Киргизский политолог о ЕАЭС, Казахстане, сером реэкспорте, $100 миллионах и воде

9 ноября 2017 в 07:54, просмотров: 1217

Одна из наиболее горячих тем сегодня как в Казахстане, так и в Кыргызстане — межгосударственные взаимоотношения между нашими странами. Как оценивают эту ситуацию в самом Кыргызстане? Об этом нам рассказал известный киргизский политолог Марс Сариев.

Киргизский политолог о ЕАЭС, Казахстане, сером реэкспорте, $100 миллионах и воде

— Марс Осмонкулович, как вы оцениваете происходящие не самые приятные события, касающиеся двух наших стран?

— К сожалению, они уже в такой фазе, когда начались серьезные материальные потери. Это нехорошая тенденция, имеющая политическую подоплеку и не относящаяся к чисто экономическим вопросам. Запуском послужила попытка президента Кыргызстана Атамбаева использовать внешний фактор, я имею в виду Казахстан, во внутриполитической борьбе. Это, разу-меется, не осталось незамеченным в Казахстане. И все это в комплексе создало политическую подоплеку.

— Однако Казахстан уповает исключительно на экономические факторы.

— Конечно, придраться к казахстанской стороне очень сложно. Потому что на самом деле присутствует такой момент, как реэкспорт товаров из Кыргызстана по серым схемам. И формально Казахстан, конечно же, должен все это проверять. Но в то же время казахстанская сторона не пропускает и пустые транспортные средства. Не выпускает ранее попавшие на территорию Казахстана большегрузные киргизские автомобили дальше в Россию. Водителей заставляют проходить контроль в пунктах, где есть рентген. А он есть не везде. И это тоже создает сложности. То есть за этими, казалось бы, формально объективными мерами все-таки есть полемика по поводу действий властей двух стран. Я думаю, что в этой ситуации Кыргызстан должен признать, что существует моменты серого реэкспорта, и привести все это в норму.

— Тем временем эскалация продолжается. Атамбаев говорит, что надо искать новые рынки сбыта. Ориентироваться на Узбекистан и Китай. И о том, что Евразийский экономический союз не оправдал ожиданий. По вашему мнению, как на это смотрят другие участники ЕАЭС?

— Если вы о России, то, думаю, там вряд ли довольны. Хотя бы потому что основным проектировщиком ЕАЭС является РФ. Ей абсолютно невыгодно торпедирование ЕАЭС. И высказывания Атамбаева о том, что он неэффективен, конечно, Москве не могут нравиться.

— Значат ли эти слова Атамбаева то, что Кыргызстан в ближайшем будущем может рассмотреть вопрос пребывания в ЕАЭС?

— Слова об ориентации на Узбекистан и Китай — это, я думаю, свидетельство о растерянности официального Бишкека. Китай тщательно защищает свой рынок и пустит нас лишь в том случае, если мы пойдем к нему в качестве вассалов. А Узбекистан выпускает ту же самую продукцию, что и мы. Создавать себе конкурента для него нецелесообразно. Существующая растерянность связана с тем, что внутриполитические цели достигнуты. Но о последствиях никто не задумывался. Потерять рынок Казахстана и России будет для нас абсолютно невосполнимой утратой. Так что это все, включая слова о возможном возвращении в Кыргызстан американской военной базы, абсолютно утопические планы.

— Почему о серых схемах заговорили только сейчас?

— Такие схемы существуют и у Казахстана с Китаем. И на них много кто кормится и в Казахстане. Потому и молчали. А вытащили эту тему сейчас, потому что ситуация угрожает Казахстану в политическом плане. С созданием ЕАЭС контроль усилился. Казахстан, пользуясь этим, стал защищать свой рынок, завлекая товарные потоки на Хоргос. Это вызвало недовольство киргизской стороны. Встал вопрос принципа. И это очень опасно. Потому что я подозреваю, схемы очень серьезные. С одной стороны, киргизские предприниматели могут понести большие убытки. С другой — у нас на этом завязаны и большие кланы. И это может спровоцировать недовольство внутри страны и дестабилизировать ситуацию.

— Отказ Бишкека от казахстанской помощи в сто миллионов — это демарш?

— На самом деле эта история не очень приглядная. Причем со стороны Казахстана. Было громко объявлено о том, что выделяются сто миллионов в виде оборудования для обустройства границ системами фитосанитарного контроля. А потом Казахстан тянул волынку с поставкой. Тогда как мы, в соответствии с договоренностями, уже давно должны иметь эти пункты.

С моей точки зрения, казахская сторона преднамеренно затягивала решение этого вопроса, таким образом защищая свой рынок мясомолочной продукции. А наши фермеры тем временем несли большие убытки.

В этом плане ЕАЭС на самом деле не дает нам никаких преференций. Пункты контроля до сих пор остаются необорудованными. Мы просто потеряли время. Причем до сих пор это оборудование не поступило. Не имея пунктов контроля, мы теряем продукцию, имея возможность вывозить ее только контрабандным способом. Эту обиду наши власти держали давно. А теперь просто ее высказали.

— В таком случае самое время задаться вопросом, в чем вообще смысл создания ЕАЭС, который, по замыслу, предусматривает всеобщее полное взаимодействие?

— Молочные реки и кисельные берега описывались с политической целью. Но реальность оказалась гораздо прозаичнее. Я еще тогда на круглых столах говорил, что будет протрезвление. На самом деле в ЕАЭС должен работать очень четкий экономический механизм. Но пока об этом говорить не приходится.

