Леонид Белозорович: Очень важно сегодня снимать картины, которые вернули бы нас к пониманию настоящего интернационального единения

Известный российский актер, сценарист и режиссер ищет возможности вернуться к съемкам второй части фильма о герое Касыме Кайсенове

22.02.2017 в 08:05, просмотров: 1332

В нашем сегодняшнем киноискусстве не хватает фильмов, в которых бы воспевались братство, национальное единство и дружба, считает Леонид Белозорович — известный актер, сценарист и замечательный режиссер в том числе нашумевшего сериала «Без права на выбор» о подвигах во время Великой Отечественной войны сына казахского народа Касыма Кайсенова.

Леонид Белозорович: Очень важно сегодня снимать картины, которые вернули бы нас к пониманию настоящего интернационального единения

— Леонид Григорьевич, оказывается, после успеха первой части киноленты «Без права на выбор» вы почти сразу задумались о продолжении...

— Да, сценарий мной уже написан и снова на четыре серии, причем писал я его на основе книг, воспоминаний самого героя, которые мне прислали его родственники. Они очень тепло отнеслись к первой части фильма, и у нас завязалась приятная дружба, они меня даже в гости к себе приглашали. А когда прислали книгу — воспоминания самого Касыма Кайсенова, которые я с удовольствием прочитал, то на их основании я и написал продолжение. Получилось очень драматичное развитие уже отснятой истории, в которой я использовал реальные эпизоды из жизни героя, заслуживающие того, чтобы о них было рассказано и показано зрителю. Но знаете, что меня больше всего огорчает? Вот есть национальный герой, совершенно уникальная личность, на которого можно равняться и которым надо восхищаться. А продолжения его истории, рассказа о его жизни не последовало, хотя все были в восторге. Мы даже получили первую премию на одном из фестивалей за этот фильм в номинации «Игровое кино». Казалось бы, вот сейчас и надо бы сделать по-настоящему об этом человеке картину, которая соответствовала бы поступкам самого Касыма Кайсенова. Но, увы!.. Сценарий все еще ждет своего часа, хотя я не теряю надежды снять фильм.

— В следующем году, кстати, исполняется 100 лет со дня рождения Касыма Кайсенова…

— Да, мы уже обговаривали с актером Куандыком Кыстыкбаевым, который блестяще справился с ролью главного героя, этот вопрос. Жаль, что в Казахстане пока не проявили к этой теме интереса. Между тем вы же помните содержание первой части, насколько она была напряженной и захватывающей. Смею вас заверить, что и вторая часть обещает быть не менее драматичной, скорее, наоборот, даже более усложненной, соответствуя при этом документально подтвержденным подвигам Касыма Кайсенова, которые нисколько не выдуманы, от чего еще больше поражаешься поступкам героя. Потому и сценарий я писал душой и сердцем, я им просто горел — мне очень хотелось и хочется снять продолжение истории жизни этого уникального человека. И, конечно, не буду скрывать — мне еще больше хочется снять это продолжение для Куандыка, которого я очень люблю и уважаю как прекрасного артиста и потрясающего парня, отличающегося такими редкими, по сегодняшним временам, качествами, как глубочайшая порядочность и удивительная искренность. Он настолько заворожил всеми этими своими качествами, что я стал называть его своим казахским сыном, можно даже сказать, «усыновил». И я не был одинок в этом, его полюбила вся съемочная группа, уж очень он светлый человек. Так что моя мечта сделать продолжение фильма связана не только с тем, что была личность как Касым Кайсенов, а еще и ради таланта Куандыка, который вместе со мной уже тогда на съемках горел идеей продолжения.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее об этой идее...

— Для меня есть один жизненно-важный момент, который я бы хотел озвучить. Я прожил в течение десяти лет в интернате, в детском доме. У нас в классе были ребята всех национальностей: белорусы, поляки, русские, казахи, даже цыгане… Это была очень дружная семья, и никогда не возникало даже намека на какой-то национальный вопрос… И мне кажется, снимая картину о Касыме Кайсенове, мы со съемочной группой тоже прожили временной отрезок съемок точно так же, как это было во времена Великой Отечественной — в большой и дружной многонациональной семье. Куандык был представителем казахского народа, я — белорусского, еще там были украинцы, русские, и все это национальное братство проявляло друг к другу очень теплые чувства, будто мы окунулись в ту самую атмосферу, которую снимали в своем фильме. И я считаю, что очень важно сегодня снимать такие картины, которые вернули бы нас к пониманию настоящего интернационального единения. Именно поэтому я был бы очень рад, если бы продолжение фильма о казахском герое Касыме Кайсенове все-таки состоялось.

— Сохраните ли вы прежний актерский ансамбль?

