Хроника событий «Хочешь сохранить собственность - финансируй госпереворот в России» Санкции США заставят ЦБ отказаться от понижения ключевой ставки «Мы за сильную Россию, но не за счет запрета лекарств» Пентагон попросил сделать исключение из антироссийских санкций для ряда стран Лидер КНДР придёт на переговоры в Южной Корее пешком

Общественники, полицейские, врачи и депутаты требуют запретить метадон в Казахстане

Опиоидная заместительная терапия, которую как пилотный проект внедряют в Казахстане с 2008 года, вызывает немало споров как среди специалистов, так и среди простых обывателей

11.04.2018 в 10:04, просмотров: 573

Одни уверяют, что применение метадона в качестве заменителя героина — панацея в лечении наркозависимых. Другие настаивают, что ни о каком лечении речи не идет, а усилия по внедрению этой программы не иначе как диверсия государственного масштаба, которая угрожает, ни много ни мало, национальной безопасности.

Общественники, полицейские, врачи и депутаты требуют запретить метадон в Казахстане

Как это было

Само понятие «опиоидная заместительная терапия» (ОЗТ) появилось в Казахстане в 2008 году, когда с подачи Всемирной организации здравоохранения, структурных подразделений Организации объединенных наций и ряда международных фондов предложили начать беспощадную борьбу с распространением ВИЧ-инфекции и наркомании.

Правовым основанием для внедрения ОЗТ стала утвержденная в 2006 году постановлением правительства Программа по противодействию эпидемии СПИДа на 2006-2010 годы. Согласно этой программе, метадоновую терапию вводили исключительно для мотивации наркоманов с положительным ВИЧ-статусом проходить антиретровирусную терапию, связанную с лечением этого заболевания.

Первоначально в проект приняли 50 ВИЧ-инфицированных, страдающих опиоидной зависимостью: 25 — в Павлодаре и 25 — в Темиртау. Именно в этих городах на тот момент зарегистрировали наибольшее число зараженных ВИЧ среди внутривенных наркоманов.

В 2010-2017 годах проект был распространен на Алматы, Актобе, Атырау, Тараз, Уральск, Костанай, Караганду, Кызылорду, Семипалатинск, Усть-Каменогорск, Экибастуз. В нее включили и тех потребителей героина и опия, у которых ВИЧ не было. Таким образом, программа реализовывалась в 13 населенных пунктах страны, а с ее начала участие в ней принял 1141 человек.

Оценки эффективности внедрения ОЗТ с использованием метадона проводили неоднократно. И каждый раз общество получало совершенно противоположные заключения специалистов. Все зависело от того, кто стоял за исследованиями. Если их проводили лоббисты идеи метадоновой терапии, то выводы оказывались исключительно положительными и в них указывалось, что программу надо расширять как можно скорее. Тогда как противники ОЗТ приводили свои доводы, в которых отмечали не только слабую эффективность программы, но и ее вред, причем не только для наркозависимых, но и общества в целом.

Аналогичные споры продолжаются до сих пор. Однако сегодня Казахстан оказался у черты, когда необходимо принять окончательное решение о судьбе программы ОЗТ. Ведь Глобальный фонд по борьбе со СПИД — один из инициаторов ее внедрения — сообщил, что с 2018 года прекращает финансирование проекта и теперь метадон для наркоманов государство должно будет закупать за свои деньги, то есть за бюджетные.

Средства и цели

Прежде чем говорить о том, в какую копеечку влетит государству продолжение программы метадоновой терапии, необходимо выяснить, несет ли она в себе ожидаемый эффект.

К примеру, в МВД уверяют, что ее продолжение не только не эффективно, но и опасно. При этом ссылаются полицейские на ряд исследований, проведенных в 2010, 2015 и 2017 годах.

Проанализировав факты, эксперты констатировали, что пациенты ОЗТ в период участия в программе, а также после выхода из нее с положительным результатом: «…все равно совершали уголовные и административные правонарушения, продолжали употреблять как инъекционные наркотики, так и медицинские препараты, содержащие наркотические средства». Мало того, в ходе реализации программы отмечалось агрессивное поведение пациентов по отношению к медперсоналу, что порой ставило под угрозу жизнь и здоровье врачей.

