Арманжан Байтасов, главный редактор журнала "Forbes в Казахстане": "Для воров мы сделаем отдельный рейтинг"

Владелец журнала "Forbes в Казахстане" не исключает своего попадания в рейтинг самых богатых людей страны

30.11.2011 в 12:57, просмотров: 8459

Владелец и главный редактор журнала "Forbes в Казахстане", недавно появившегося на отечественном медиа-рынке, Арманжан Байтасов (на фото) не исключает своего попадания в рейтинг самых богатых людей страны и, по его словам, не будет препятствовать подсчитыванию собственных капиталов корреспондентами, работающими под его началом. Однако признаться открыто в том, сколько он имеет, известный медиа-менеджер не готов. Объяснение простое: это нескромно.

Арманжан Байтасов, главный редактор журнала

– Арманжан, из вашего недавнего интервью я сделала вывод, что для казахстанской версии Forbes будут писать в основном российские журналисты. Что, свои недостаточно хороши для такого издания?

– Это не совсем так. Мы пригласили из России трёх специалистов, но это не значит, что они пишут все статьи. Эти люди просто передают опыт, занимаются редактурой, обработкой и подготовкой текстов. Всего в штате 7 корреспондентов плюс люди со стороны, которым мы время от времени заказываем материалы.
 
– Вы говорили также о специальных методиках получения информации. Можете приоткрыть завесу тайны?
 
– Я могу сказать только о принципах работы Forbes: информация, которая публикуется в журнале, очень тщательно проверяется и базируется исключительно на легальных источниках. При составлении рейтингов мы не будем использовать предполагаемые теневые доходы фигурантов.
 
– Легальные источники – это какие?
 
– Официальные. Например, данные АФН: кто и какими долями владеет в том или ином банке. Если мы имеем представление о том, сколько стоит банк, то очень легко можем высчитать стоимость пакета акций, принадлежащего интересующему нас бенефициару. Допустим, все мы знаем, кто учредитель банка CenterCredit и сколько на сегодняшний день стоит этот банк. Поэтому можем определить, что человек, обладающий долей в 15 процентов, имеет такой-то капитал. Или знаем, кто владелец Нурбанка и какова его доля…
 
– Можете сейчас назвать имена и цифры?
 
– Мы ведь не для этого встретились. Редакция готовит публикацию на заданную тему, поэтому было бы некорректно и прежде­временно озвучивать такие данные.
 
– Российский Forbes недавно оскандалился – записал в долларовые миллионеры лидера рок-группы ДДТ Юрия Шевчука, и все знакомые пошли к нему занимать деньги. А он обиделся, сказал, что у него одни долги, и поднял шум. Вы готовы к подобным ситуациям?
 
– Конечно, готовы. И знаем, что они будут.
 
– Вы же только что говорили, что собираетесь черпать информацию только из проверенных источников…
 
– Это так, но я знаю, что многие в принципе будут недовольны своим попаданием в списки богатейших людей страны, невзирая на то, что мы обозначаем легальные капиталы.
 
– Понятно: деньги любят тишину. Но не будет ли опасен сбор такой информации для ваших журналистов?
 
– Надеюсь, что нет. Не думаю, что у нас могут возникнут такие серьёзные ситуации, как в Москве с убийством главного редактора российского Forbes Пола Хлебникова или скандалами с супругой экс-мэра Москвы Юрия Лужкова – Еленой Батуриной.
 
– Почему? В Казахстане более миролюбивые богачи?
 
– Во всяком случае, я постараюсь избежать подобных конфликтов, у меня для этого достаточно серьёзный опыт работы. Я знаю, за какие грани лучше не переходить.
 
– То есть про кого можно писать, а про кого лучше не стоит?
 
– Ну, не то чтобы про кого можно… Я просто примерно представляю, когда следует остановиться. А что касается обиженных, то они, безусловно, будут. Причём двух видов: одним не понравится то, что информация опубликована, а другим – что они не попали в списки.
 
– У нас много богатых людей, не страдающих от излишней застенчивости?
 
– Поровну и тех, и других.
 
– Сколько человек будет в списке?
 
– Мы хотим, чтобы было сто, но, возможно, их будет вполовину меньше. Это люди, которые имеют от 100 миллионов долларов и выше.
 
– В том же интервью вы говорили, что готовы и сами попасть в рейтинг. Можно с этой цифры поподробнее?
 
– Насколько я помню, я сказал, что…
 
– … миллиардером быть не можете, но миллионером – запросто.
 
– В моём случае всё гораздо сложнее. Я занимаюсь медиа-бизнесом очень давно. Короче говоря, посчитают – так посчитают (смеётся). Я уж точно нервничать и ругаться в редакции по этому поводу не стану.
 
– Можете сейчас рассказать, сколько у вас миллионов?
 
– Нет, не могу.
 
– Отчего же?
 
– Лучше пускай посчитают люди со стороны (смеётся). На самом деле я, наверное, не окажусь в этом списке… Я просто сказал, что в принципе готов там появиться. Я бы никогда в открытую не сказал о том, сколько у меня денег: одно дело, когда информация поступает из официальных источников, и совсем другое – рассказ от первого лица.
 
