Наше странное время попало в соцсети. В поисках выхода

Мы еще не совсем поняли — какая она, виртуальная реальность, и что она делает с нами и с нашими детьми

31 января 2018 в 07:26, просмотров: 392

Интернет и социальные сети — что это сегодня, какое место эти во многом непознанные сферы занимают в казахстанском обществе? И можно ли вообще представить современное общество без интернета, социальных сетей и информации, которую мы от них получаем?

Наше странное время попало в соцсети. В поисках выхода

Она уже есть — самостоятельная альтернативная реальность

В конце минувшей недели премьер-министр страны Бакытжан Сагинтаев провел совещание по вопросам реализации Послания президента Назарбаева народу Казахстана «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции».

В ходе него немало говорили и о цифровизации экономики, и о роли новых коммуникационных технологий в повышении уровня образованности и компетенции казахстанских специалистов и в целом молодого поколения. Потому что сегодня без интернета и, как оказалось, без соцсетей невозможен никакой общественный прогресс, особенно в сфере образования.

Знаменательно, что во время этого совещания многие министры не раз отмечали, что новые информационные технологии и даже социальные сети — это не только создание совершенно новой социальной среды, но и фактор реализации тех задач, которые поставлены перед страной главой государства.

Надо заметить, что и экспертное сообщество республики активно анализирует эти процессы. Причем в самых различных аспектах и воздействия современных коммуникационных технологий в первую очередь на молодежь. А так как интернет и его самое массовое порождение — социальные сети сегодня ассоциируются с молодежью в первую очередь, то эта тема не может оставаться вне анализа специалистов самого разного направления.

И вот на днях состоялась конференция экспертов фонда «Мир Евразии» как раз на актуальную тему «От телеграмм до Telegram: жизнь в социальных сетях как новая реальность Евразии». В ходе дискуссии отметили: если Казахстан стремится попасть в число современных стран, то важно осознать, что развитые страны мира стремительно входят в стадию информационно-коммуникативного общества. Готова ли и наша страна к этому?

Для новой информационно-коммуникативной стадии развития характерны увеличение численности необходимых специалистов и новых информационных продуктов. Все это должно удовлетворять стремительный рост потребностей людей и организаций, связанных с информацией и необходимостью мобильных коммуникаций.

Это важно также при организации дальнейшего сотрудничества, например, между странами Евразии, где должны использоваться преимущества информационных технологий для эффективного функционирования сетевых способов взаимодействия участников. Ведь традиционные СМИ уже уступают значительную часть аудитории социальным сетям.

При этом в ряде стран постсоветского пространства количество жителей, зарегистрированных в той или иной соцсети, по сравнению с общим числом граждан, является довольно высоким, как и количество времени, проведенное в интернете. «Жизнь» в соцсети, то есть временное замещение настоящего мира, уже превратилась в самостоятельную, альтернативную реальность.

Интернет приходит с Севера?

— Я убежден, что в наших краях значение интернета и соцсетей больше, потому что в Северной Евразии плохой климат. Когда холодно, люди не гуляют на улице, а чаще сидят за компьютером, при этом обсуждая в соцсетях в том числе погоду. Подобное явление есть в странах Скандинавии, Канаде. Неслучайно в той же Беларуси придумали Viber, а в Эстонии — Skype. Меньше шансов, что такие проекты возникли бы в каких-то курортных теплых странах. Таким, прямо сказать, неожиданным пассажем начал заседание экспертного совета руководитель фонда «Мир Евразии» политолог Эдуард Полетаев.

Он также отметил, что на евразийском пространстве в последнее время явно увеличилось внимание к тому, что происходит в социальных сетях. С одной стороны, они открывают новые возможности для взаимодействия людей, проживающих в разных местах, показывают успешные примеры самоорганизации, но с другой — могут быть использованы для проведения политики отчуждения стран и их жителей, настроенных на дружбу и сотрудничество, что производит новые риски и уязвимости. И особо опасны, конечно, тенденции проникновения экстремистских идей в социальные сети.

Как отметили на недавнем саммите ОДКБ в Минске, одним из ключевых направлений деятельности организации будут являться коллективные усилия в такой важной и актуальной сфере, как информационная безопасность. Взаимодействие стран-участников в этой области в последние годы заметно активизировалось. В свою очередь, накопленный опыт и стоящие новые задачи нашли отражение в подписанном «Соглашении о сотрудничестве государств — членов ОДКБ в области обеспечения информационной безопасности».

Подчеркнули, что сейчас значительная доля вербовок террористов и случаев распространения запрещенных материалов происходит именно посредством социальных сетей. Киберугроз становится все больше, поэтому документ предусматривает «проведение совместных мероприятий, в том числе практического характера, направленных на укрепление информационной безопасности и противодействие противоправной деятельности в информационном пространстве государств — членов ОДКБ».

То есть с распространением интернета и соцсетей возник феномен возвращения масс в социальную и общественно-политическую жизнь. Причем интернет-активисты в доступной для них форме участвуют в жизни не только собственной страны. Для многих сети заменили традиционные институты социализации, поэтому игнорировать их воздействие на современную жизнь уже нельзя.