— В моем сценарии, который продолжает историю героя, присутствуют все, кроме тех, естественно, кто погиб в предыдущих сериях. Но та малая диверсионная группа, люди Касыма, которые по итогам первой части фильма остались в живых, в теперешней версии, к сожалению, геройски погибнут. В живых останется только командир отряда. Конечно, мне бы очень хотелось воплотить в фильме названную мной идею, хотя я нисколько не жалуюсь на отсутствие работы в моей жизни, скорее, наоборот. Но эта идея меня греет, я всегда жил и живу с мыслью о многонациональном братстве, единстве и взаимопомощи. Наверное, в каком-то смысле я идеалист…

— Леонид Григорьевич, у вас много и других проектов, где в сюжете, кроме вашей главной идеи, немаловажную роль играют человеческие взаимоотношения — будь это на войне или в мирной жизни…

— Вы абсолютно правы. Мой любимый писатель — Федор Достоевский. Думаю, этим все сказано. У меня есть его уникальное полное академическое собрание сочинений со всеми письмами, примечаниями. Купил я его в советское время. Для меня Достоевский — писатель номер один. Я люблю изучать человеческую сущность, психологию, мне нравится выстраивать сложные человеческие взаимоотношения на экране, анализировать мотивацию человеческих поступков. Например, кинокартина «Белые одежды», снятая по роману Владимира Дудинцева, — это один из любимых созданных мною фильмов. Кстати, выдвигался даже на Госпремию России, до сих пор будоражит зрительские умы, я получаю на нее многочисленные отклики, в том числе и от молодежи. И я думаю, это все именно потому, что в основе этого романа парадоксальность и непредсказуемость человеческого поведения. Это всегда завораживает! Признаюсь, фильмы, где доминирует чистой воды экшн либо графика, мне не очень интересны, для меня это скорее мультипликация, неживое оно все — придуманное и нарисованное. А вот взаимоотношения между людьми никогда не придумаешь и не нарисуешь. Они настолько сложны и многогранны, что напоминают палитру — сколько художников, столько и взглядов на окружающий мир. Да и первые мои художественные картины о том же. «Катенька», «Двое на голой земле» — это психологические драмы. И я рад, что сегодня они тоже востребованы у молодого поколения, а значит, ценности в этих работах показаны непреходящие. Можно то же сказать и о моей киноленте «Любимая учительница», имеющей высокие рейтинги, хорошо принятой зрителем, причем не только в России. А вот интерес к социальным картинам, по моим наблюдениям, гаснет.

— Вы не думали о том, чтобы самому экранизировать Достоевского?

— Знаете, существует много причин, по которым я отвечу «нет». Во-первых, это, конечно, финансирование проекта. Чтобы экранизировать по-настоящему, нужны хорошие деньги, которые сегодня найти сложно. Но даже не это главное. Не кривя душой, я все-таки опасаюсь брать какую-то литературную вещь Федора Михайловича для экранизации по причине того, что мне бы не хотелось разочароваться в самом себе. Когда я читаю его произведения, я наслаждаюсь погружением в его психологические нюансы, в его копания в человеческой душе, к тому же книга и экран — это абсолютно разные вещи. Воплощая же его произведения на экране, все-таки боишься осознать, что не выдашь той глубины, которую ощущаешь, читая его книги. Поэтому я пока не рискую брать произведения Достоевского для экранизации, как бы я его ни любил. И, наконец, третья причина — уж слишком много сегодня наснимали экранизаций его произведений, так что пусть оно все, скажем так, немного уляжется...

— Леонид Григорьевич, вы снимались во многих фильмах, которые отражают историю начала 20-го столетия. А что вы думаете о возможном сегодняшнем своем участии в съемках фильмов, которые не только продолжали бы ту линию, но и, может быть, оказались совместными казахстанско-российскими проектами?

— Конечно, я бы принял это с удовольствием. Эта тема меня всегда волновала и волнует до сих пор. Тем более что по своим взглядам я солидарен с теми, кому, к сожалению, пришлось уйти с исторической арены в изгнание осенью 1920 года. Так что я бы с превеликим удовольствием поработал с таким материалом, это очень интересно.

— Чем вы собираетесь порадовать зрителей в ближайшее время как режиссер?

— Сейчас я снял сериал под рабочим названием «Пляж. Жаркий сезон». Сериал повествует в детективно-юмористической манере о буднях отдела криминальной полиции некоего южного города. Не без приключений, разумеется. В главной роли талантливый комедийный актер Егор Дронов, которого зритель хорошо знает по сериалу «Воронины». Кроме того, у меня сейчас намечается новый интересный проект — это обширный экскурс в 80-е годы, сложная криминальная история, полная драматизма. Но об этом — в другой раз.