Черные знамена ИГИЛ появились и у границ с Туркменистаном

О терроризме говорят все и всюду, но конкретно называют имена боевиков и их спонсоров крайне редко

14.10.2015 в 07:53, просмотров: 3669

Если судить по последним визитам лидеров разных стран в Москву, можно сказать, что кто-то начинает понимать всю сложность войны с терроризмом и что он такое на самом деле, кто его создает, финансирует и направляет в нужное русло.

Черные знамена ИГИЛ появились и у границ с Туркменистаном

Имитация борьбы

Сегодня довольно часто можно слышать разговоры о том, что исламский радикальный терроризм давно используется отдельными высокоразвитыми странами для создания «управляемого хаоса», который позволяет им добиваться своих целей.

На самом деле выглядит довольно странным то, что лидирующие по всем параметрам в мире державы на протяжении последних десятилетий неоднократно объявляли войну радикальным террористическим группировкам, но тех почему-то, вопреки логике, становится все больше и больше. А зона их влияния расширяется. С ними не могут что-либо сделать самые сильные на планете армии и спецслужбы. Однако параллельно с этим усиливаются власть западной олигархии и могущество транснациональных корпораций.

Если вспомнить новейшую историю, то до нулевых годов понятия «исламский радикальный терроризм» не существовало вообще. И слово террорист больше ассоциировалось с так называемой «Ирландской республиканской армией» (ИРА) или с Баскской сепаратистской группировкой ЭТА.

А на Востоке, начиная с восьмидесятых, «гремел» лишь «Талибан», созданный Соединенными Штатами для борьбы с Советской Армией в Афганистане. По признанию Хиллари Клинтон, после вывода советских войск из этой страны талибы по замыслу должны были пойти на север за пределы Афганистана. Но не пошли.

Затем появилась «Аль-Каида». А после того как в 2001 году в Афганистан вошли американцы, радикально-экстремистские группировки стали появляться одна за другой, как грибы после дождя: «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), «Хазб-ут-Тахрир», «Восточный Туркестан», «Имарат Кавказ», «Джабхат-ан-Нусра», «Джейш-аль-Ислам», «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар», «Аль-Шабаб» и великое множество других.

Апогеем этого парада стало так называемое «Исламское государство» (ИГ, или ИГИЛ), которое не просто успешно противостояло созданной американцами антиигиловской коалиции из сорока стран, но и довольно быстро увеличивалось как в численности, так и территориально. В связи с этим мировую общественность стали одолевать смутные сомнения: террористы плодятся и размножаются сами по себе или их все-таки кто-то создает, финансирует и готовит?

Удары не во сне, а наяву

Хрестоматийный пример — теракты 11 сентября. Мир окутала молва о всемирном заговоре «Аль-Каиды», против которой оказались бессильны ЦРУ, ФБР и «Пентагон» вместе взятые. Великий и ужасный Бен Ладен, сидя где-то не то в афганских горах, не то в иракских песках, сумел спланировать и реализовать неслыханную по дерзости операцию. А после этого убегал от американцев именно там, где много нефти и опийного мака.

Потом эти страны атаковала американская армия, чтобы уничтожить терроризм и принести свободу и демократию населению. Но вместо этого в них воцарились хаос, разруха и голод. Из них побежали многотысячные потоки беженцев, и одновременно с этим потянулись караваны нефти и наркотиков.

А «террориста № 1» еще долго никто не мог найти. В его поисках «борцы с мировым злом» вторгались в очередную «тоталитарную страну, поддерживающую мировой терроризм». А потом и в нее заходили транснациональные корпорации и также приступали к выкачиванию нефти, оставляя туземцам незатухающие гражданские войны и разгул терроризма.

Но все это продолжалось до 30 сентября этого года, когда началась ставшая уже знаменитой операция российской авиации в Сирии.

Как мы знаем, за несколько дней проведения этой операции российские летчики уничтожили больше джихадистских объектов, чем совершившая около семи тысяч воздушных рейдов американская антиигиловская коалиция за целый истекший год. В результате боевики ИГИЛ изрядно испугались, а их региональные и мировые спонсоры растерялись.

Мир, увидев всю несостоятельность мнимой борьбы с терроризмом, возглавляемой США, потребовал от Белого дома объяснений в том, что делали в Овальном кабинете в 1983 году афганские моджахеды, из которых при помощи ЦРУ, британской разведслужбы MI-6 и Пакистанской межведомственной разведки (ISI) впоследствии вырос ИГИЛ. Во всяком случае, так это преподносит испанское интернет-издание Publico.

Теперь тема терроризма стала гораздо важнее, чем даже цены на нефть. И обсуждается она на всех встречах на высшем уровне, проводимых в последнее время.

Мы ждем их, готовы встретить и «угостить»

И вот, на прошлой неделе президент Таджикистана Эмомали Рахмон встретился со своим российским коллегой Владимиром Путиным, а вице-президент Афганистана Абдул Рашид Дустум отправился в гости к главе Чеченской Республики Рамзану Кадырову. И в Сочи, и в Грозном речь шла об одном.

