Какую репутацию приобрел Казахстан за истекшие два десятилетия

9 ноября 2017 в 07:59, просмотров: 738

В индексе восприятия коррупции за прошлый год от Transparency International Казахстану отвели 131-е место. Наша страна набрала 29 баллов из 100. Годом ранее, в 2015 году, у нас были 28 очков и 123-е место. Но понижение сами составители рейтинга объясняют увеличением количества исследуемых стран. Так что мы вроде как могли особенно и не беспокоиться. Коррупция в стране, казалось бы, не выросла.

Какую репутацию приобрел Казахстан за истекшие два десятилетия

И вечный бой

И вот, в начале этой недели на правительственном часе в казахстанском парламенте по вопросам совершенствования госаудита и финконтроля министр финансов страны Бахыт Султанов рассказал о проблемах этих служб:

— Все еще имеются недостатки в нашей работе. В текущем году показатели в глобальном индексе конкурентоспособности Всемирного экономического форума по направлениям: необоснованное расходование бюджетных средств, расточительность государственных расходов, совершенствование стандартов аудита и отчетности, к сожалению, были понижены.

То есть анализ показал, что главными причинами снижения рейтинга нашей страны в глазах зарубежных инвесторов являются факты громких коррупционных задержаний, которые были в отношении не только сотрудников государственных органов различных уровней, но и сотрудников самих органов аудита, и нескоординированность действий.

Получается, что государство наше как бы усиливает борьбу с коррупцией, и можно было обойтись без «как бы», если бы эта коррупция стала ощутимо меньше присутствовать в нашей жизни, чего, к сожалению, сказать сегодня нельзя. Но то, что громкие аресты, связанные с коррупцией, происходят регулярно, это факт. Влияют ли они на общий уровень коррумпированности госаппарата?

Для пресловутых иностранных инвесторов это будет ясно не только по результатам составления вышеприведенного индекса глобального уровня конкурентоспособности ВЭФ — основные оценки грядут в начале следующего года, когда Transparency International выдаст результаты исследований за 2017 год. Пока же можем говорить о том, что в регионе Восточная Европа — Центральная Азия, куда нас определили, наиболее высокую позицию занимает Грузия с 57 баллами и 44-м местом. У Казахстана одинаковое количество баллов с Россией и Украиной — 29 баллов и 131-е место, что дает нам основания говорить о том, что мы не самые коррумпированные. Ниже нас еще есть Узбекистан.

Стоит отметить, что в подобных рейтингах государства СНГ традиционно находятся в нижней части наряду с целым рядом экзотических стран, а порой даже ниже беднейших государств, раздираемых гражданскими войнами. Но мы, между прочим, в этом направлении прогрессируем. Хотя, понятно, что обывателю в это мало верится. Тем не менее, если верить этому самому рейтингу, то в году эдак 2011-м мы занимали 133-ю позицию, которую делили с банановыми Коморскими островами, Гайаной, и Гондурасом.

Сами составители рейтинга поясняют, что позитивную роль, не давшую нам упасть в подвал таблицы, сыграли громкие судебные разбирательства, фигурантами которых оказались высокопоставленные чиновники. В 2016 году таким был процесс по делу миллиардных хищений в АО «Астана ЭКСПО-2017». И что борьба с коррупцией в высших эшелонах, аресты больших начальников показали серьезные намерения властей если не искоренить эту проблему, то бороться с ней столь долго, сколь это будет нужно.

В то же время подняться вверх нам не позволило то, что мы проигнорировали Панамский офшорный скандал, в котором якобы мелькали и казахстанские имена. То есть должно было быть инициировано расследование, которое либо подтвердило, либо опровергло бы эти доводы. Но этого не сделали.

Ну и, разумеется, нельзя не сказать о том, что Transparency International указывает нам, что коррупционные риски в Казахстане замедляют экономический рост и все такое, что мы и без них прекрасно знаем, но пока ничего с этой напастью поделать не можем. Примечательно, что сто баллов из ста не набирает ни одна страна. Даже Финляндия, традиционный «бескоррупционный» лидер во всех рейтингах, касающихся этого явления.

Старушка Европа сама не без греха

Тем временем многие эксперты в последнее время задаются вопросом: стоит ли безоговорочно верить рейтинговым агентствам и вообще всем этим индексам? И отражают ли они истинное положение дел в стране и мире?

Как известно, сегодня существует около сотни рейтинговых агентств в разных странах мира и не меньшее число исследовательских групп различных экономических и финансовых международных структур. Наиболее авторитетные (во всяком случае, так это утверждается) из них располагаются в США и Великобритании. С одной стороны, их значение сложно переоценить. Ведь от того, что они напишут в своих отчетах, зависят курсы акций, доступность кредитов, инвестиционная привлекательность и доверие к государствам, фирмам, банкам и т.д. С другой — вопрос доверия к ним самим тоже неоднозначный.

Практически все компании, участвующие в рейтингах, являются коммерческими. И основная их цель — прибыль. А значит, корпоративные заказы на хорошее место для себя или плохое для конкурента вполне возможны. Здесь, как говорится, ничего личного. Подтверждение тому — финансовый кризис, поглотивший половину мира, в результате которого на пороге банкротства оказался целый ряд крупнейших европейских и американских компаний, занимающих самые высокие места в мировых рейтингах. Сумели ли эти агентства предсказать кризис?

