Поле памяти: подвиги страны пытаются убрать из истории

Одно из самых грандиозных свершений страны сегодня пытаются вычеркнуть из истории наших побед

6 декабря 2017 в 10:07, просмотров: 1144

В последнюю четверть века особенно популярным на просторах бывшего Союза стало выражение: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». Приписывают его Конфуцию, впрочем, сами китайцы к этому авторству относятся скептически. Хотя бы потому, что гораздо более известна другая китайская сентенция: «Человек, который почувствовал ветер перемен, должен строить не щит от ветра, а ветряную мельницу».

Поле памяти: подвиги страны пытаются убрать из истории

Проект, которому в истории не было аналогов

Но эпоха перемен у нас продолжается как минимум вот уже три десятилетия, и все это время меняется не только настоящее, но и наше прошлое, вернее, отношение к нему. А точнее, кому-то стало необходимым это отношение поменять в корне. Впрочем, так было всегда, и наша эпоха не может стать исключением.

На днях на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» состоялась дискуссия на тему освоения целины в Казахстане. Главным вопросом был: может ли это событие стать одним из факторов интеграции евразийских народов? Дискуссия получилась занятной и отражала всю гамму современных настроений и отношений в нашем обществе не только к прошлому и настоящему страны, но и к ее будущему, если принять во внимание, что интерпретация своей истории — это основа понимания своего места в грядущих переменах.

Итак, что же это было в 50-х годах ХХ века? Немного истории.

В 1954 году началось освоение целинных и залежных земель. Это был грандиозный социально-экономический проект, аналогов которому не было в мировой истории. Одновременно освоение земель началось в Казахской ССР (в основном в северных регионах) и ряде регионов РСФСР (Алтайский и Красноярский края, Урал, Омская, Новосибирская, Саратовская и Волгоградская области). В целинный проект попали даже некоторые дальневосточные районы СССР и Северный Кавказ. В результате за шесть лет, по данным на 1960 год, освоили 41,8 миллиона гектаров (25,5 миллиона гектаров в Казахстане и 16,3 миллиона гектаров в России).

То есть в авангарде освоения земель был Казахстан.

Кроме того, за 50 лет целина дала 3,5 миллиарда тонн зерна. Только в Казахстане создали 337 совхозов, около 300 тысяч человек, а это население крупного города, получили квартиры в новостройках. Всего в программе задействовали 1,7 миллиона человек, на нее выделили 21,1 миллиарда советских рублей.

Именно в эпоху освоения целины началась история превращения Казахстана и России в современные крупные хлебные державы. Сегодня же пахотные земли двух стран занимают территории, равные площадям как минимум нескольких европейских государств, и они обеспечивают зерном не только свое население, но и продают его на экспорт.

Нелишне также отметить, что освоение целины началось в условиях послевоенного времени, фактически без предварительной подготовки инфраструктуры. В реализации программы участвовала вся страна, на ее выполнение направили огромные материальные и людские ресурсы. И целина стала социально-экономическим проектом. Людям платили подъемные, предоставляли бесплатный проезд с имуществом из места выезда к месту назначения, суточные на время пути, единовременное денежное пособие — 200 рублей на главу, 100 рублей на членов семьи, кредит на постройку дома на 10 лет в размере 1000 рублей, из которого 35 процентов государство покрывало само, кредит на приобретение скота на три года 1500 рублей.

Да, это было до реформы 1961 года, но по тем временам деньги были неплохие, особенно для тех, кто приезжал из Украины и России, из регионов, где была война, после которой не росло ничего, даже картошка.

«Преобладает тенденция негатива»

Но, как мы сказали выше, в эпоху перемен меняются и оценки тех событий и явлений, которые, казалось бы, еще вчера оценивались однозначно. Вот и с позиции сегодняшнего дня освоение целины далеко не каждый наш современник, во-первых, вообще помнит, а если и помнит, то судит о нем порой очень даже неоднозначно.

Наглядно проявилось это в ходе дискуссии на заседании экспертного клуба. Приведем лишь некоторые мнения, высказанные экспертами.

