Язык эпохи: «Сегодня чиксы будут, порольфим, хайпанем»

Произойдет ли в нашем языке «терминологическая революция»?

22 ноября 2017 в 07:39, просмотров: 898

Люди разных возрастов отличаются не только разными привычками и взглядами, выбором одежды или музыкальных произведений, но и особенностями устной и письменной речи. Для взрослого человека беседа двух тинэйджеров может показаться настолько непонятной, что создастся впечатление, будто бы они говорят на иностранном языке… Или все-таки родном?

Язык эпохи: «Сегодня чиксы будут, порольфим, хайпанем»

Это уже не заимствования, а что-то иное

Тема подросткового максимализма и сложностей, возникающих с родителями, наверное, потеряет свою актуальность еще не скоро. И дело тут сразу в нескольких факторах.

Во-первых, это, конечно же, гормональный дисбаланс. Из-за влияния половых гормонов на центральную нервную систему подростков происходят изменения в их психике. Наблюдаются снижение порога возбудимости, неустойчивость нервной системы. В этот период часто возникают нарушения в эмоциональной сфере — неожиданные перепады настроения, повышенная чувствительность ко всему, черствость и холодность по отношению к окружающим.

Во-вторых, неадекватное, как кажется подростку, поведение родителей, полное непонимание и неумение разговаривать на «его» языке. На самом деле, чем старше становится ребенок, тем сложнее с ним общаться, во всяком случае привычная форма подачи информации становится для него в некоторой степени чужеродной.

И если с гормональными колебаниями сделать практически ничего нельзя, то расширение словарного запаса путем ввода подросткового сленга позволило бы сгладить острые углы в непростых отношениях. Сам термин «сленг» — это очень широкое понятие, которое может подразумевать под собой и дворовой жаргон, и заимствования иностранных слов. Это не ноу-хау, и в каждом поколении можно проследить перерождение слов или насыщение разговорного языка новыми, тем более что эта практика давно известна.

Еще в Древней Руси язык наполнялся в большом количестве со всех сторон — из западноевропейских языков, тюркских, скандинавских и т.д. Просто в определенные эпохи бывают всплески заимствований и периоды затишья, причем частота таких колебаний может измеряться как десятилетиями, так и уменьшаться в короткие полтора-два года.

Мы не беремся судить о глобальном влиянии «заимствований» на коренной язык, ведь этот острый вопрос достоин даже не отдельной темы, а докторской диссертации. И все же сложно отвергать тот факт, что некоторые, зачастую иностранные слова позволяют упростить речь, заменив сложное предложение всего одним новым словом.      

Хайпанем, порольфим и позовем транссеттера

«Приходи ко мне вечером, предки уходят в гости, хайпанем немножко, а потом подтянем чикс и с ними порольфим» — услышав такое предложение, любой нормальный родитель отложит намеченное на вечер мероприятие, чтобы разобраться, «чего они там решили хайпануть, и какие от этого могут быть последствия…». Другой родитель может взять ремень и… воспитать, чтобы навсегда отбить желание и хайповать, и кайфовать, и что-то там еще. Вот он — момент совершения ошибки, причем со стороны взрослых, которые выстраивают свои выводы на заблуждениях.

Ведь, если разобраться и перевести предложение на «общедоступный» язык, то станет очевидным, что в нем нет ничего опасного и уж тем более связанного с запрещенными препаратами или криминальной деятельностью. Ведь само слово хайп — это популярность, а рольфит — смеяться до упаду. То есть в этом контексте можно добавить еще одно словечко — селфи (снимок себя самого), и все сразу встает на свои места.

Говоря «архаическим» языком, суть предложения заключается в следующем: «Давай сделаем несколько снимков самих себя, выберем самые интересные, смешные и отправим в группу одноклассников в социальных сетях. Потом позовем девчонок и посмеемся от души».

Еще одно слово, которое все чаще на слуху, но для многих также не понятно — байтит. Подбирая значения к этому слову, наиболее точно подошло бы «подражание». Этот глагол берет свои корни в английском языке и является сокращенной формой фразы to bite one’s style — копировать чей-то стиль. Ситуация, когда два человека на мероприятии оказываются в одинаковых нарядах, хоть и относится к анекдотической, но встречается и в реальной жизни. И если мужчины к таким совпадениям относятся спокойно, то для женщин подобное стечение обстоятельств сопоставимо с апокалипсисом.

«Посмотри, она байтит мой стиль: мало того, что надела «мое» платье, так еще и мейкап аналогичный. А завтра что… Накинется на моего бойфренда?». Встречается недопонимание не только в рядах светских львиц, но и среди подростков. Правда, во всей этой «байте» сложно разобраться, кто именно байтит, а кто является трендсеттером (человек, вносящий что-то новое, основатель новшества), ведь в большинстве своем подражать стараются мировым звездам, что, собственно, незазорно.

В мире все закономерно, и многие вещи не просто связаны между собой, а являются фундаментом для рождения новых направлений.

Tinder как повод для ревности

Развитие в сегменте смартфонов идет семимильными шагами, производители настолько закопались в конкурентной борьбе за право называться лидером, что порой выпускают новинки ежеквартально. В этой ситуации страдает бизнес, а конечный потребитель только выигрывает. Как правило, все современные смартфоны оборудованы достаточно мощными фотокамерами, а также обладают функцией моментальной обработки снимков и возможностью тут же «заливать» их в Сеть. Таким образом, селфи стало неотъемлемым ритуалом при каждом выходе в свет или даже при прогулке в булочную.

