Что ген в продукте нам готовит?

Вопрос о генных продуктах стал одним из самых острых и болезненных

25.11.2015 в 11:00, просмотров: 1827

Президент Казахстана призывает не бояться генно-модифицированных продуктов, так как за ними будущее. Между тем далеко не все эксперты так оптимистично настроены.

Что ген в продукте нам готовит?

Есть или не есть эти самые ГМО?

Есть мнение, что генетически модифицированные продукты питания могут спасти мир от продовольственного кризиса. При относительно небольших затратах с малых территорий можно получать большой урожай, а тощих коров превращать в упитанных буренок. Известно, что сегодня рис, зерно, кукуруза, соя, многие фрукты и овощи, даже мясо создаются путем искусственной генной инженерии.

Как сказал однажды президент Нурсултан Назарбаев: «Бразилия является передовым в этом отношении государством. Я там видел, как делаются ГМО. Ничего страшного в этом нет, никакой химии. Хоть кому-то это и не понравится, я скажу: мир не обойдется без ГМО».

Наверное, будущее за ГМО. Однако генетически модифицированные объекты являются продуктом незавершенного эксперимента, и во многих странах такая продукция находится под жестким контролем. Нет конкретных данных, насколько они вредны. Мнения ученых в этом вопросе расходятся.

Многочисленные опыты на животных подтвердили, что искусственные продукты могут менять состав крови, увеличивать риск возникновения раковых заболеваний, делают организм невосприимчивым к антибиотикам. Аллергия, экзема и угревая сыпь, синдром раздраженного кишечника, проблемы пищеварения, хроническая усталость, головные боли, неврологические проблемы — вот неполный список заболеваний, которые может получить человек из-за ГМ-питания.

Добавление в корм крыс ГМ-картофеля приводило к угнетению иммунной системы, уменьшению веса внутренних органов, в том числе и мозга, и патологическим изменениям в них (разрушалась печень, изменялись зобная железа и селезенка). При проведении на Кубе экспериментов по созданию трансгенной рыбы в целях получения быстрорастущих особей выяснилось, что каким-то образом она приобрела способность выживать в соленой воде. А божьи коровки, которые питались тлей, жившей в ГМ-картофеле, становились бесплодными.

По данным Всемирной организации здравоохранения, к концу 2015 года общее число страдающих ожирением в мире может возрасти до 700 миллионов человек. Не исключено, что во многом благодаря успехам генной инженерии.

Но другие ученые склоняются к мнению, что употребление в пищу ГМО безопасно. Напротив, генная инженерия может принести пользу медицине, сельскому хозяйству и другим областям. Среди продуктов, полученных с ее помощью, медицинские препараты и вакцины, усовершенствованные волокна, новые виды топлива и другие промышленные материалы.

По данным экспертов США, использование генно-модифицированных культур в сельском хозяйстве позволяет сокращать применение пестицидов, экономить ископаемое топливо, снижать выбросы двуокиси углерода.

Однако в мире все больше стран отказываются от ГМО. Только в Европейском союзе создано более 174 зон, свободных от генно-модифицированных культур. Есть они, в частности, в Австрии, Греции, Польше и Швейцарии. Серьезные ограничения по выращиванию и распространению введены от Германии до Новой Зеландии. В ЕС разрешено выращивание всего двух генетически модифицированных видов кукурузы и одного вида картофеля. Лишь пять государств — Румыния, Чехия, Словакия, Португалия и Испания — разводят ГМ-культуры.

Однако и там площади постоянно сокращаются. В России официально разрешено к использованию для производства продуктов питания 18 линий ГМО (три сорта сои, шесть — кукурузы, четыре — картофеля, по одному сорту сахарной свеклы и риса, а также пять видов генетически модифицированных микроорганизмов). К зонам, свободным от ГМО, относят 14 российских регионов, где запрещено за бюджетные деньги в детские сады, школы закупать продукты с генно-модифицированными добавками. Предлагается Сибирь и Дальний Восток сделать свободными зонами.

Нет закона — нет запрета

В Казахстане генно-инженерную деятельность пока никак не регулируют. В отличие от некоторых европейских государств у нас нет законодательного запрета на выращивание ГМ-культур. Контроль за данным видом деятельности должным образом не осуществляется, что позволяет производителям пищевой продукции, содержащей ГМО, беспрепятственно и фактически без должного научного обоснования ввозить потенциально опасные биологические продукты. Ежегодно объем такой продукции возрастает и может резко увеличиваться после вступления нашей страны в ВТО.

Вместе с тем в отдельных отечественных законах имеются нормы, так или иначе регулирующие общественные отношения в области использования результатов генно-инженерной деятельности.

К ним относятся Кодекс «О здоровье народа и системе здравоохранения», Экологический кодекс, законы: «О ратификации Картахенского протокола по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии», «О безопасности пищевой продукции», «О семеноводстве».

Но отсутствие отдельного закона приводит к невозможности формирования правового поля для легитимного осуществления генно-инженерной деятельности. Так, в соответствии с Кодексом «О здоровье народа и системе здравоохранения» и законом «О безопасности пищевой продукции» определен уполномоченный орган в области безопасности пищевой продукции, осуществляющий государственную регистрацию ГМО. Однако государственный реестр не сформирован. В то же время работы по научно-обоснованному подтверждению безопасности ГМО, включающие оценку рисков на здоровье человека и окружающую среду, не проводятся.

