«Понаехавшие»: понять и простить

Миграция - это реальность, которую нужно принять

21 декабря 2017 в 06:21, просмотров: 3815

В этом году Казахстан принял Концепцию миграционной политики и к ней же план мероприятий по ее реализации. Насколько этот документ поможет решить одну из проблем, ставшую для нашей страны острейшей? И что вообще представляет сегодня массовая миграция, если говорить о нашем регионе?

«Понаехавшие»: понять и простить

Массовая миграция — проблема, ресурс, возможности?

Сейчас подводят итоги года и в том числе, как мы в 2017-м справлялись с вызовами времени. Интересная дискуссия на эту тему состоялась на днях в экспертном совете общественного фонда «Мир Евразии». Лейтмотивом ее был тезис: справился ли Казахстан с потоком трудовых мигрантов, сколько к нам прибывает их легально и нелегально, как государство намерено регулировать этот процесс?

Попутно обсуждался вопрос: может ли современная трудовая миграция, особенно между странами Евразийского союза, способствовать формированию единого рынка труда и развитию интеграционных процессов в этой сфере, каковы здесь тенденции и открываются ли в связи с этими новыми реалиями новые возможности?

Как сказал политолог Эдуард Полетаев, руководитель фонда, открывая дискуссию, миграционные процессы на евразийском пространстве привлекают внимание с двух точек зрения.

Во-первых, это открытие единого рынка труда, что считается недооцененным успехом Евразийского экономического союза (ЕАЭС), поскольку для рабочей силы облегчили определенного рода процедуры. Все граждане стран Союза могут находиться в каждой из стран без регистрации до 30 дней, при трудоустройстве им не нужно специальное разрешение, с 2017 года они подлежат медицинскому страхованию и при наличии договора с работодателем обладают практически теми же правами, что и граждане того государства, где они работают.

И, несмотря на то, что пока не решена проблема мобильности пенсий, в плане создания единого рынка труда ситуация очень даже неплохая. Фактически речь идет о почти 37 миллионах человек, которые свободно перемещаются в рамках Союза, находя работу за пределами своих государств. При этом основным потребителем рабочей силы является Российская Федерация. По последним данным за 2017 год, в среднем там работают от 10 до 13 миллионов трудовых мигрантов. Это около 13 процентов от трудоспособного населения России — серьезная цифра.

Казахстан же среди стран ЕАЭС занимает уникальную позицию, одновременно являясь страной и принимающей, и экспортирующей рабочую силу. Причем это во многом зависит от регионов. Если приграничные области республики экспортируют рабочую силу в соседние области России, то Алматы, Астана и запад Казахстана наоборот принимают мигрантов.

А такие страны, как Кыргызстан и Армения, явно ориентированы в плане миграции своей рабочей силы на другие рынки.

Но ситуация, связанная с миграционными проблемами, вызывает определенные опасения. На сессии совета Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) в Минске, состоявшейся 30 ноября 2017 года, приняли решение, что на пространстве ответственности этой организации для борьбы с нелегальной миграцией в 2018 году запустят постоянную операцию «Нелегал».

Ведь проблема проникновения террористов и просто криминала обострилась как раз в связи с созданием единого рынка труда ЕАЭС, так как появилась возможность облегченного передвижения по территории единого пространства, на котором проживают свыше 180 миллионов человек. Речь идет о скоординированных мероприятиях, направленных на противодействие нелегальной миграции на территорию ЕАЭС граждан третьих стран и лиц без гражданства.

Также в ноябре в Челябинске на Саммите межрегионального сотрудничества президенты Казахстана и России Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин договорились о создании Единой евразийской биржи труда. Уже подписали декларацию о намерениях соответствующими министерствами двух стран.

Не секрет, что в некоторых областях деятельности доля мигрантов критично высока, особенно в России, например, в ЖКХ и строительстве. В то же время есть ряд отраслей, где промышленность и производство нуждаются в рабочей силе, но ее недостаточно либо все это неправильно организовано.

И вот сейчас все эти процессы наши страны пытаются направить в цивилизованное русло. Недавно, например, подписали договор между одной из областей РФ и Узбекистаном об официальном направлении определенного количества трудовых мигрантов на одно из предприятий, как это было в советское время. Например, из Вьетнама так набирали рабочую силу.

Но что еще сегодня можно предложить для решения, чтобы миграция не воспринималась как серьезная проблема, а как ресурс, который необходимо использовать в правильном направлении, чтобы потенциал миграции работал на интеграционные процессы, на каждую страну в отдельности, на самих мигрантов и на общество в целом?

Самое сложное — регулировать процесс

В ходе дискуссии эксперты сошлись во мнении, что у стран ЕАЭС еще не выработано четкой общей стратегии в регулировании миграции и каждая из стран проводит свою политику.

— Большая проблема для ЕАЭС с точки зрения миграции — это отсутствие стратегического решения, понимания, насколько она нужна, — говорит Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-немецкого университета. — Когда мы читаем документы, выступления, можно увидеть, что и в Казахстане, и в России есть внутренние противоречия. С одной стороны, говорится, что необходима миграция, фиксируется дефицит рабочей силы, с другой — формируются мифологемы о необходимости защиты внутреннего рынка труда. Как это соотносится на стратегическом уровне? Мы имеем набор деклараций, которые внутренне противоречивы и в концепцию не введены. Например, Казахстан говорит, что нужны специалисты в каких-то областях, есть даже список профессий, которые в республике востребованы (причем список этот практически не обновляется). К примеру, испытывает нужду во врачах. Но когда речь заходит о привлекательности, то выясняется, что потенциальный врач может получить здесь гражданство не через пять лет, а через три года. Это все привилегии. Это не стратегическое решение, а декларация, которая ни к чему не приводит.

