Хроника событий Порошенко в Мюнхене попросил Меркель о санкциях против России Меркель выступила за расширение санкций против России Жительница Челябинской области тайно прописала мигрантов в квартире своей родственницы В КБР правоохранители изъяли огнестрельное оружие и боеприпасы ЕС введет санкции против восьми россиян из-за инцидента в Черном море

Рыба уходит: осетровые Каспия скоро могут исчезнуть

Обладая уникальными запасами осетровых, в Казахстане не могут ими распорядиться по-хозяйски

01.02.2017 в 07:47, просмотров: 7123

За сравнительно короткий срок богатый каспийский рыбный бассейн так обнищал, что в 2010 году ученые не смогли отловить достаточного количества особей, необходимых для воспроизводства. Осетр, который обитал в водоемах региона, теперь вынужден прятаться от каждого шороха.

Рыба уходит: осетровые Каспия скоро могут исчезнуть

Запрет на вес золота

Ранее осетровых в Каспийском море было более 80 процентов от общего мирового объема. Но росли и объемы вылова рыбы. Максимальными они были в 1970-е годы и достигали 29 000 тонн в год. В водах Гурьевской и Мангышлакской областей вылавливали до 30 процентов общей добычи осетровых Каспия (!)

Когда стал ощущаться дефицит не только царской икры, но и самой рыбы, мировое сообщество всерьез озадачилось риском навсегда распрощаться с этим лакомством, и стали вводить квоты. Ограничивая вылов, спровоцировали не только рост браконьерства, но и регулярные споры между странами, среди которых квота распределялась.

В 2001 году четыре страны каспийского бассейна — Казахстан, Азербайджан, Туркменистан и Россия (кроме Ирана) — приняли временный мораторий на вылов осетровых пород. Он был введен под давлением со стороны ООН на основании CITES (Конвенция по международной торговле видами, находящимися в опасности).

Вокруг каспийского «черного золота» начало расти напряжение, ведь участникам режима не нравилось, что мораторий не коснулся пятой страны, которая продолжала черпать природные богатства Каспийского моря. Объяснялось это тем, что в южной части Каспия ситуация с рыбой была стабильной, в то время как в остальных частях зарыбление было скудным, а браконьерство — нарастающим.

Этот мораторий имел непостоянный режим и, как считают специалисты, ожидаемого результата не принес. До 2010 года, в разные периоды, общая квота на вылов осетровых по всему Каспию составляла 998 тонн, из них на долю Казахстана приходилось около 171,5 тонны (то есть не более 20 процентов от общего объема). Годом позже — в 2011 году — запрет приняли все пять стран, включая Иран.

К слову, это положение дел ничуть не отразилось на уменьшении браконьерства, а наоборот — привело к его развитию. Из-за табу произошел большой скачок стоимости черной икры на мировом рынке, и теперь она стала достигать 4000 долларов за килограмм — десятикратное увеличение.

С одной стороны, ввели повсеместный запрет, с другой — была оставлена небольшая лазейка — некоторое время допускался незначительный объем вылова рыбы в целях рыборазведения и научных исследований. Но это «прикрытие» давало возможность легализовать добытый криминальным способом товар, и икорные «бароны», пользуясь услугами «оборотней» в пагонах, продолжали вывозить тонны черной икры.

Как следствие — был введен полный запрет, распространявшийся и на ученых. Таким образом, каждый новый запрет приводил к удорожанию икры и, следовательно, к увеличению браконьерской мафии, ведь осетр приносил им все большую прибыль.

Без права на выбор

Гастрономическая ценность осетрины была оценена очень давно, а цельно приготовленная рыбина была неотъемлемой составляющей стола даже царствующих особ. Осетр среди рыб — чемпион по содержанию натрия, его полноценный, включающий все аминокислоты, белок усваивается организмом на 98 процентов.

Но еще большую ценность, в том числе и цену, имеет осетровая икра, стоимость которой исчисляется сотнями тысяч тенге за килограмм. Именно поэтому казахстанские браконьеры, невзирая на большие штрафы и вероятность отправиться за решетку, продолжают свой промысел.

Здесь важно сделать ремарку — не все браконьеры являются злостными преступниками, жаждущими легкой наживы. Икорная мафия однозначно существует, но среди нарушителей закона есть и простые люди, рыбаки, которые остались без работы из-за введенного запрета. Ведь в Прикаспийском регионе это был практически единственный способ заработать деньги на проживание, и именно жесткий мораторий заставил их преступить черту закона.