Необходимость принятия в Казахстане отдельного закона о генно-инженерной деятельности продиктована и тем, что в последнее время в системе международных отношений вопросы биобезопасности выходят на первый план. В 2000 году страны — члены Конвенции о биологическом разнообразии приняли Картахенский протокол по биобезопасности, основная цель которого — содействие обеспечению надлежащего уровня защиты при использовании живых измененных организмов. На сегодняшний день членами данного протокола являются более 160 стран, в том числе страны Европейского союза, Китай, Индия, Япония.

Казахстан ратифицировал Картахенский протокол в 2008 году и тем самым взял на себя обязательства по разработке и принятию соответствующего законодательства. Кроме того, принятие законодательства обусловлено формированием Единого таможенного союза: в России и Беларуси имеются отдельные законы, регулирующие генно-инженерную деятельность.

Чтобы взять под контроль производство, использование, импорт и экспорт генно-модифицированных продуктов, в республике еще в 2011 году был внесен в парламент законопроект «О государственном регулировании генно-инженерной деятельности». Документ, с одной стороны, обеспечит безопасность потребителя пищевой продукции, а с другой создаст благоприятные условия для развития этой деятельности. За основу чиновники взяли модельный закон о безопасности деятельности, связанной с генетически модифицированными организмами, принятый в 2006 году на 27-м пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ.

И все же страх перед генными продуктами остается

Отличительной особенностью разработанного законопроекта является разделение генетически модифицированных организмов на «живые измененные», способные к размножению (семена растений, фураж, фрукты, овощи) и «генетически модифицированные объекты» (переработанная пищевая продукция и некоторые корма). Так же четко поделены компетенции: Минздрав отвечает за генетически модифицированные объекты, то есть переработанную пищевую продукцию, Министерство образования и науки — за живые измененные организмы, то есть семена, фрукты, овощи.

При этом прошедшие регистрацию ГМО становятся объектом регулирования, осуществляемым Министерством сельского хозяйства. Законопроект предусматривает создание в стране координационного центра при Министерстве образования и науки (этот орган является разработчиком документа), который будет осуществлять экспертную оценку рисков при регистрации ГМО и выдавать экспертное заключение. Стоимость данной процедуры — 1,5-5 миллионов тенге, в зависимости от вида генно-инженерной деятельности. Предполагалось, что расходы лягут на производителей.

Пока же, по данным Министерства здравоохранения, в Алматы на базах лабораторий ГУ «Научно-практический центр санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга», а также в городах Астана, Усть-Каменогорск, Петропавловск и Уральск на базе центров санитарно-эпидемиологической экспертизы развернули сеть лабораторий по качественному и количественному определению ГМО.

При этом существуют несколько безусловных табу. Так, запрещены изготовление, производство, оборот, импорт и экспорт продуктов специального назначения и детского питания, содержащих генетически модифицированные организмы. Под запретом генно-инженерная деятельность без разрешения уполномоченного органа, а также транзит, импорт и экспорт ГМО, не зарегистрированных в государственных реестрах.

Однако данный законопроект по сей день остается спорным. Так, предлагаемое экспертное заключение координационного центра носит рекомендательный характер, и есть вероятность, что они не будут обязательны к исполнению. Поэтому есть необходимость повысить статус координационного центра и его заключений. Существуют опасения, что отсутствие четких критериев в разрешительных процедурах может повлечь злоупотребления и закладывает коррупциогенный потенциал.

Пока проект закона «О государственном регулировании генно-инженерной деятельности» четвертый год находится в парламенте, Министерство сельского хозяйства заявляет, что возделывание ГМ-культур позволит «повысить эффективность использования ресурсосберегающих технологий». При этом большинство искусственных сортов адаптировано к умеренному климату, а не к резко-континентальному. Многие отечественные ученые одобряют разрешение использования ГМО в Казахстане, но оговаривают, что необходима комплексная научно-техническая государственная программа, направленная на создание отечественных генетически модифицированных растений, контроль над завозимым семенным и посадочным материалом, на содержание чужеродных генов, мониторинг посевов генетически модифицированных сельскохозяйственных культур.

Между тем в мире наблюдается тенденция, когда с ростом доходов люди и целые государства начинают предпочитать экологически чистые товары. Такая продукция стоит в несколько раз дороже генно-модифицированной. И эти цены с годами будут расти. При этом те страны, которые уже разрешили использование на своих территориях ГМО, при всем их желании и возможностях физически не смогут выпускать экологически чистую продукцию, потому что их земли уже заражены ГМО. В этом случае у стран, чистых от ГМО, есть стратегическое преимущество. Наша сегодняшняя «недоразвитость» в сельском хозяйстве оказывается нашей сильной стороной. Казахстан при населении около 17 миллионов человек, занимая по площади 9-е место в мире, имеет потенциал сельскохозяйственного сектора, способного прокормить один миллиард человек естественной экологически чистой продукцией.