Кому он нужен, этот «Боинг»?

Глобальное информационное сражение вокруг сбитого над Украиной «Боинга 777» рейса MH17 возобновилось с новой силой

27.08.2014 в 10:27, просмотров: 5508

Фактически оно и не прекращалось, но в последние пару недель наблюдалось некоторое затишье. И вот грянула новая «фаза боев», но теперь уже в совершенно иной диспозиции.

Кому он нужен, этот «Боинг»?

Сергей Леонов

«День МН17» как начало новой эпохи в мировой политике

После первой, двухнедельной фазы (назовем это пока так) массированной информационной обработки мирового медийного пространства и общественного мнения, когда все западные СМИ каждодневно и ежечасно распространяли обвинения в гибели «Боинга» MH17 исключительно в адрес ополченцев юго-востока Украины, наступило совершенно, на первый взгляд, непонятное затишье, также продлившееся примерно две недели.

Телеканалы и газеты, сетевые порталы и бесчисленная армия западных и союзных с ними блогеров замолчали как по команде. О «Боинге» словно забыли. Забыли те на Западе, на кого возлагалась функция максимально широко распространить и внедрить в массовое сознание в первые дни после катастрофы быстро сформированную пропагандистскую версию: «Боинг» сбили ополченцы Донбасса из зенитной установки «Бук», поставленной им Россией. Из этого следует: вина полностью лежит на Москве и на Путине и данная информация должна была подаваться единственно верной и сомнению не подлежащей.

Сбитый «Боинг» стал поводом для введения экономических и финансовых санкций против России. То есть помимо пропагандистской, психологической, политической кампании катастрофа малайзийского лайнера использовалась правящими элитами на Западе, что называется, по полной программе: и для настраивания западного общественного мнения в должном ключе, и для извлечения внешних и внутриполитических дивидендов, и для начала полномасштабной экономической войны с привлечением всех союзников по НАТО и Евросоюзу. Обработке подверглись и союзники США в Азии, правда, безуспешно.

Иными словами, 17 июля 2014 года, день катастрофы «Боинга» — это дата теперь станет исторической, как определяющая новый, поворотный момент в современной мировой политике.

Если кто-то этого до сих пор не понимает или недооценивает значение произошедшего, то нелишне вспомнить о таких, например, событиях, как взрыв на крейсере «Мэн» 15 февраля 1898 года в Гаване, когда началась испанско-американская война, или инцидент с эсминцем «Мэддокс» в августе 1964 года в Тонкинском заливе, что послужило поводом к войне США во Вьетнаме.

Таких эпизодов можно привести много. Закономерен вопрос: а станет ли катастрофа «Боинга» МН17 таким же по значению поводом для войны? Достаточно сказать, что для начала поистине мировой информационной и экономической войн повод с «Боингом» уже использован. А вот что касается дальнейшего, тут еще есть вопросы.

«Позорное пренебрежение очевидным»

Двухнедельное молчание было нарушено в Малайзии. 17 августа министр обороны страны Хишамуддин Хусейн заявил: его правительство обратится в судебные инстанции, чтобы добиться наказания для виновных в крушении пассажирского лайнера.

— Органы прокуратуры совместно с внешнеполитическим ведомством изучают все аспекты данной процедуры, — сказал он, — неважно, где этот суд состоится — в Малайзии, на Украине либо же это будет международный процесс. Мы не намерены молча сидеть.

Это заявление явилось как бы ответом на публикацию за день до этого в ведущей малайзийской газете The New Straits Times. В ней вышел материал обозревателя этого издания Нила Боуи (Nile Bowie) под названием Shameful neglect of evidence («Позорное пренебрежение очевидным»).

Автор делает обзор, в котором собраны данные, обнародованные в течение месяца разными сторонами. И приходит к выводу: наиболее убедительно на сегодняшний день выглядит позиция России. Свой анализ он начинает с констатации того, что ведущие западные медиа как по команде приняли на вооружение версию, спонтанно выдвинутую несколькими западными столицами, а именно: что в гибели самолета виновата только Москва. И автор пишет: «Просто дух захватывает от такой предвзятости. И это при том, что стороны, сразу показавшие на Москву, до сих пор не предоставили никаких объективных подтверждений того, что именно антикиевские повстанцы сбили самолет с помощью вооружений, предоставленных Россией».

После анализа всех аргументов завершает свою обширную аналитическую статью Нил Боуи так: «То, как подавали своим аудиториям это событие западные СМИ, целиком находится в русле официальной позиции западных правительств. Налицо явные попытки медиагигантов укрыть от обсуждения нежелательные факты и свидетельства. В свете данных, обнародованных российской стороной, равно как и вопросов, поднятых заслуживающими доверия журналистами и расследователями, очевидно, что возглавляемая Нидерландами международная группа расследователей обязана затребовать у Киева первичные данные наблюдения радаров и все записи с ракетных батарей в момент катастрофы.

Записи переговоров украинских авиадиспетчеров с экипажем обреченного самолета также должны быть преданы гласности. Если международные расследователи действительно хотят быть беспристрастными, они должны объективно изучить всю имеющуюся информацию, а также потребовать от разведывательных ведомств и правительств доказательств своих предположений и раскрытия фактов».

Спустя два дня, 18 августа, в Нью-Йорке на совещании Совета безопасности ООН, посвященном ходу расследования катастрофы «Боинга», представитель России Виталий Чуркин также прервал молчание и выступил с требованиями к Украине предоставить записи переговоров авиадиспетчеров с пилотами лайнера.

— Первое, что приходит в голову, — сказал он, — они должны предоставить записи переговоров своих авиадиспетчеров, чтобы можно было понять, почему они направили в зону конфликта малайзийский самолет.