Вот, например, прилавки наших магазинов полностью заполнены товарами из России, Беларуси и Казахстана. А свою продукцию мы вывезти не можем. Из-за этого пресловутого фитосанитарного контроля. Фермеры наши дезориентированы. Им невыгодно производить. Разумеется, все это вызывает недовольство. Все молчали, потому что вхождение в ЕАЭС было коньком для нашей политической элиты. Кулуарные переговоры на эту тему проходили. Но в прессу информация не выносилась.

Зато теперь в открытую говорится о том, что механизмы ЕАЭС не отработаны. Что Кыргызстан не готов к участию в нем. Потому что для того, чтобы продавливать нужные для себя решения, нужен определенный политический вес. Беларусь продавливает. Казахстан продавливает. А Кыргызстан не может. Весовая категория не та. Вот и получается, что ЕАЭС для нас невыгоден. К сожалению. И действующие в нем законы пока не эффективны.

— Но ведь существует Евразийская экономическая комиссия, которая должна урегулировать подобные разногласия.

— ЕАЭС — это политический проект. С экономической точки зрения Кыргызстан не представляет никакого интереса ни для России, ни для Беларуси, ни для Казахстана. Когда комиссия собиралась в Бишкеке, была встреча с экспертами. Тогда я сказал, что, если это политический проект, то он должен учитывать интересы Кыргызстана, который не готов к жестким экономическим параметрам, действующим внутри объединения. Эксперты, сидящие в ЕЭК, оперируют только экономическими категориями. Тогда как в политическом проекте должны быть какие-то преференции со стороны России как инициатора.

Казахстан и Беларусь изначально сопротивлялись вхождению в ЕАЭС Армении и Кыргызстана, понимая, что они в какой-то степени сядут на шею. Но раз уж Россия это продавила, то она должна учитывать эти моменты и как-то компенсировать имеющиеся недостатки.

— Давайте вернемся непосредственно к конфликту. Может быть, все-таки тут присутствует невидимая третья сторона…

— …которой нужен развал ЕАЭС? Безус-ловно, этот вопрос заслуживает внимания. После того, как Кыргызстан заявил, что будет ориентироваться на Узбекистан и Китай, поднялась тема строительства железной дороги из Китая через Кыргызстан в Узбекистан. Далее, по замыслу, ее проложат через Туркмению на Иран и дальше на Ближний Восток и через Турцию в Европу. Все в обход Казахстана, России, конкуренция Транссибу. Это очень плотно втягивает Кыргызстан и Узбекистан в орбиту Китая. Таким образом, внушительный кусок Евразии отваливается в пользу Китая. Это, во-первых.

Во-вторых, подобный сценарий вполне устраивает и Вашингтон. Как и развал ЕАЭС вообще. Поэтому вполне возможно, что третьими силами моделируется ситуация, не просчитываемая политической элитой наших стран. Охлаждение отношений между Кыргызстаном и Казахстаном, конечно же, отвечает интересам США и Китая, но никак не России, Казахстана и Кыргызстана.

— Какова тут может быть позиция Узбекистана? Будет ли он вмешиваться?

— Я думаю, не будет. Узбекистан при новом руководстве тесно завязался с Россией. У них сейчас миллиардные контракты по поставке плодоовощной продукции. И это, кстати, явилось шоком для Кыргызстана. Мы, являясь участником ЕАЭС, не имеем таких возможностей. Но это объяснимо. Узбеки полностью сохранили свой агропромышленный комплекс. Стоит сказать, что часть узбекской и таджикской плодоовощной продукции попадает в Кыргызстан и реэкспортом идет в Россию. Помимо прямых поставок. Я не думаю, что ему выгодно портить с кем-то из участников отношения, будь то Кыргызстан, Казахстан или даже Россия. Полагаю, Узбекистан займет выжидательную позицию.

— Кто-то из ваших политиков недавно заявил, что у Кыргызстана есть очень мощное средство воздействия на Казахстан — вода.

— Имеется в виду Кировское водохранилище. Это абсолютно, я бы сказал, бредовая идея. Слить воду сейчас и начать накапливать весной, объясняя это необходимостью текущего ремонта, чтобы было мотивированное объяснение перекрытия водного потока в Казахстан — это подорвет отношения между Казахстаном и Кыргызстаном всерьез и надолго. И тот, кто поддержит эту идею, — враг киргизского народа. Оставить Казахстан без воды — это значит рассорить нас на десятилетия. Я не думаю, что наша власть пойдет на эти авантюрные действия.

— Говоря о новом президенте... Как он будет решать этот вопрос?

— Ему будет сложно, поскольку он член команды Атамбаева, который, скорее всего, останется теневым руководителем. Поэтому для меня это пока остается загадкой. Он должен выйти на самостоятельную позицию и взять на себя мужество уладить конфликт. Нам всем важно понять, что все это играет в пользу геополитических игроков в лице Китая и США.

Основную роль, думаю, здесь должна сыграть Россия. Разъяснить обеим сторонам, что они оказались внутри большой геополитической игры, продемонстрировав всю логическую цепочку дальнейшего возможного развития событий в случае продолжения конфликта. Если этого не сделать, противостояние продолжится. И в первую очередь это невыгодно самой России. Мы уже слышим заявления, прямо указывающие на несостоятельность ЕАЭС. А это удар прежде всего по ней. И Россия, и Казахстан, и Кыргызстан стали объектами внешнеполитических игр, мастерски разыгрываемых внешними силами. Без понимания сущности этих процессов мы обречены на утилизацию.





Партнеры