В Казахстане вокруг лотереи полыхают нешуточные страсти

В любой стране, где есть лотерея, она полезна и эффективна, но не у нас

04.03.2015 в 08:57, просмотров: 21801

С нескрываемым азартом парламентарии пытаются принять законопроект «О лотереях и лотерейной деятельности». А между тем представители Национальной лотереи уверены: проект закона поставит под угрозу весь лотерейный бизнес в стране.  

В Казахстане вокруг лотереи полыхают нешуточные страсти

 Выиграть — с третьей попытки

За последние пять лет это уже третья попытка чиновников принять этот противоречивый документ. Попадая в парламент, этот законопроект каждый раз вызывает много нареканий. Но, как говорится — истина рождается в споре. Вот и сейчас в стенах мажилиса парламента в рабочих группах идут жаркие дискуссии. Правительство предлагает взять под контроль лотерейный рынок Казахстана и выдвигает ряд условий для операторов. В свою очередь, последние пытаются доказать, что это лишнее.

Начнем с того, что лотереи в республике проводились еще в советские времена, и особым успехом, например, пользовалось «Спортлото» перед проведением Олимпийских игр в Москве. И при этом Казахстан нисколько не отставал от других советских республик, а некоторые даже значительно опережал.

После распада Союза в Казахстане начали появляться частные лотереи, многие из которых, и это правда, не выплачивали выигрыши. Поэтому распоряжением президента от 18 ноября 1996 года была создана Национальная лотерея (НЛ), предназначенная гарантировать игрокам честную игру и служить примером для остальных. Ее открытие состоялось 8 июня 1998 года.

Как и у всех национальных лотерей мира, ее целью было финансирование социальных проектов, в частности — отчисления в фонд «Новая столица» и в Государственный пенсионный фонд. И поначалу все шло хорошо, но затем правительство потеряло интерес к Национальной лотерее и начались не совсем понятные нововведения.

В частности, начисление 5-процентного акциза на продажу билетов, взимание налога с выигрышей в размере 10 процентов (которого во многих национальных лотереях просто нет), снятие налоговых льгот и прочее. Естественно, это все сказалось на общем настроении участников лотереи. Если игра меняет правила, а новшества непонятны и дискриминационны, тогда и вера в игру ослабевает.

Нужно было вернуть доверие казахстанцев к лотерее — так утверждали все министры, презентовавшие законопроект «О лотереях и лотерейной деятельности». Они приводили в пример страны с джекпотами в сотни миллионов долларов, утверждая, что население там относится к лотерейным играм с большим доверием, чем у нас.

Однако наш народ, как говорит статистика, не столь азартен, постоянных игроков не более двух процентов от общего числа граждан, и тратят на лотерею они во много раз меньше, чем за рубежом. Отсюда и размеры выигрышей.

В Европе, например, статистика такова: среднестатистический житель Греции потратил на лотерею 491 доллар, Финляндии — 486, Италии — 419 долларов. А вот средний казахстанец на игры Национальной лотереи потратил в 2013 году один доллар. Добавим сюда еще «КазЛото» и «СуперЛото» и получим примерно три доллара. Возможно, кто-то скажет, что дело в недоверии... Однако выигрыши выплачивают исправно, и нареканий на лотереи нет, но и азарта — тоже.

Если говорить о лотерейной бухгалтерии, то среднегодовой оборот только Национальной лотереи за 1998-2014 годы составлял около двух миллиардов тенге. За эти 16 лет победителям было выплачено 15,8 миллиарда тенге.

Можно ли после таких цифр говорить о недоверии к лотереям?

Кому больше доверять — лотерее или министрам?

Но давайте теперь посмотрим оборотную сторону «медали» — предложения правительства.

Первое и самое «устрашающее» для операторов лотерейной деятельности требование — наличие уставного капитала в размере не менее 300 тысяч МРП (555 600 000 тенге, или около трех миллионов долларов). На сегодняшний день даже у крупных республиканских лотерей таких средств нет, и чиновники это понимают, поэтому и устроили «естественный отбор», в котором, по их словам, отсеются «серые» и «черные», а выживут только «белые и пушистые», то есть сильнейшие.

Однако, возражают «лотерейщики», такой «передел» рынка не согласуется с нормами законов «О конкуренции» и «О частном предпринимательстве». Даже если такая компания найдется, то ее целями будут не пополнение государственного бюджета, уплата налогов и целевые отчисления, а получение прибыли «любой ценой», ведь огромные вложенные средства надо возвращать, а это первый закон бизнеса.

Здесь, вероятнее всего, будут использованы модифицированные игровые автоматы с подменой понятий игровых автоматов на лотерейные, так как только они смогут дать сравнительно быстрый возврат вложенного. Возможны и создание схем по уклонению от налогов, и занижение призового фонда лотереи.

Подобная ситуация сложилась, кстати, в России, где даже в государственных лотереях есть прерогатива работать не на госказну, а на размер вознаграждения оператора от деятельности по реализации лотерейных билетов.

Вполне возможно, что, таким образом, откроется путь в Казахстан российским компаниям, которым не удалось попасть в пул государственных лотерей у себя в стране.

