Проблемы бездомных животных - люди, живущие поблизости

24.01.2018 в 07:06, просмотров: 1179

В конце прошлого года произошло несколько событий, связанных с такой довольно болезненной сферой, как защита животных. Причем не только в Казахстане: в России внесли достаточно серьезные изменения в законодательство в этой области.

Проблемы бездомных животных - люди, живущие поблизости

«Добрый город» — это уже реальность

Например, явно под влиянием ряда резонансных историй минувшего года преду-смотрена ответственность за публикацию фотографий и видеозаписей издевательств над животными в интернете.

В то же время в казахстанском городе Балхаше власти выделили землю под строительство приюта для бездомных животных, а в Алматы акимат профинансировал программу (к сожалению, пока краткосрочную) по стерилизации собак и кошек. Можно ли на фоне всего этого говорить о том, что тренд в этом наболевшем вопросе на постсоветском пространстве развернулся на 180 градусов, в сторону гуманизации отношения общества и властей к братьям нашим меньшим?

Юлия Еськова-Красуцкая, директор алматинского приюта для животных «Дворянское собрание», предлагает не спешить с обобщающими выводами:

— Подвижки во взаимоотношениях с властью произошли колоссальные. Конечно, у зоозащитной общественности ушло на это столько сил и времени, что хочется большего. Необходимо отметить, что подвижки эти появились благодаря проекту «Добрый город». Я восхищаюсь людьми, которые его инициировали. Благодаря инициативе «Доброго города» в прошлом году прошла первая государственная программа бесплатной стерилизации животных. Насколько она была успешной, пока трудно сказать, так как завершилась лишь в декабре. Еще нет итоговых данных. Но в любом случае это очень важный прецедент.

Алматинские зоозащитники 11 лет стучались в акимат, просили, чтобы их просто выслушали. И вот городские власти выделили деньги, в этой программе участвовали лучшие ветеринарные клиники города! И это несмотря на то, что активистам хотелось большего. Гигантский шаг просто. По мнению Еськовой-Красуцкой, революция.

Кроме того, отметила наша собеседница, участники проекта «Добрый город» сумели договориться с акиматом, чтобы в службе отлова постоянно присутствовал человек от зоозащитных организаций. Когда это условие стали соблюдать, зоозащитники смогли получать информацию, что же в этой службе происходит на самом деле. Появился канал в Инстаграме, где теперь есть фото всех животных, попавших туда, и, как следствие, люди стали больше забирать их оттуда.

Улучшение отношения к животным в Казахстане, безусловно, налицо. Кроме Алматы и Балхаша, есть положительные новости и из Караганды, и из Астаны. В этих городах у власти и зоозащитников (правда, по-разному) налажены рабочие контакты. Однако главным субъектом, кто должен услышать и понять озабоченность зоозащитников, сейчас являются не акиматы, а то, что принято называть широкой общественностью.

Да, у нас, когда говорят о проблемах с животными, всегда кивают на власти, отметила г-жа Еськова-Красуцкая. Конечно, большую долю ответственности они, безусловно, несут, но все же в основном за то, как животные живут рядом с нами, ответственность несем мы сами.

— Кто буквально разводит в своих квартирах и в частных домах собак? Не власть же это делает... У нас хотят хороших законов, но не терпят ограничений. Если сейчас появится закон, запрещающий разводить животных, — какой будет реакция? Нетрудно предсказать, — замечает Юлия.

Рождение нового человека через ментальную революцию

Как известно, главной причиной появления бездомных собак является их бесконт-рольное размножение. Причем это касается не только собак бездомных, но и домашних, породистых. Пока у нас в обществе бытует представление о том, что повязать собаку, чтобы потом продать щенков и на этом хорошо заработать, это нормально, зоозащита качественно никуда не сдвинется. Нужно менять менталитет, уходить от представления, что собака должна сидеть на цепи и питаться костями, надо относиться к животному не как к охраннику, а как к компаньону и другу. Если нужна охрана, то поставьте сигнализацию, а не издевайтесь над животным. Это и есть один из признаков цивилизованности общества.

— Иногда власти приходится принимать непопулярные решения. В Казахстане необходимо запретить так называемое неплеменное разведение животных, обязать стерилизовать их. Ввести систему штрафов за то, что их хозяева такую операцию игнорируют. Возможно, так: за стерилизованное животное хозяин от налога освобождается, за нестерилизованное налог платит. Если человек зарабатывает на разведении собак, пусть платит налоги! Почему частные питомники у нас не регистрируются ни как ИП, ни как ТОО? Почему клубы собаководов не платят налоги? Ведь все это бизнес! А сколько потом выброшенных собак из этих питомников и клубов мы собираем с улиц? Я понимаю, что буду непопулярна, говоря об этом и предлагая такие меры, но все же — необходимо обязать таких любителей животных платить налоги. Это приучит к ответственности, — говорит Юлия Еськова-Красуцкая.

На вопрос — соответствует ли истине распространенное мнение, будто сегодня главный враг бродячей собаки и кошки — это бомж, Юлия отвечает так:

— Главный враг собаки — это просто наш человек, невзирая на социальную среду, в которой он обитает. Есть, конечно, гуманные люди и садисты в любой среде. Но бомжи не наносят такого вреда животным, как зачастую хорошо устроенные люди, производящие благостное впечатление, которые могут быть заботливыми в своих семьях к близким и родным.

Любопытно, что активисты обществ защитников животных ведут своеобразный учет персонажей, замеченных в жестоком обращении с четвероногими обитателями наших улиц и подворотен. Существует у активистов даже категория «подозрительных личностей» в этом контексте. Делятся защитники животных друг с другом этой информацией и, пристраивая животных новым хозяевам, обращаются к ней.