ИГИЛ и подобные структуры сегодня в Сирии терпят поражение. На этом фоне предсказуемо ожидается активизация исламистских радикалов в Афганистане. И процесс уже пошел. «Талибан» приступил к массированному наступлению на северные провинции в непосредственной близости к Таджикистану и Туркменистану. Уже несколько месяцев талибы хозяйничают в провинциях Бадахшан и Кундуз, которые вполне могут стать главным плацдармом для броска на север. Таким образом, и Кабул, и Душанбе, и Ашхабад сегодня нуждаются в реальной военной помощи.

Эксперты выражают мнение, что в случае прорыва боевиков в таджикский Бадахшан остановить их дальнейшее продвижение в государства Центральной Азии будет очень сложно. Сообщается, что президент Таджикистана Эмомали Рахмон в ходе встречи с российским коллегой рассказал, что на протяжении последних недель на 60 процентах протяженности таджикско-афганской границы перманентно происходят боевые столкновения пограничников с террористическими формированиями.

Проблемы противодействия угрозам, исходящим из Афганистана, обсуждались и на международной конференции, прошедшей 8-9 октября этого года в Москве. Участвовали в ней делегации государств — участников ШОС, ОДКБ и стран СНГ, не входящих в эти объединения. Афганистан был представлен своим первым вице-президентом Абдул Рашидом Дустумом, который обратился к российским властям с просьбой о военно-техническом содействии его стране. Генерал пояснил, что Афганистан испытывает потребность в авиатехнике, оружии и боеприпасах для эффективной борьбы с терроризмом и при этом заверил, что афганская сторона не намерена запрашивать Россию о непосредственном военном вмешательстве в боевые действия на своей территории.

А перед этим на заседании кабинета министров Афганистана, главным вопросом повестки дня которого была угроза безо-пасности, президент Ашраф Гани открыто назвал представителей «Талибана» террористами.

«Талибов, как и других лиц, совершающих тяжкие преступления, следует воспринимать как террористов. Предварительные оценки разведывательных структур свидетельствуют о том, что террористические группы, действующие в Афганистане, состоят из преступных сообществ, талибов и иностранных террористов, совершающих непростительные преступления в интересах внешних сил и наркоконтрабандистов», передает его слова афганский телеканал «Толо».

Стоит отметить, что Ашраф Гани впервые за весь срок своего президентства назвал вещи своими именами. Аналитики отмечают, что ранее применительно к движению «Талибан» он использовал термины «братья» и «оппозиция».

«Скорее всего, последние события, в том числе атака на госпиталь в Кундузе, побудили президента решительно изменить официальную риторику», — передает телеканал.

Наши соседи хотят все сделать сами

Тем временем международные СМИ передают: спустя несколько дней после нападения на Кундуз талибы атаковали административный центр провинции Фарьяб — город Меймене. Сообщается, что боевики штурмовали город с четырех сторон, используя тяжелое вооружение и бронетехнику. Стоит отметить, что все это происходит в непосредственной близости от границ Туркменистана.

Обострение ситуации в северных и северо-восточных провинциях Афганистана вызывает серьезное опасение у официального Ашхабада. По полученной нами информации туркменские власти продолжают укреплять свои рубежи. И в данный момент на южной границе сконцентрировано до 70 процентов боеспособной техники и вооружения сухопутных войск Туркменистана.

А батальонно-тактические группы пограничной службы страны, дислоцирующиеся на юге Марыйского и Лебапского велаятов, усилены дополнительными артиллерийскими орудиями, ПВО, службами обеспечения, переброшенными из более спокойных регионов.

Туркменское военное руководство заявило, что имеющихся на границе сил и средств достаточно, чтобы отразить любые попытки боевиков проникнуть на территорию страны. Однако заручилось согласием президента на передислокацию к южным рубежам новых резервов из других областей.

Ситуация в Афганистане стала главной темой встречи президентов Узбекистана и Туркменистана, состоявшейся в ходе официального визита Гурбангулы Бердымухамедова в Ташкент на прошлой неделе. Сообщается, что обсуждались вопросы безопасности в связи с активизацией «Талибана». По всей видимости, два гордых центральноазиатских лидера, принципиально отказывающихся входить в ОДКБ, решили противостоять угрозам вместе, но без посторонней помощи.

Ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Шохрат Кадыров в интервью одному из изданий выразил мнение, что угроза вторжения «Талибана» или ИГ в Туркменистан существует. На туркменско-афганской границе нет каких-либо естественных препятствий, как в Таджикистане. А потому этот участок является наиболее уязвимым.

А вот по мнению директора аналитического центра МГИМО Андрея Казанцева, также опубликованного в СМИ, талибы в Центральную Азию не пойдут. Однако вторжение в регион групп различных этнических экстремистов, связанных как с «Аль-Каидой», так и с ИГ, не только вероятно, но и вообще ожидаемо в свете той ситуации, которая сложилась в Афганистане, Центральной Азии и на Ближнем Востоке.


|