А удержаться и не окунуться в этот криминальный мир, когда за душой ни копейки, весьма не просто, тем более что соблазн велик — в казахстанском бассейне все еще сохраняется один из самых богатых объемов осетровых.

Всего в мире известно 14 видов осетров, из которых шесть обитает в Казахстане: белуга, стерлядь, осетр русский, осетр сибирский, севрюга и шип — все они под угрозой исчезновения. Дело в том, что осетровые — долгоживущие и поздносозревающие рыбы, самцы у разных видов становятся половозрелыми в период от 6 до 18 лет, а самки — от 8 до 25 лет. Природа попросту не успевает восстанавливать те объемы, которые человек из нее буквально выдирает.

Другой фактор, искушающий людей на браконьерство, — ареал обитания. У нас осетровые распространены на достаточно большой территории: белуга, севрюга, осетр русский — в Каспийском море и на Урале. Осетр сибирский — в Бухтарминском водохранилище и на реке Иртыш, стерлядь — на реках Урал, Иртыш, Тобол, а шип — в Каспийском море.

Вот и получилось, что искусственно взвинченная цена на черную икру и повсеместный заперт на вылов осетров привели к тому, что выбора не осталось ни у людей, ни у рыбы.

Но даже несмотря на то, что в дикой природе осетра осталось не так много, как это было полвека назад, полностью мы его вряд ли потеряем. Ведь эта любопытная рыбешка хорошо приживается в неволе, что, собственно говоря, уже давно освоили многие предприниматели.

По всему миру разбросаны сотни питомников и ферм по разводу осетров, где бизнес поставлен на широкую ногу. Например, тот же сибирский осетр, некогда обитающий лишь в северной части России, был распространен сначала по всей стране, а потом и миру. Теперь эту благородную рыбу выращивают в Германии, Польше, Израиле, Нидерландах и даже в южном полушарии — в Уругвае.

Как оказалось, все промысловые рыбы семейства осетровых хорошо осваиваются в неволе. Конечно, у каждой есть свои особенности и характер, но недостатком это назвать нельзя. Личные особенности делят осетровых на более узкие направления, позволяющие получать из дела максимальную прибыль.

Рыба на забой

Ключом к решению задач стало разведение бестеров — это вид, полученный от скрещивания огромной белуги и небольшой стерляди. Что интересно, первое потомство было получено профессором Николаем Николюкиным еще в 1952 году. Гибрид оказался жизнеспособным и плодовитым, потому что эти виды имеют одинаковое количество хромосомных наборов в клетках. Но главное — он хорошо растет на искусственных кормах при условии создания комфортной температуры — 22-23 градуса.

У рыб, как холоднокровных существ, скорость процессов жизнедеятельности сильно зависит от температуры окружающей среды. Зимой рост и развитие замедляются. Ученые создали бестерам условия вечного лета, и их развитие пошло в два-три раза быстрее. Теперь бестер может давать икру два раза в год, в то время как в дикой природе они нерестятся раз в два года.

В Казахстане гуманная добыча осетровой икры — это редкость. Местные предприниматели, если и берутся за королевскую рыбу, то предпочитают разводить ее на забой. Объясняется это просто — в зависимости от вида вырастить рыбу до 1,5-3-килограммового веса, который считается самым ходовым, можно за 12 месяцев. Всего один год, и вложенные инвестиции начнут возвращаться обратно.

Основа этого бизнеса лежит в установках замкнутого водоснабжения (УЗВ), которые давно показали свою эффективность, так как они универсальны и позволяют разводить любые виды рыб, а компактность дает мобильность и возможность размещать их в любом помещении: будь то гараж или даже квартира.

Самая простая мини-УЗВ стоит примерно 400-500 тысяч тенге. Понятно, что в этом случае процесс будет автоматизирован лишь частично, но и затраты символические. Она позволит разводить до 600 килограммов рыбы в год. При стоимости 5000 за килограмм — неплохой оборот с одного мини-бассейна. А если их поставить с десяток, то годовой оборот составит 30 миллионов тенге.

Конечно, какие-то траты и покупка новейшего оборудования могут показаться излишними, но полностью исключать «продвинутые» УЗВ не стоит. Для разведения рыбы в промышленных масштабах лучше использовать автоматизированные комплексы.

