния) теперь уже бэйджами, это большой вопрос. Так как конфигурацией документа самосознания не переделаешь.

Одно отрадно — удостоверения стоят куда дороже, чем бэйджи.

Ну хоть сэкономим.