Хроника событий Япония заявила о прекращении импорта нефти из Ирана В конгресс США внесен законопроект о санкциях против «Северного потока-2» К санкциям Евросоюза против Крыма присоединились пять государств Россия не признала санкции США против Ирана Порошенко рассказал о санкциях Евросоюза из-за Крымского моста

В стремлении сохранить свою гегемонию Вашингтон может пойти на самые неожиданные шаги

Недавний саммит Организации стран экспортеров нефти (ОПЕК) выявил неоднозначную ситуацию, складывающуюся вокруг этой организации

27.06.2018 в 04:52, просмотров: 330

Президент США Дональд Трамп накладывает санкции на страны-члены ОПЕК, не скрывая, что собирается их "дожать" через суд, по сути, пытаясь лишить экспортеров углеводородов возможности держать свои экономики на плаву.

В стремлении сохранить свою гегемонию Вашингтон может пойти на самые неожиданные шаги

Своенравные персы

Многие эксперты сходятся во мнении, что это направлено прежде всего против Ирана. Это может подтверждать и тот факт, что министр нефти этой страны заявил об отказе выполнять какие-либо американские санкционные постановления. Однако необходимо помнить, что США еще много что могут. И в случае необходимости вполне способны нанести удар по финансовой системе любого государства.

О том, как это противостояние влияет на мир и, в частности, на Казахстан, мы побеседовали с политологом Игорем Ивановым.

— Чем ситуация вокруг Ирана грозит миру, Евразийскому экономическому союзу и Казахстану в частности?

— Зайдем немного с другой стороны и рассмотрим, чем прежде всего это грозит самим США? Во-первых, они могут потерять доверие со стороны мирового сообщества. Конкретно здесь может идти речь о Северной Корее, с лидером которой Трамп недавно встречался и вроде как достиг определенных договоренностей. Во-вторых, это ставит под большой вопрос договороспособность США в отношениях с той же самой Российской Федерацией, с которой у них сейчас отношения далеко не самые лучшие. А договариваться придется в любом случае. Сейчас они начинают распылять усилия. Но нужно понимать, что, к примеру, выход из ядерной сделки с Ираном создаст в дальнейшем проблемы самим Штатам, когда речь уже пойдет конкретно о формировании новой модели мирового порядка.

Грозит ли это другим государствам — вопрос спорный. Во-первых, следует сказать, что Европейский союз, несмотря на американское давление, все-таки старается этому давлению противостоять. И очень важно понимать, что некоторые европейские страны начинают вспоминать о том, что у них есть суверенитет и независимость, что они тоже являются полноценными акторами международных отношений. И, разумеется, для них это повод посмотреть в другую сторону и, возможно, изменить вектор своей внешней политики, допустим, в сторону Китая, который, в отличие от американцев, может предложить инвестиции и при этом не требовать изменения модели государственного устройства. То есть при китайской форме сотрудничества эта страна никому ничего не навязывает, чего не скажешь об американцах.

Если говорить о проблемах, которые могут возникнуть, то это может касаться отдельных европейских компаний, у которых есть интересы в Иране, и руководство которых все-таки находится под прессингом Вашингтона.

— Как это отразится на мировом порядке?

— После событий 2014 года и начала санкционной войны между США и Россией многие говорят о том, что мировой порядок сейчас находится в таком дисбалансе, что пришло время искать какую-то новую форму взаимодействия между странами и выстраивать многополярный мир.

— Чем это грозит Ирану?

— Думаю, что страна в этом случае рискует меньше всех. Она привыкла жить под санкциями. Для Ирана это безусловный плюс. То есть сейчас они в какой-то определенной степени могут говорить с тем же Евросоюзом с позиции того, что санкции на них не действуют, а потому лучше вести с ними переговоры. Не говоря о том, что у Ирана есть рычаги влияния на ситуацию на Ближнем Востоке, вокруг сектора Газа, Палестины и, безусловно, в Сирии. Ну и, конечно же, это влияние, скорее всего, будет только расти. В первую очередь в регионе. А в последующем — и в мире. На это указывает тот факт, что с Ираном ведут разные полноформатные переговоры и участники Евразийского экономического союза, и Китай. Так что, к неудовольствию США, усиление роли Ирана в мире — это нежелательный для них, но факт.

— Выход США из ядерной сделки вызван их желанием как-то изменить ситуацию?

— Думаю, что Дональд Трамп в этом случае исходил все-таки из того, что вне зависимости от того, есть ядерная сделка или ее нет, влияние Ирана в мире растет. И, как мне видится, Трамп пришел к выводу, что лучше попытаться связать руки Ирану сейчас, чем потом, когда его влияние в регионе усилится. Важно понимать, что усиление Ирана на Ближнем Востоке прежде всего угрожает позиции Штатов в этом регионе. У американцев там осталось друзей раз-два и обчелся. Это Саудовская Аравия и, разумеется, Израиль.

На просторах бывшего Союза

— Если вспомнить недавние события в Армении и Грузии... На ваш взгляд, не является ли это попыткой создания некоего кольца вокруг Ирана — Закавказье, наши порты Актау и Курык, Афганистан, где сохраняется американское военное присутствие, ну и, разумеется, Ирак для возможного в перспективе нанесения удара по Ирану?

— Если выкладывать факты в некую логическую цепочку, то создается впечатление, что вокруг не только Ирана, но и России выстраивается не то, чтобы огненное кольцо, но, я бы сказал, недружественное окружение. Начнем с Армении. Я не специалист по Нагорному Карабаху, но полагаю, что Армения больше заинтересована в сотрудничестве с Россией и нахождении в составе ОДКБ. Это во-первых. Во-вторых, если говорить про Иран, то я не думаю, что Армения захочет быть каким-то плацдармом для нанесения удара по нему. Это в корне противоречит национальным интересам Армении. И тут стоит сказать о том, что в случае ослабления Армении этим тут же могут воспользоваться ее соседи по региону. В частности, Азербайджан или Турция.