«При изучении порядка выдачи метадона установлены факторы, создающие предпосылки к его хищению и выводу в нелегальный оборот», — отмечено в исследованиях министерства.

Поддержали требование полицейских о запрете ОЗТ с использованием метадона и медики.

— Если у полусинтетического героина ломка длится всего две недели, то у синтетического метадона — более 40 дней, — говорит доктор медицинских наук Алия Субханбердина, — однако сторонники заместительной терапии метадоном «на голубом глазу» утверждают, что этот препарат якобы лечит героиновую зависимость. При тестировании у всех участников программы в организме обнаруживались каннабиноиды, опиаты и алкоголь. Это говорит о двойной зависимости — и от героина, и от метадона. Последний, повторюсь, купирует «ломку» — физическую зависимость, а психическая остается в голове. Постоянная подсознательная тяга выливается в плохое настроение, стыдливость или раздражительность. А это надо подавлять психотропными препаратами-антидепрессантами. Так что метадон — это не панацея от героиновой зависимости.

Поддерживает специалистов и ряд общественных деятелей, много лет посвятивших борьбе с наркозависимостью.

— Люди приходят в эту программу только для того, чтобы получить наркотик бесплатно. Они приходят не выздоравливать, они приходят за бесплатной дозой, — говорит директор общественного фонда «Свободные люди» Ольга Агапова.

А в конце 2017 года, в запросе премьер-министру свою позицию по вопросу ОЗТ изложили депутаты мажилиса: «По мнению представителей медицинской общественности, под прикрытием пилотного проекта (ОЗТ. — Прим. ред.) Минздрава в Казахстане создают новый вид наркобизнеса. Продолжающуюся наркозависимость подменяют понятием «заместительная терапия». На деньги налогоплательщиков предлагают приобретать, транспортировать, хранить наркотик метадон, открывать пункты выдачи, содержать в них специальный персонал, делать рекламу через официальные мероприятия. Задержка поставки метадона хотя бы на один день угрожает стране общественно-политическими беспорядками. Требуем запретить его применение в РК».

В ответ премьер-министр Бакытжан Сагинтаев сообщил, что судьбу метадоновой программы решат после выводов, которые сделает межведомственная комиссия.

Подводные камни

Как долго проработает межведомственная комиссия и какими будут ее выводы — сказать сложно. Однако противники внедрения в Казахстане метадоновой терапии забили тревогу еще в процессе формирования ее состава.

Вот что писала в своем обращении к первому заместителю руководителя Администрации президента Марату Тажину в октябре 2017 года президент Национальной медицинской ассоциации Айжан Садыкова: «Уже при формировании межведомственной рабочей группы приняты меры к формированию итоговых решений в интересах сторонников ОЗТ. Так, из девяти кандидатур, предложенных в состав рабочей группы от МВД РК, приказом министра здравоохранения РК Е. Биртановым утверждены лишь трое: один представитель профильного ведомства (комитет по борьбе с наркобизнесом) и два представителя неправительственного сектора (НПО). Не включены представитель комитета уголовно-исполнительной системы, а также ряд медицинских работников — наркологов, имеющих большой авторитет в медицинской среде. Не учтено предложение МВД РК о включении в состав рабочей группы представителей КНБ РК, участвующем в противодействии наркомании как одной из угроз национальной безопасности страны. Созданы реальные предпосылки к манипулированию мнением рабочей группы для формирования положительного заключения по ОЗТ. (…) Таким образом, складывается ситуация, при которой объективное рассмотрение результатов программы ОЗТ фактически невозможно».

По мнению экспертов, происходящее связано с мощным лобби сторонников опиоидной заместительной терапии, причем на самом высоком уровне. Что ими движет: желание решить проблемы наркозависимых или какая-то другая, возможно личная заинтересованность, противники ОЗТ утверждать не берутся. Но отмечают, что факты — вещь упрямая.

Оказалось, что программа ООН по продвижению метадона предусматривает «систему привлечения лечебно-профилактических учреждений к этой работе в виде поощрений, чтобы поддержать заинтересованность персонала».