Но попадают в списки врагов животных не только завзятые садисты: есть, оказывается, люди, которые спокойно говорят, что у них была собака, она стала старой и они ее сдали в отлов и теперь пришли в приют взять новую. Конечно, им в этом отказывают.

Впрочем, наличием садистов и бездушных людей, отсутствием финансовой ответственности за животных проблемы в этой сфере не исчерпываются. Например, в Казахстане зачастую люди просто не знают, что есть практика стерилизации собак. Но даже если и знают, очень многие против этой меры. Кто-то из ложно-гуманных соображений — «как можно лишить собаку радости материнства!». А к каким трагедиям это в итоге приводит, думать не хотят. Есть жесткое противодействие стерилизации и в определенной части религиозной общественности. В одной такой аудитории, рассказывает Юлия, на нее даже напали — «как можно идти против воли Всевышнего!».

Так вот, когда в прошлом году объявили о финансируемой акиматом программе стерилизации, было много агрессии от граждан по поводу «нецелевого» использования средств. Многие говорили, что деньги, выделенные на стерилизацию собак и кошек, можно было бы потратить на помощь старикам и детям.

Но это не так, отмечает зоозащитница, эти средства изначально выделяли в бюджете на заботу о животных, только на другие статьи. На социальные проекты они никак бы не пошли, программа реализовывалась через перераспределение средств в рамках других близких бюджетных статей.

Много у нас писали и говорили об уровне ветеринарии в городе. Но эта проблема по-прежнему острая и нерешенная. Да, есть хорошие хирурги, но проблема с терапевтами, исследованиями поведения и реакций животных. Например, в Алматы невозможно сделать животному МРТ. Стажироваться, повышать уровень своей квалификации наши ветеринары ездят в Россию, а это дорого. Так что и ветеринария у нас, выходит, держится на энтузиазме.

Драматичные, а часто, к сожалению, и трагичные истории происходят нередко из-за простой безалаберности людей, ленящихся повесить на ошейники питомцев бирки с адресами и телефонами хозяев. Зоозащитники не перестают напоминать об этом, пытаясь раскачать человеческую инертность.

Пожалеть собачку — это модно… Но бездушно

В соседней России, как мы уже сказали выше, в законодательстве в прошлом году ужесточили наказание за жестокое обращение с животными. А как с этим обстоит дело в Казахстане? Юлия отвечает:

— Пока никак. В законе есть соответствующая статья, но она сформулирована очень расплывчато. С собственным животным, исходя из статьи, можно делать все, что угодно, оно приравнено к любой собственности, как вещь. И чтобы здесь произошли какие-то изменения, опять же необходимо влиять на менталитет, культуру людей. Добиваться, чтобы они перестали стыдиться того, что занимаются зоозащитой, перестали считать, что загнать сайгака или убить волчонка и сфотографироваться при этом — это круто!

Кстати, в организации «Дворянское собрание» выступают и против массовой рекламы устраивать собак из приютов. Во всяком случае, сейчас. В группе считают, что это в большей мере мода — взять животное. Как любая мода, это быстро проходит. Конечно, есть добрые истории, когда животных взяли ответственные люди. Но чаще их возвращают через какое-то время. И это еще не самый плохой вариант. Нередко в отлов попадаются животные, которых брали из приюта вроде бы адекватные люди, но впоследствии выгнали на улицу.

Порой на «Дворянское собрание» обижаются и действительно болеющие за животных сограждане. Эту проблему Юлия комментирует так:

— У нас есть очень четкие критерии животных, которым мы оказываем помощь. Мы помогаем только тем животным, кому она необходима. Для нас это бывшие домашние животные, больные и травмированные, например, сбитые машинами, беременные собаки или кошки и, естественно, малыши. То есть те животные, которые самостоятельно на улице, скорее всего, не выживут. Но если же собака взрослая и она привыкла жить на улице, мы не берем ее. Бывают абсолютно не социализированные собаки, которые не могут общаться с людьми, их мы тоже не берем. Это оптимальная схема, иначе можно «обрасти» животными.

Помочь, говорит Юлия, естественно, хочется всем, но ресурсы группы энтузиастов весьма скромны, тратить их приходится на самых беспомощных.

— Люди часто очень сильно обижаются на нас за то, что мы отказываемся кого-то забрать. Очень сложно объяснить, что только в одном Алматы, без области, насчитывается около 30 тысяч бездомных собак. В отлов попадает около 10 тысяч в год. А мы ежемесячно пристраиваем одну-две собаки, из которых многих нам возвращают. Ресурсов же у нас крайне мало. И речь не только о деньгах: собакам нужно не только питание, но и прогулки, воспитание, общение. Иначе они не социализируются.

Добавим, что надо еще и за всеми убрать, всех обработать, проверить тех, кто сидит на цепях, чтоб не запутались в них, надо поставить прививки и прочее. Это адский постоянный труд. Несведущие люди этих тонкостей не знают, порой сильно нервничают, когда сталкиваются с отказом принять животных.

И в заключение. Сегодня в Алматы действует около десяти официальных приютов и групп, работающих как приюты. И есть еще очень много частных таких точек. Организованные зоозащитники считают, что даже о половине их не знают.

Что такое частный приют? Это просто дом или квартира, в которых содержится большое количество собак и кошек. Каждый год происходит одна и та же история: зоозащитники узнают, что где-то умерла бабушка и остались десятки животных. И едут их забирать. А животные зачастую плохо ухожены (возможностей-то у бабушек нет) и не стерилизованы.

Именно поэтому защитники категорически против частных приютов, считая их лишь паллиативом зоозащиты. Но такие приюты между тем существуют, и приходится с этим считаться. Так же, как и со многими еще очень и очень нецивилизованными реалиями нашего человеческого бытия.