Бриллиантовая «начинка»

Если разводить осетрину на забой, то после запуска проекта уже через год он начнет приносить доход. Но говорить о сверхприбыли можно лишь в том случае, если заняться икорным бизнесом. В действительности это «длинные» деньги, где полноценную отдачу можно получить через семь-десять лет. Но с учетом постоянного роста стоимости черной икры на рынке игра стоит свеч. Тем более что в тот период, пока «золотоносные» осетры будут созревать, ничто не мешает параллельно продолжать заниматься разведением «забойной» рыбы — это позволит поддерживать и развивать бизнес в заданном направлении.

На самом деле, если посмотреть на политику некоторых ферм, занимающихся продажей икры, не совсем понятен забой икроносных видов рыбы. Ведь безвредно извлечь из рыбы икру — не сложнее, чем подоить корову. Это не только продлит самке осетра срок жизни, но и позволит получать постоянную прибыль.

К сведению: одной из особенностей осетровых является то, что каждый последующий раз самка приносит на 15-25 процентов больше икры, чем в предыдущий.

Уже на этом этапе стоит задуматься над тем, чтобы разводить осетров не с мальков, а с икринок. Продажа оплодотворенной икры также является одной из оказываемых крупными фермами услуг. Конечно, в этом случае придется вновь вкладывать финансовые средства, ведь выводить рыбу из икры намного сложнее.

И дело тут не только в методике, но и в закупке специального оборудования. Дело в том, что если оплодотворить икру и оставить ее в том же бассейне, то из нее вряд ли кто-то вылупится — таким методом вы обречете весь выводок на неминуемую гибель. Здесь нужно движение аналогичное тому, что возникает в реках. Люди сумели обмануть природу и создали имитаторы прибоев, которые и активируют механизм развития жизни в икринках.

Где купить

На протяжении долгого времени лидерами по созданию УЗВ и всей сопутствующей продукции были европейские страны. И если говорить конкретно о Казахстане, то это было сдерживающим фактором, поскольку расходы на доставку существенно увеличивали конечную стоимость. Сюда же можно добавить и другую графу расходов, ведь оборудование — это лишь база, практически 70 процентов себестоимости рыбы складывается из цены на корм.

Раньше дешевые альтернативные корма, как правило, не отвечали стандартам качества и по большей части лишь загрязняли УЗВ. Поэтому до недавнего времени хороший корм можно было приобрести лишь в Европе. И если при курсе 180 тенге за евро рентабельность еще как-то сохранялась, то сегодняшняя цена инвалюты удвоила себестоимость осетрины, вскормленной на европейских «щах», практически вдвое.

Кардинальные изменения произошли за последние пять лет. Введение против РФ санкций и активация программы импортозамещения в конечном итоге затронули и эту стезю. Так, на российском рынке появилось множество видов кормов местного производства, которые по своему качеству ничуть не уступают европейским. Так, рыбоводы получили отличный продукт по приемлемой цене, что сделало этот бизнес более привлекательным.

Сейчас число крупных осетровых ферм в РФ уже превышает 50, а мелкие исчисляются сотнями.

Эта внешнеэкономическая суета в конечном итоге сыграла на руку и казахстанским заводчикам. Теперь нет необходимости судорожно наблюдать за колебаниями на западном валютном рынке, ведь тут основная привязка идет к рублю, который по отношению к тенге ведет себя сдержанно.

Минувшим летом главный рыбовод страны — директор Казахского научно-исследовательского института рыбного хозяйства Куаныш Исбеков сообщил: «Учитывая, что идет резкое сокращение популяции в целом, точную численность поголовья осетра определить невозможно». С учетом объема ущерба, нанесенного человеком, и потерь, которые понес Прикаспийский регион, можно предположить, что в ближайшие 30-50 лет восстановить естественную популяцию осетровых вряд ли удастся.

А значит, черная икра на долгое время останется очень дорогим биологическим продуктом, который будет пользоваться большим спросом, ведь дефицит по-прежнему сохраняется. Это дает повод казахстанским предпринимателям задуматься на тему того, что «икорное золото» не так уж и недосягаемо, если добывать его законным путем.

Тем более что конкуренция тут практически нулевая — небольшие предприятия есть на севере станы и в Южном Казахстане, в Алматинской области нет ни одной фермы по разведению осетровых пород, а ведь такой «пруд» мог бы стать действительно «золотоносным».

Санкции . Хроника событий