Юрий Булуктаев, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК:

— Я преподавал в вузе и знаю те программы, которые спускались сверху. В учебнике по истории Казахстана за 9-й класс есть параграф, посвященный целине. Тесты для школьников построены так: назовите причины отчуждения от власти первого секретаря Шаяхметова, назовите негативные факторы целинной эпопеи. Я стал читать сам школьный материал, который посвящен целине. Создалось впечатление, что освоение целины — это совсем не трудовой подвиг, что это вообще не подвиг. Когда же взялся за более серьезную литературу по истории Казахстана, обнаружил, что преобладает тенденция негатива.

В современной литературе пишется, добавил Юрий Булуктаев, что целина размыла национальные традиции. Сам же экстенсивный способ освоения земель принес потом много негатива. Вспахать — вспахали, но это привело к тому, что началось вымывание гумуса из почвы, эрозия, пыльные бури. Если в 1956 году сдали миллиард пудов, то к семилетке от 70 процентов запланированного производства пшеницы выполнили всего 15 процентов. Начались неурядицы, связанные с этим экстенсивным освоением земель. На этом и концентрируется сегодня внимание.

В результате вырисовывается картина, что эта эпопея принесла много недостатков Казахстану.

Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований CHINA CENTER:

— Я бы хотел заострить внимание на том, что в казахстанском дискурсе о целине все давно решено. Я заканчивал школу в 90-е годы. Целине ставился жирный минус. С тех пор накал ее «разоблачения» усиливается. Ни о каком подвиге нет речи. Когда празднование целины было, то был серьезный разрыв: с одной стороны, народ уже привык писать о целине, что это зло, размыли национальное ядро, это вторая или третья волна колонизации, новая столыпинщина и прочее. Поэтому, когда мы говорим об этом, давайте исходить из современных реакций. Может ли быть целина основой интеграции? Нет. Потому что дискурс изменился, за последние годы ситуация поменялась. И если будировать эту тему сейчас, то выйдет резкая критика, особенно в казахоязычных СМИ. Будет волна, которая сформирована на том, что целина — это однозначный минус.

Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест»:

— Для сегодняшнего поколения идея трудового подвига не в тренде. Да, есть предложение общества всеобщего труда (то, что президент предлагал), а есть мнение, что через пять лет многих специальностей просто не будет. Целина как позитивный момент, момент единения, духовного подъема, трудового подвига — это апеллирование к ценностям, которые сегодня перестают быть ими. Это та ценность, которая уходит физически и статистически. У нас занятых в сельском хозяйстве за последние пять лет минус миллион. А городских люмпенов, которые не знают, откуда берутся мясо, хлеб, становится больше.

Другой аспект, по мнению Кусаинова, тема целины противоречивая, тот позитив, который был, прогресс, свет, дружба народов, движение людей, все это было в момент освоения и после.

— Но сегодня на первый план выходит негатив, — подытожил Айдархан Кусаинов, — поэтому мне кажется, что тема целины может быть опасна, потому что если попытаться ее вывести и показать, то позитивы исчерпались либо они не относятся к ценностям и приоритетам современного общества.

И все-таки — это грандиозно!

Но не все участники дискуссии придерживались подобного настроя. Как считает, например, Леся Каратаева, главный научный сотрудник КИСИ при президенте РК:

— Здесь можно поспорить, что это был экстенсивный путь развития, экономическая диверсия и так далее. Ну а что было бы, если бы этого не было. Может, мы сейчас выглядели бы как Монголия. Лучше ли было бы? Да, целина вызывает огромное количество дискуссий, неоднозначных мнений, вал критики. На мой взгляд, с точки зрения социально-экономического развития для Казахстана это был серьезный модернизационный проект. Несмотря на вопросы с системой управления, продуманностью идеи и так далее, появились многие производства, например, изготовление запчастей, строилась транспортно-логистическая инфраструктура, создавались учреждения культуры и образования. К тому же мы имеем богатейший потенциал производства зерновых. Еще недавно была возможность сформировать глобальный хаб производства зерновых — Украина, Россия, Казахстан. США, Канада, Румыния — они все переходят на масличные культуры, потому что это биотопливо. Производство зерновых осталось только в нашем кластере. Сейчас это Россия и Казахстан. И у страны огромные перспективы, чтобы реализовать этот потенциал — и все это благодаря целине.