Кроме того, предполагается оставить трех основных операторов — один на каждый вид лотереи: моментальную, тиражную и комбинированную. Однако такое требование не согласуется с реальностью и наоборот — нанесет урон лотерейному бизнесу, поскольку лотерея приносит устойчивые поступления, когда работают одновременно все ее ветви как пользующиеся наибольшей популярностью среди игроков тиражные, так и не столь популярные моментальные. Эта идея может не иметь практической реализации. К примеру, моментальные лотереи могут не найти своего оператора, и поступления от них будут утрачены для государства.

К тому же Национальная лотерея сегодня продает все виды лотерей: тиражную, смешанную и моментальную, и, тем не менее, рентабельность в лучшие годы составляла два-три процента, а сейчас — менее одного.

Кто возьмет билетов пачку, тот получит…

Одно из главных новшеств законопроекта — средства от лотереи пойдут на социальные нужды. Лотерейных операторов обяжут направлять 50 процентов от дохода в призовой фонд, а 10 процентов от разницы между выручкой и призовым фондом — ежеквартально в республиканский бюджет на развитие социальной сферы, как это делается во многих зарубежных странах.

Однако на какие именно социальные нужды будут уходить ежеквартально 10 процентов, в проекте закона не прописано. С такой размытой формулировкой трудно завоевать доверие граждан. Гораздо охотнее человек купит билет, если будет знать, что его потраченные деньги пойдут на конкретную спортивную площадку или дворец спорта.

Кроме того, может сложиться ситуация, которая в свое время произошла с Национальной лотереей. Во второй половине 1990-х годов появилось много частных пенсионных фондов, и ни одна из правительственных структур не озаботилась тем, чтобы дать указание, куда конкретно перечислять деньги от проведения лотереи. Национальная лотерея не раз обращалась с запросами к правительству о том, на какие еще социальные проекты выделять средства, но ответа так не получила.

Тем не менее, бюджет страны ежегодно пополнялся за счет налоговых отчислений от НЛ. Так, в период с 1998 по 2014 год было перечислено 4,1 миллиарда тенге. И вновь, видимо, придется требовать от чиновников: куда же перечислять деньги «на социальные нужды»?

Кроме того, требование о 10 процентах пока невыполнимо. Дело в том, что разработчики документа взяли в качестве образца опыт крупнейших мировых лотерейных компаний мира, но почему-то не приняли в расчет наши реалии.

В той же Великобритании ежегодные обороты лотерейного рынка составляют более 26 миллиардов фунтов (включая тиражные лотереи еврозоны, а без них — около шести миллиардов), в то время как в Казахстане около шести миллиардов тенге.

И, наконец, каждый житель Великобритании тратит на приобретение лотерейных билетов около 412 фунтов в год (125 600 тенге), казахстанец — около трех долларов, как было сказано.

Но, видимо, у разработчиков законопроекта уже сейчас кружится голова от европейских показателей отчислений целевых взносов, и им видится, что и в Казахстане будет что-то подобное, невзирая на то, что рынки абсолютно разные.

Реалии же таковы, что операционные расходы отечественных компаний, проводящих лотереи, составляют не 5-6 процентов, как за рубежом, а более 30 процентов. Поэтому производить 10-процентные отчисления они не смогут как минимум в первые три года после начала деятельности и просят на первых этапах свести выплаты хотя бы к трем-пяти процентам.

Кто платит, тот не заказывает

Даже если казахстанцы будут «играть по новым правилам», в республике, к тому же, не развита сеть пунктов продажи. Они находятся лишь в городах, но не в сельской местности. Так, точки продажи Национальной лотереи, а их в стране 1 113, располагаются только в 153 населенных пунктах. Получается, что у нас лишь один торговый агент на 15 тысяч жителей, в то время как, к примеру, в Италии один агент приходится на 400 человек.

Поэтому главная проблема отнюдь не в недоверии людей к лотерее, а в трудностях с расширением торговой сети. Многие территории находятся в частном владении, и владельцы требуют непомерных сумм за установку на них лотерейных киосков.

В новом проекте закона «О лотереях и лотерейной деятельности» прописано, что лотерейные операторы должны создавать центр при уполномоченном органе, куда будет стекаться вся информация о продажах, выигрышах, призовом фонде и прочее. Но этот орган будет брать на себя львиную долю поступлений от лотерей на свое содержание, что экономически совершенно нецелесообразно.

В этой связи «лотерейщики» считают, что вполне достаточно ранее предложенной контрольно-ревизионной комиссии. Ей не потребуется столь масштабных затрат, которые можно было бы направить на социальные проекты. К тому же эта комиссия могла бы проводить не конкурс, а определять трех владельцев генеральных лицензий.

Также чиновники предлагают установить лотерейные терминалы. Но есть страны, например, Чехия, в которых накоплен печальный опыт их использования, потому что это на самом деле игровые автоматы, и они способствуют развитию игромании, особенно у молодежи, поэтому такое предложение весьма сомнительно.

В целом инициативы, вносимые в новый законопроект «О лотереях и лотерейной деятельности», вызывают недоумение: почему такое стремление буквально сокрушить весь лотерейный бизнес страны? Ведь, казалось бы, чиновники, наоборот, должны помогать лотерейному бизнесу и облегчать условия работы, поскольку это поступления, прежде всего, в бюджет.

Да, может быть, существуют «нечистоплотные» лотерейные операторы, но это не значит, что всех нужно относить к таковым. В первую очередь, наверное, необходимо навести порядок в системе отчетности и аудита в лотерейном бизнесе, а не рубить голову курице, несущей золотые яйца?