Виталий Чуркин заявил, что РФ запросит в СБ ООН отчет о расследовании катастрофы малайзийского «Боинга-777».

Закон приватной силы не имеет

И вот атакуемый вопросами со всего мира Нидерландский совет по безопасности (Dutch Safety Board), который возглавляет расследование катастрофы, 21 августа выпустил информационное сообщение о результатах своей работы на текущий момент.

В документе несколько разделов, в которых объясняется, в частности, зачем вообще нужно проводить расследование и почему Украина обратилась именно в Совет безопасности Нидерландов. Но первое, что бросилось в глаза, это такая вот констатация: «Совету безопасности Нидерландов не позволили посетить место крушения, потому что никто не мог гарантировать безо-

пасность следователей. Голландское правительство считает, что эксперты, расследующие причины аварии, будут подвержены большему риску, чем судебные следователи или журналисты».

Иными словами, следователи так на месте катастрофы и не побывали. Далее, как заверяют авторы доклада, «возможно провести эффективное расследование на основе других источников. Кстати, в первые дни после инцидента (когда Украина все еще руководила расследованием) несколько украинских авиационных следователей несколько раз посетили место крушения».

Голландцы пообещали, что как только ситуация в юго-восточных регионах Украины стабилизируется, эксперты Совбеза осмотрят место крушения и «проверят результаты расследования из других источников».

Любопытно, не правда ли? Сразу возникает вопрос: а чем же сейчас занимаются следователи, какими вещественными доказательствами они располагают? Вот что сказано в докладе: «Следственная группа получила информацию от различных источников, — таких, как бортовой речевой самописец, регистратор параметров полета, спутниковые снимки и другие изображения, радиолокационная информация. Все данные сравниваются на предмет того, подтверждают они друг друга или дают иную точку зрения на произошедшее. Это тонкий и трудоемкий процесс, который до сих пор не завершен».

И вот самый, пожалуй, спорный пункт доклада: «Следственные материалы и источники информации, используемые Советом безопасности Нидерландов в своих расследованиях, охраняются законом. Только информация, относящаяся к определению причин аварии MH17, будет включена в окончательный доклад. Имеющаяся следственная информация не будет оглашаться в полном объеме. Такое решение принято в соответствии с постановлением Совета безопасности Нидерландов и соглашением ICAO (Международная организация гражданской авиации)».

Наконец авторы этого прелюбопытного документа передвинули и без того расплывчатые сроки публикации отчета о расследовании: «в течение года», по их словам, будет опубликован финальный доклад, а что касается предварительного итога, то «пока точно не известно, когда он будет опубликован».

Вопросов к этому докладу сразу возникло множество.

Почему в отчете однозначно не будет назван виновник катастрофы? Почему там не будет полной (а возможно, и выборочной) информации о переговорах экипажа, диспетчеров и параметрах полета? Почему точная дата публикации отчета не названа, хотя уже было обещано, что он появится до начала сентября, а по некоторым сведениям даже разослан заинтересованным государствам? Почему итоговый отчет появится в лучшем случае через год, его текст будет согласовываться с целым рядом представителей государств, уже продемонстрировавших предвзятое отношение к расследованию, что неминуемо скажется на его содержании?

Кроме того, заявлено о том, что отсутствие полной информации с места катастрофы, которое представители комиссии так и не посетили за все это время, никак не повлияет на качество расследования и не будет препятствием для составления окончательного варианта отчета.

Далее, учитывая, что основной версией происшествия, выдвинутой сразу после катастрофы, было попадание в самолет зенитной ракеты комплекса «Бук», которую может подтвердить или опровергнуть именно анализ останков самолета, как можно расценивать заявление комиссии, что делать этого вовсе не обязательно?

И каким законом «охраняются материалы и источники информации»? Чей это закон и кем он был принят? И почему это на основании чьего-то неизвестного закона часть данных о катастрофе должна быть засекречена?

Средство против новой «голландской болезни»

Худшие предположения скептиков о возможной предвзятости и нечестности голландских следователей, таким образом, пока подтверждаются. И в западной прессе этот странный и довольно нагловато звучащий доклад нареканий не вызвал. Пока не известно и о реакции малайзийской стороны, а вот российская уже отреагировала.

Как сообщили информагентства, Москва будет решительно требовать максимально открытого расследования, настаивая на предоставлении регулярных отчетов. Об этом сообщил журналистам источник в российском МИДе.

«Выяснение причин катастрофы должно проходить под международным контролем, быть всеобъемлющим и максимально открытым для общественности и СМИ. Будем продолжать настаивать на этом, требуя, в частности, выполнения резолюции СБ ООН 2166, предусматривающей ежемесячную отчетность о ходе расследования», — сообщил источник в МИДе.

И показательна, как отметил российский дипломат, при этом позиция официального Киева. По мере того, как рассеивается завеса голословных обвинений, у специалистов возникает все больше вопросов по поводу действий украинских властей и военных в ситуации с «Боингом».

Напомним, что Киевом до сих пор не обнародованы даже записи переговоров авиадиспетчеров с экипажем, которые позволили бы понять, как и почему самолет попал в район боевых действий. К примеру, в российской практике такие переговоры становились достоянием общественности уже спустя короткое время.

Иными словами, судьба лайнера и причины его гибели по-настоящему, как выходит, интересуют только две страны — Россию и Малайзию. Что же касается пресловутой «независимой» западной прессы, то она в очередной раз продемонстрировала и свою «объективность», и «честность», и «стремление к свободе слова».

Но, к счастью, помимо этой империи лжи и пропаганды есть и альтернативные источники информации, и люди, которые не дадут утаить правду, и страны, которые могут противопоставить этой лжи силу правды.