Айгуль Омарова, независимый политолог, публицист:

— Если бы не было целины, неизвестно, как развивался бы Казахстан. Из созданных 337 целинных совхозов семь приходились на Нуринский район Карагандинской области. Этот мой родной район, и он сегодня один из самых больших в республике. Названия совхозов сами говорят, откуда прибывали люди: Донской, Щербаковский и т.д. И сегодня, несмотря на то, что все эти годы на сельское хозяйство никто не обращал внимания, приоритетом были другие вещи, наш район продолжает жить и находится на плаву благодаря именно целинным совхозам. Благодаря руководителям совхозов, которые остались еще с последних лет СССР, сегодня район выходит на новый уровень.

Одним из завоеваний тех лет, по мнению Айгуль Омаровой, стало создание завода «Целинсельмаш» в Целинограде, который начал производить сельхозоборудование для всего СССР. Так же, как и создание сельскохозяйственных институтов. Например, знаменитый институт Бараева, который занимался селекцией твердых сортов пшеницы.

Лейла Ахметова, директор Центра ЮНЕСКО КазНУ имени аль-Фараби:

— Очень многое происходило в 50-е годы ХХ века. Очень трудно говорить о плюсах и минусах. Тем не менее происходили электрификация сел, строительство дорог, водопроводов. Казахстанский север модернизировали. Освоение целины снимало с повестки проблему снабжения. Излишки зерна стали продавать. Мы вышли на уровень США, Аргентины. Казахстан после целины стал выращивать твердые сорта пшеницы. Благодаря целине мы имеем национальную и продуктовую безопасность всех 26 лет независимости.

Социолог: целина со временем померкнет

Это мнения экспертов, а что же думают наши соотечественники о целине: есть ли исследования общественного мнения казахстанцев? Есть, оказывается, и рассказала об этом Гульмира Илеуова, президент фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия»:

— В рамках Евразийского монитора мы проводили исследование на тему отношения населения постсоветских стран к истории и лидерам ХХ века. Чтобы формировать какое-либо отношение, нужно придать плюсы и минусы событию или явлению. Была гипотеза, что в силу этнического подхода к науке произошел перекос общественного мнения и сформировалось негативное отношение, особенно у молодых, к истории советского периода ХХ века.

Однако, по словам эксперта, согласно полученным данным, видно, что 7,5 процента опрошенных сказали, что не знают о целине, негативно отреагировали лишь пять процентов, 10 процентов — люди, которые затруднились с ответом. А в основном люди говорили о том, что скорее позитивно и безусловно позитивно относятся к освоению целины, тогда как нейтрально высказались тоже около 10 процентов. То есть получается, что позитивно целину в Казахстане воспринимает больше 67 процентов сограждан.

Причем, как отметила Гульмира Илеуова, отношение к этой теме совершенно одинаковое у представителей разных этнических групп. Однако чем моложе респонденты, тем меньше они знают, тем меньше положительных оценок. У людей же в возрасте от 45 лет больше положительных оценок.

— С этим поколением положительная оценка и уйдет, — считает эксперт. — Мне кажется, в информационной политике Казахстана и России нужно расставлять акценты, о чем конкретно говорить: о подвиге народа, о трудовом вкладе отдельных людей, выходить на какие-то образы, которые персонифицировано помогли бы людям воспринять, через что прошло то поколение. Но, скажу объективно, сегодня нет того негатива, который мы предполагали и который мог бы сформироваться при специальной идеологической политике. Просто информирование без знаков и акцентов, без определения вклада и значимости события. И я думаю, что с течением времени целина как проект, как событие померкнет.



Партнеры