Надо заметить, что в должном качестве принятой миграционной концепции усомнился не только Рустам Бурнашев.

— В этой концепции не сказано об управлении миграционными процессами в целом, — считает Андрей Чеботарев, директор центра актуальных исследований «Альтернатива», — ведь мы принимаем всех — репатриантов, трудовых мигрантов, иностранных эмигрантов. Но что делать с эмиграцией, о которой говорят руководители северных областей? Как остановить уезжающую молодежь? В этой концепции нет управления именно эмиграционными процессами. И мы не знаем, какие специалисты едут трудиться в ту же Россию, останутся они там или вернутся. Получается, что, не имея каких-то механизмов влияния на процессы миграции, наше государство дает зеленый свет уезжающим.

Андрей Чеботарев отметил интересный момент: концепция написана с учетом миграционных процессов в рамках ЕАЭС, при этом разделы, которые посвящены именно трудовой миграции, касаются всего и вся, однако нет четкого разделения, к каким именно мигрантам они относятся.

— На мой взгляд, разделение должно быть, потому что трудовые мигранты из стран ЕАЭС — это совсем иная категория, чем из других государств, — говорит эксперт, — основной поток рабочей силы к нам приходит из Кыргызстана, если говорить о странах ЕАЭС, и в какой-то степени из России. Но, что еще любопытно, нет статистики. Ясно, что кто-то к нам приезжает. Но такое ощущение, что украинцев приезжает больше, чем россиян. Хотя все зависит от сферы. Например, в сфере IT, среди преподавателей, управленцев много россиян.

О проблеме плохой статистики или и вовсе ее отсутствии говорила и Лидия Пахомчик, старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института:

— Давайте обратимся к цифрам, чтобы обрисовать ситуацию в Казахстане. Каковы объемы рынка труда? Сколько у нас реально занятых людей? Есть ли у нас потребность в мигрантах в плане того, что у нас не хватает рабочих рук? Так вот, трудоспособного населения в РК около 12 миллионов человек, показатель рос с 1991 года, рабочая сила — восемь миллионов человек. Но по сравнению с 1991 годом количество официально зарегистрированных работающих на миллион меньше, чем в 2016 году. Это значит, что за 26 лет независимости у нас не создали достаточного количества рабочих мест? А куда ушли люди? Они попали в категорию самозанятых. Эта категория выросла на 1200 процентов. То есть это те люди, которые не попадают в официальную систему, не взаимодействует с государством.

Лидия Пахомчик напомнила, что концепция общего рынка трудовой силы ЕАЭС предусматривает консолидированную биржу труда, где должны отказаться от трудовых книжек в бумажном варианте и все перевести в электронный формат, чтобы была единая база. Но это значит, что все эти самозанятые не попадут в базу и она будет неполной, что опять же приведет к «статистической погрешности».

— Почему заблокировали ввод медицинского страхования? Потому что эти самозанятые не покрыты системой. Мы должны решить эту проблему, чтобы создать общий рынок труда, — говорит эксперт, — но если честно, я не могу представить, каким образом мы это сделаем. Какие условия должны быть созданы для того, чтобы самозанятые вышли из тени? На ум приходит только опыт Беларуси, которая в 2015 году ввела налог на тунеядство: те, кто не работает больше полугода, платят в казну государства около 200 долларов. Российские парламентарии периодически возвращаются к возможности подобного регулирования. Но пока процесс не идет.

Миллионы станут миллиардами

Трудовая миграция — это норма жизни в условиях глобализации, и это не только попытка малообеспеченных и безработных найти себе пропитание в чужой стране. В миграционный процесс очень даже вовлечены специалисты высокого класса, менеджеры, бизнесмены.

Есть данные Комитета ООН по миграции о том, что к 2050 году численность населения составит девять миллиардов человек, треть этого населения будет трудовыми мигрантами. Учитывая, что границы открываются, передвижение между странами становится дешевле, такие прогнозы — в принципе довольно реальная перспектива, если принять во внимание, что сегодня каждый седьмой человек в мире мигрирует, то есть это уже один миллиард человек. По данным ООН, около 250 миллионов из них — это трудовые мигранты.

Как отметили эксперты, сегодня мы рассматриваем миграцию в большей степени как угрозу для национальной безопасности. И это бытовой дискурс, когда население заявляет, что боится мигрантов — от них все проблемы, который продвигается и в СМИ, и политическими деятелями. Даже в миграционной концепции речь идет о серых зонах, где проживают мигранты, о рисках и вызовах национальной безопасности, о нелегальной миграции.

Но, по мнению участников конференции, надо говорить о миграции как о возможностях для экономического развития. И, если речь идет о странах ЕАЭС, то здесь надо продвигать идею: решение и управление миграционными процессами — это индикатор того, насколько успешно происходит интеграция внутри нашего образования, существует ли она вообще в нашем экономическом объединении или миграция все-таки пока для нас остается острой проблемой?



Партнеры