Не могут это игнорировать и госструктуры. В конце 2017 года в Казахстане приняли специальный закон, предусматривающий внесение 280 поправок в уже действующее законодательство, регулирующее коммуникационную сферу.

Любопытно, что во время обсуждения этого законопроекта решили, что социальные сети и блогеры не будут приравниваться к средствам массовой информации (тем более что самые популярные социальные сети в стране являются зарубежными), но без внимания госорганов они не останутся, и теперь контент, публикуемый на территории Казахстана, будет контролироваться, и в случае, если он окажется противоправным, власти отправят уведомления о необходимости его устранения.

Смартфон как двигатель соцсети

То есть наблюдается такой процесс — за ростом информационных технологий следует и ужесточение законодательства разных стран, пытающихся если не контролировать, то регулировать коммуникационную сферу. Ведь все чаще жителей стран Евразии осуждают за возбуждение ненависти либо вражды в соцсетях, распространение запрещенной информации.

В 2017 году в интернете и вовсе появилились памятки о том, как не сесть за репост.

В Казахстане также в прошлом году стал набирать популярность мессенджер Telegram, в котором начали открывать каналы популярные блогеры из Facebook, Instagram и YouTube. Между тем основатель этого мессенджера Павел Дуров заявил о планах выпустить криптовалюту и привлечь деньги инвесторов. Если у Telegram удастся запустить и популяризировать кошельки для пользователей, то это позволит мессенджеру частично конкурировать с розничными банками и традиционными системами денежных переводов.

Однако нелишне напомнить и о том, что социальные сети в первую очередь создавались для того, чтобы «всего лишь» найти старых знакомых, бывших одноклассников и однокурсников, но со временем все изменилось. Сначала появились развлечения, вызвавшие рост аудитории. Затем наступила эпоха смартфонов. И до сих пор непонятно: это соцсети стимулировали людей покупать смартфоны или возможности последних побудили людей быть более активными в соцсетях?

Затем социальные сети оказались политизированы в связи с так называемыми событиями арабской весны. Вскоре соцсети начали восприниматься как один из инструментов продвижения компании или продукта, в качестве эффективного канала рекламы. В странах ЕАЭС уже много примеров того, как евразийские бренды наладили коммуникации с потребителями. Ведь торговля в соцсетях удобна пользователям, достаточно сделать один клик и написать продавцу.

В итоге соцсети обрели поклонников в лице тех публичных людей, деятельность которых состоит в привлечении внимания, чем они не замедлили воспользоваться. Так, коммуникации в соцсетях стали представлять собой инструмент влияния на общественное мнение.

«Дружба» одним кликом

Между тем сами по себе возможности социальных сетей не являются ни опасными, ни безопасными. Соцсети предоставляют нам много хорошего. Риски возникают в связи с тем, как используются эти возможности. Сегодня у людей не так много свободного времени, и, чтобы социальная сеть в определенный момент могла быть полезна, ее функционал напитывается новыми дополнительными функциями.

Сервисы, которые раньше существовали отдельно, теперь входят внутрь соцсетей. Следовательно они все сильнее изменяют наше повседневное поведение.

Ну и, конечно же, соцсети создают условия большей причастности к пульсу жизни в той или иной стране. Проще простого стало подружиться с известным политиком или звездой. Как сказал Марк Цукерберг: «Социальная сеть — это не альтернатива дружбе, это ее продолжение».

Много споров идет о том, насколько феномен соцсетей расширил наше пространство для общения. Известно, что социальные сети — это доминирование слабых связей над сильными. Те пользователи, которые называются френдами, друзьями, на самом деле в большей степени net-френды, знакомые. Поскольку настоящая дружба требует большего участия и большего включения, вложения в общение. В то время как зафиксировать в один клик дружбу — это пока новое явление. Кроме того, географический фактор пока не имеет столь значимой роли для дружбы в соцсетях, поскольку каждый может выбирать себе друзей по интересам, особенно при условии владения иностранными языками.

Таким образом, социальные сети — это большой, постоянно действующий и обновляющийся учебник современной информационной жизни.

Как известно, для достижения аудитории в 50 миллионов человек радио понадобилось 38 лет, телевидению — 13, интернету — четыре года. Социальная сеть Fасеbоок получила 100-миллионного пользователя менее чем за девять месяцев. Более 90 процентов молодых людей, рожденных в 1970-1990 годы (так называемое поколение «У») состоят в социальных сетях.

А согласно исследованию Social Media Around The World, опубликованному в 2017 году, шесть из десяти человек хотя бы один раз в день посещают ту или иную социальную сеть. По данным другого исследования, проведенного агентством We Are Social и менеджером соцсетей HootSuite, число пользователей социальных сетей превысило три миллиарда человек (из 7,5 миллиарда жителей Земли).

На вопрос — что нам теперь со всем этим делать? — нет ответа ни у кого, в том числе и у экспертов. Потому что это уже, повторимся, реальность, и игнорировать ее или тем более бороться с ее проявлениями — дело неблагодарное. С этим придется жить.



Партнеры