Это не новшество, и многие уже привыкли к тому, что, оказавшись в торгово-развлекательном центре, куда бы вы ни шли, обязательно будете натыкаться на людей, держащих смартфон на вытянутой руке. Однако эта повсеместная фотомания в бутиках, кинотеатрах, на улице и даже на фуд-корте с каким-нибудь хот-догом породила другое веяние — фотобомбинг.

Его суть заключается в том, чтобы влезть в кадр, когда кто-то другой, не обязательно знакомый, делает снимок. В Сети множество забавных примеров фотобомбинга, на которых запечатлены и гримасы голливудских актеров во время групповых снимков на премии «Оскара», и животные, запрыгнувшие в кадр совершенно случайно. Это тренд, это модно, пусть и вызывает негативные эмоции у тех, кто не планировал запечатлеть на фоне свадебной пары тинэйджера в нижнем белье со спущенными штанами.

Следующий термин также связан с техникой, правда, он гораздо шире и захватывает не только смартфоны, но и планшеты, компьютеры и все остальные гаджеты, с помощью которых можно попасть во всемирную паутину.

Свайп — это слово уже настолько закрепилось в русской речи, что начало приобретать разные значения.

В первом случае можно услышать «свайпни по картинке», что означает специальный жест, когда вы кладете палец на экран смартфона или планшета и ведете его в нужном направлении по экрану. Например, чтобы открыть шторку на смартфоне, нужно сделать свайп от верхней рамки устройства к нижней.

Во втором случае «свайпни» означает пролистывание без клика, то есть нажатия. Например, когда вы заходите в «Фейсбук» или в новостном сайте начинаете методично свайпить, пролистывать ленту новостей, но при этом знакомитесь лишь с заголовками, не вчитываясь и не открывая конкретные темы, заголовки.

Другой пример: «Увидела у своего в телефоне Tinder, а он сказал, что заходил только посвайпить, ни с кем не переписывался и не знакомился…». Tinder, Hot or not, Privet и т.д. — приложения, которые позволяют обрести новых знакомых. Все они основаны на одном принципе: в меню опций можно выставить данные для поиска: пол, диапазон в километрах и возраст. Далее программа подбирает подходящие кандидатуры, людей, с которыми у оппонента есть общие интересы.

Согласитесь, ведь удобно: пришел на Арбат, вбил данные, и программа высветила всех блондинок в радиусе ста метров. Списался, завязался разговор — все, можно знакомиться, прилюдно уже «не обломит».

Язык справится? Скорее всего, да

Но все же отойдем от конкретных программ и вернемся к терминам. Следующее слово не так часто используется в речи, однако мы посчитали, что оно достойно внимания — краудфандинг. По сути, это самое обычное попрошайничество, правда, облагороженное красивым словом. Посудите сами, стоять у обочины дороги с протянутой рукой — это ведь стыдно?! А попросить денег на просторах интернета — нет. Даже больше, это модно!

Самое любопытное, что такой способ сбора денег работает и ведь дают деньги нуждающимся, причем немалые! Краудфандинг стал мощнейшим каналом финансирования, который позволяет собирать даже не десятки, а сотни тысяч долларов, с помощью которых записывают музыкальные альбомы и даже снимают фильмы.

Есть множество примеров в США и Европе, где краудфандинг помог собрать солидные суммы и снять полноценные киноленты. Но наиболее «близкий» пример для жителей СНГ — фильм, вышедший в 2016 году, «28 панфиловцев». Две трети бюджета фильма, а это около 20 миллионов рублей — народные средства.

Конечно, есть и антипримеры. Так, в США, в Чикаго, три режиссера, создавшие собственную студию FND-FILMS, решили поглумиться над новым способом изыскания средств. Они выкинули в Сеть запрос, в котором говорилось, что молодые и талантливые режиссеры собирают деньги для съемки комедии. Собрали! Им в копилку упали 75 тысяч долларов. Но ребята попросту потратили эти деньги на личные нужды. О чем, собственно, и сняли документальный короткометражный фильм.

Да, именно так, его суть заключается в том, как получить и спустить 75 тысяч долларов. Мошенничество? Нет! Изначально они не говорили, о чем именно и в каком жанре собираются снять кино. Ведь все-таки выдали некий продукт под названием It’s all good, вокруг которого еще до выхода поднялась шумиха.

Кстати, существуют платформы, на которых деньги просят на более скромные проекты, порой даже сугубо личные: на свадьбу, отпуск или просто новый компьютер. В Казахстане краудфандинг не прижился, несмотря на то, что создано несколько аналогичных платформ. Если в США получается собрать более миллиона долларов, в России — около миллиона рублей, то самая крупная сумма, собранная у нас в стране, едва ли переваливает за отметку в 100 тысяч тенге…

Очевидно, что порой приходит слишком много инородных терминов, которые засоряют речь. Но у каждого языка есть своя «иммунная система», которой необходимо немного времени, и она обязательно проведет «аудит»: полезные слова приживутся, а пустые попросту забудутся.



Партнеры