Еще в 2011 году при проверке документации в Темиртау комиссия Минздрава обнаружила договоры, по которым продвиженцы (рядовые сотрудники лечебных учреждений. — Прим. ред.) метадона получали поощрение — от 100 до 400 долларов в месяц. Кроме того, программа предполагала всевозможные тренинги, выезды на конференции за границу не только врачей, но и «дружественных СМИ», акимов, депутатов, сотрудников МВД, Министерства юстиции, департаментов здравоохранения областей. И поездки уже состоялись…

После таких разоблачений совершенно не удивляет тот факт, что ряд руководителей наркологических клиник, некоторые рядовые врачи и общественные деятели яро выступают за продолжение программы ОЗТ в стране.

— Смысл поддерживающе-заместительной терапии (ПЗТ) в том, чтобы сдержать рост наркомании и ее главного следствия — заболеваемости ВИЧ/СПИДом. Такая терапия рекомендована целой группой всемирных организаций — а именно ВОЗ, Международным комитетом ООН по контролю над наркотиками, Управлением ООН по наркотикам и преступности, Экономическим и социальным советом ООН и рядом других уважаемых международных институтов, — сказала в одном из интервью президент общественного фонда «Аман-саулык» Бахыт Туменова.

При этом общественница не стала афишировать, что в тех же США и других развитых западных странах от метадоновой терапии отказались.

— Я досконально изучил все материалы по метадону, последствия его применения: вылечить наркомана невозможно, человек умирает, и это понимают все профессионалы, — говорит заслуженный врач РК, нарколог, психотерапевт с более чем 45-летним стажем Юрий Лукьяненко. — Америка, а вслед за ней и другие ведущие страны мира отказались от применения метадона. И скинули его в третьи страны. Категорически против метадонового проекта Россия. Люди, которые способствовали продвижению метадона в нашей стране, уехали за рубеж. Сейчас они вместе с американцами приезжают к нам на конференции и доказывают, как это хорошо, грозят санкциями, если не будем применять. А ведь метадон — подрыв безопасности страны!

Скрытая опасность

Не хотелось бы развивать так называемую «теорию заговора», но опять же — факты говорят за себя. Внедрение ОЗТ в Казахстане, которой планируется охватить около 50 тысяч наркозависимых, представляет прямую угрозу национальной безопасности. Как выяснилось, метадон уже не раз становился «участником» перемен государственных масштабов.

— След метадона есть во всех странах, где проходили «цветные революции», — говорит руководитель инициативной группы «Гражданская комиссия по правам человека» Наталья Шадрина. — Так, незадолго до известных событий в Югославии там раздавали метадон бесплатно. В Украине заместительная терапия началась накануне первой «оранжевой» революции (в 2009 году. — Прим. ред.). Один из побочных результатов приема метадона — неконтролируемые приливы агрессии, в случае если наркотик не принять вовремя. В этот момент достаточно направить внимание человека в нужное русло, и вот вам неуправляемая агрессивная толпа.

Кстати, случай, подтверждающий эти опасения специалистов, уже однажды зарегистрировали в Казахстане.

— Несколько лет назад произошла задержка выдачи метадона в городе Темиртау, — продолжает Наталья Шадрина. — В наркоцентр пришли наркозависимые, кричали, грозили все разнести. А ведь в программе на тот момент было всего 12 человек! Если метадоновых наркоманов будет 50 тысяч, как планирует ООН, это целая армия, которой можно манипулировать как угодно.

P.S. Противники метадоновой терапии утверждают, что, по данным исследований, в рамках программы не удалось достичь главной цели — ресоциализации наркозависимых.

«По итогам на 2016 год в программе ОЗТ (за восемь лет) из 1141 пациента только 145 завершили программу с прекращением приема наркотических средств. В то же время, по данным Министерства здравоохранения РК, в 2016 году в наркологических диспансерах прошли полный курс традиционного лечения и медико-социальной реабилитации 960 больных наркоманией, а после пятилетней ремиссии с наркологического учета сняли 3672 наркозависимых».



Партнеры