– Это было бы нескромно?
 
– Конечно. И неправильно. Мы не задаём людям вопросов об их доходах, а сами добываем информацию. Forbes – деловое издание, а не жёлтая пресса.
 
– Стало быть, вы не будете запрещать подчинённым считать ваши деньги?
 
– Точно нет! Попаду в список – значит, попаду.
 
– Сколько в Казахстане долларовых миллиардеров?
 
– Сейчас скажу точно… Три… четыре… шесть…
 
– А можете их фамилии назвать?
 
– Их все знают.
 
– Ну тем более.
 
– Нет, называть не буду. Я скажу точное количество – семь человек, а вы сами вычисляйте.
 
– По-вашему, в Казахстане реально заработать хороший капитал?
 
– Более чем реально. У нас быстро растущая экономика, очень много свободных ниш. В стране существует собственная формула успеха, и может сбыться "казахстанская мечта".
 
– Без знакомств и связей?
 
– Конечно, знакомства, связи, взаимоотношения с исполнительной властью нельзя сбрасывать со счётов. От этого в Казахстане никуда не уйти – таковы особенности нашей экономики. Но знакомства и связи – это же не обязательно коррупция.
 
– Почему тогда в нашем обществе такое негативное отношение к богатым людям?
 
– А где вы видели хорошее отношение к богатым?
 
– Разве в Америке иметь состояние не считается абсолютно нормальным явлением?
 
– Очень хороший вопрос. Дело в том, что в Казахстане слишком большой разлёт между богатыми и бедными. У нас практически не сформирован средний класс. Из-за этого накапливаются стрессы. Большинство людей считает, что серьёзные деньги не зарабатываются честным путем. С трудов праведных не наживёшь палат каменных – это расхожая фраза.
 
– Когда же будет сформирован средний класс?
 
– Нужна серьёзная работа государства. Я не скажу, что она не ведётся, постепенно средний класс появляется, просто это происходит очень медленно. Чем толще его прослойка – тем стабильнее общество, поэтому государство по идее должно быть кровно заинтересовано в том, чтобы появилось как можно больше представителей среднего класса. Они не выбегают на улицы, не громят магазины, не поджигают машины.
 
– Целевая аудитория вашего журнала – бизнесмены и чиновники. Он может быть интересен простым гражданам?
 
– Мне не очень нравится выражение "простой гражданин". Всем казахстанцам Forbes может быть не только интересен, но и полезен. В нём есть информация о том, как открыть своё дело, об инвестициях в тот или иной бизнес и т.д. Особое место занимают истории успеха. В прошлом номере, например, мы рассказывали про интернет-проекты, организованные, как вы говорите, "простыми гражданами": ребята, имея капитал в 10 тысяч долларов, создали компании, которые сейчас стоят и 2, и 4, и 10 миллионов долларов. Это не готовые рецепты успеха, конечно, но правдивые рассказы о том, как можно пробиться наверх. В бизнесе главное – верить в себя, иметь амбиции и получать своевременную информацию. Чем больше ты познаёшь окружающий мир и сферу деятельности, которой занимаешься, тем легче тебе реализовать свои планы.
 
– Не вызовет ли публикация рейтинга самых богатых казахстанцев нагнетания социальной напряжённости?
 
– Социальная напряжённость существует и без журнала Forbes. Тем более что мы не будем говорить о том, сколько зарабатывают чиновники… Если чиновник заработал $100 млн., то понятно, что здесь нечисто. Я не знаю ни одного чиновника с зарплатой, позволяющей скопить такое состояние. Люди с теневыми доходами могут спать спокойно. Мы их "считать" не собираемся.
 
– Как-то вы сказали, что если человек – вор, вы его так и назовёте.
 
– Конечно, назовём. Но он попадёт уже в другой рейтинг – воров (смеётся). Кстати, это хорошая
мысль: почему бы не рассказать о том, кто больше всех украл в Казахстане?
 
– Это уже гораздо опаснее.
 
– Несомненно, но идея действительно хорошая. Воришек у нас хватает.
 
– Кто-то до вас пытался сделать казахстанский Forbes? И насколько вам это сложно далось?
 
– Пытался только я. И могу сказать, что получить контракт с американским Forbes – очень большой труд. Журнал издаётся всего в 18 странах.
 
– Чем же вы их обаяли?
 
– Могу только предположить, почему они вынесли решение в нашу пользу. Думаю, американцы прекрасно понимают, что Казахстан активно развивается, видят его потенциал. Всего лишь за 20 лет независимости мы достигли очень больших успехов в экономике и способны создавать своих миллиардеров.
 
– Вы сейчас имеете отношение к телевидению?
 
– У меня есть телеканалы Тан, Muzzone, телеканал в Киргизии. Вот люди пусть и оценят их стоимость, а не так, что я сам скажу, что ТАН, к примеру, стоит $55 млн. (смеётся).
 
– Какие у вас отношения с "31 каналом"?
 
– Я его продал. Это просто бизнес.