Если говорить о союзниках США по НАТО, то Турция сейчас находится на некоем распутье и перед Эрдоганом стоит геополитический выбор: что для него приоритетнее — не ссориться с соседями или помогать заокеанским друзьям и союзникам по НАТО? Какой выбор он сделает, пока сказать сложно.

— В последнее время много говорят о ситуации в Афганистане. Там тоже есть рост террористической активности. Это может рассматриваться как сдерживание расширения влияния Ирана?

— Здесь нужно взять во внимание то, что на саммите ШОС обсуждали вопросы безопасности. В частности касательно угрозы, связанной с Афганистаном.

— Если взять во внимание тот факт, что за последний год Иран стал самым крупным поставщиком углеводородов в Китай, возможно ли, что нагнетание антииранской истерии — это косвенное давление на Поднебесную?

— Я думаю, что это косвенное давление не только на Китай, но и на страны Центральной Азии и на Россию. Потому что в случае удара по Ирану все его партнеры ощутят это на себе. Мы, в частности, можем столкнуться с проблемой беженцев. Поэтому и Китай, и Россия, и та же Турция заинтересованы в том, чтобы не допустить удара по Ирану со стороны США или Израиля. Сейчас усиливается влияние Ирана в регионе. И, разумеется, этому пытаются противостоять тот же самый Израиль и та же самая Саудовская Аравия. Но за ними явно просматривается политика Вашингтона. Если Саудовская Аравия и Израиль будут терять свои позиции, это обязательно отразится на мировых позициях США.

В ожидании реванша

— Сейчас часто говорят о переброске американцами боевиков из Сирии и Ирака на север Афганистана. Стоит нам бить тревогу?

— Думаю, нет. Потому что именно для этого у нас создан такой формат обеспечения региональной безопасности, как ОДКБ. Кроме того, мы являемся участниками ШОС. И если угроза обозначится, то не сразу. И не у границ Казахстана. Это произойдет в первую очередь в странах, граничащих с Афганистаном. У нас будет запас времени. Но то, что такая угроза реальна, безусловно, нужно иметь в виду. Однако паниковать не стоит. Если это произойдет, то мы сможем реально проверить, чего на самом деле стоят такие форматы региональной безопасности, как ОДКБ.

— Проигрывая геополитическую схватку на Ближнем Востоке, будут ли США стремиться взять реванш в Центральной Азии?

— Думаю, нет. Если взять во внимание стратегию национальной безопасности США, то Центральной Азии в ней придают далеко не самое приоритетное значение. Для того, чтобы отыграться, американцам намного проще дестабилизировать ситуацию на Корейском полуострове. Поэтому и идет эта геополитическая игра вокруг встречи Трампа и Кима. Вначале гадали, состоится встреча или нет. Затем стали гадать, договорятся или нет. Теперь гадают, выполнят договоренности или нет. Это во-первых. Во-вторых, у Вашингтона намного больше инструментов для того, чтобы поднять новую волну дестабилизации обстановки в Сирии. Кроме того, разыгрывая иранскую карту, американцы посылают привет Ираку, где они также могут разжечь очередной пожар и отвлекать ресурсы России и Китая. То есть для Центральной Азии им еще нужно дойти.

— Но в той же Сирии и в том же Ираке ситуация ведь далеко нестабильна...

— Ее можно сделать еще более нестабильной. Из хаоса можно в любом случае получить дивиденды. По-прежнему сложным остается вопрос Иракского Курдистана. То же можно сказать и об отношениях Турции с жителями приграничных сирийских и иракских провинций. То есть американцам еще есть чем манипулировать на Ближнем Востоке. А Центральная Азия, наверное, на наше счастье, пока далека от их интересов. Если они будут пытаться здесь дестабилизировать ситуацию посредством каких-то радикальных группировок, для них, думаю, это будет непросто сделать. Те же поставки оружия в Афганистан в нынешней ситуации не самая простая логистическая задача. С учетом того, что Пакистан вошел в ШОС.

— Тогда с какой целью там собирают всю эту публику?

— Чтобы просто держать в напряжении своих геополитических соперников. Чтобы показать, что такая угроза есть и что она реальна. Но одно дело — достать пистолет, другое — выстрелить из него.

— У нас в разговоре прозвучала Северная Корея. Вы допускаете, что американцы могут нанести по ней удар?

— Чисто гипотетически — да.

— А по Ирану?

— Тоже. Но оба этих варианта для американцев не самый лучший выход из сложившейся геополитической ситуации. Потому что существует возможность получить в ответ.

— Резюмируя все сказанное... Многополярный мир — это реальная перспектива?

— Я думаю, это единственная перспектива. В сложившейся ситуации вернуть монополярность, с моей точки зрения, практически невозможно. Та же ситуация на Ближнем Востоке показывает, что американцам там приходится очень тяжело, что ресурсов для мирового господства у них уже явно недостаточно. Когда мы говорим о том, что у них самая большая в мире армия и военные базы по всему миру, нельзя забывать, что все это требует колоссальных затрат. А внешний долг США продолжает расти. При этом такие факты, как увеличение оборонного бюджета Китая и появление новых военных разработок в России, говорят о том, что американцам приходится по-новой включаться в серьезное соперничество. Так что, с моей точки зрения, эра монополярного мира закончилась.

— Стремясь любой ценой сохранить свое превосходство над всеми остальными, США могут пойти на самые радикальные меры. Возможна ли, на ваш взгляд, третья мировая?

— Исключать ее нельзя...

Санкции . Хроника событий