Таким образом, к рейтинговым агентствам всегда есть вопросы. Вот, например, влияет ли на позицию нашей страны ситуация с бывшими беглыми акимами, которые на родине слывут коррупционерами, тогда как на Западе к ним относятся как к политическим беженцам? Или история с такими же беглыми банкирами, к которым отношение казахстанских властей и политических финансовых кругов Запада диаметрально противоположно.Интересно, что такие «яркие» коррупционеры есть и в странах с, так сказать, низким уровнем коррупции. В сентябре 2012 года в Париже задержали бывшего премьер-министра Франции Доминика де Вильпена. Взяли его по делу о финансовых злоупотреблениях в одной известной компании, имеющей более 500 ресторанов и гостиниц в 60 странах мира.

А годом ранее по подозрению в мошенничестве в составе организованной преступной группы задержали бывшего руководителя этой компании Режи Було. По версии следствия, за шесть лет работы с помощью скрытых комиссионных выплат он украл около 1,6 миллиона евро.

Поскольку Було является близким другом де Вильпена, французские правоохранители заподозрили экс-премьера в покровительстве финансовым махинаторам. Кстати, основанием для подозрений стали записи его телефонных разговоров. Как видно, в благополучной и соблюдающей права человека Франции прослушка тоже есть. И, по всей видимости, не возбраняется. А вот недавно принятый у нас закон, позволяющий контролировать коммуникационные сети, те же рейтинговые агентства приняли в штыки как противоречащий принципам демократии.

В 2004 году еще одного экс-премьера Франции Алена Жюппе обвинили в растрате при занятии поста государственных средств. Приговорили к условному сроку в полтора года с запретом баллотироваться в выборные органы власти в течение 10 лет.

За ним последовал и экс-президент Франции Жак Ширак. 15 декабря 2011 года за злоупотребление служебным положением, незаконное извлечение выгоды и растрату государственных средств в бытность мэром Парижа его тоже приговорили к тюремному сроку.

До сих пор идет следствие по делу экс-президента Франции Николя Саркози. Он подозревается в незаконном получении средств во время своей президентской кампании 2007 года от хозяйки L’Oreal Лилиан Бетанкур. Летом 2012 года финансовая полиция провела обыски в доме его супруги Карлы Бруни-Саркози и в адвокатской конторе, в которой имеет долю месье Николя. Финполовцы обыскали даже его новый дом, переданный ему как бывшему главе государства.

Бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони суд также признавал виновным в финансовых махинациях и приговаривал к четырем годам тюрьмы с запрещением занимать государственные должности в течение трех лет. Правда, поговаривают, что тут вопрос больше политический, чем просто уголовный. Но даже если и так, то врагам дона Сильвио было за что зацепиться и раскрутить дело.

И, как вы думаете, сказались ли эти громкие коррупционные скандалы на глобальном индексе конкурентоспособности Франции и Италии в глазах экспертов Всемирного экономического форума? Ничуть не бывало! Никак не сказались. А вот мы, оказывается, если сажаем или задерживаем высокопоставленных чиновников по подозрению в коррупции, то почему-то становимся менее конкурентоспособными…

Смотря, под каким углом мерить

Кстати, заносят «капусту» нужным людям и в самой колыбели демократии — США. Ближайший соратник экс-президента Джорджа Буша-младшего, экс-руководитель республиканской партии в палате представителей конгресса США Том Делэй в 2005-м получил три года лишения свободы за отмывание денег и преступный сговор.

Весьма интересно даже не само наличие коррупции в Америке, а ее отличительная черта — политическое взяточничество, что по сути своей легально и считается нормой. Об этом весьма доходчиво рассказал американский профессор истории и политологии Алан Лихтман, слова которого приводят СМИ:

— Я читал лекции по всему миру. Люди в других странах с завистью говорят мне, что в США нет таких проблем с коррупцией. А я отвечаю, что они правы, у нас нет коррупции в таком же виде. Незаконное взяточничество в Штатах, конечно, тоже существует, но большая проблема не в этом. В США коррупция легальна. Она законна и осуществляется через миллиарды долларов, выделяемых на предвыборные кампании и обеспечивающих доминирование интересов состоятельных людей. А несколько лет назад Верховный суд упрочил такое положение дел, постановив, что корпорации могут тратить любые суммы на поддержку политических кампаний. Если вы желаете разбогатеть в Америке, то вы не бурите нефтяную скважину, не добываете золото. Вы делаете политические взносы. Это лучшие инвестиции в США. Всего за несколько сотен тысяч, пускай миллионов долларов вложений в кампанию, можно извлечь миллиарды. Достаточно переписать одну-две строки в федеральном налоговом кодексе или нормах регулирования…

При этом профессор отметил, что корпорации дают деньги для кампаний политиков не по доброте душевной. Но это и не считается взяточничеством. Они не получают в обмен на деньги обещаний от политиков заботиться об их интересах. Но они знают, что любой политик, получивший крупную сумму от спонсоров, отдаст впоследствии предпочтение их интересам.

Сказанное относится не только к президентским выборам, но и вообще к выборам любого уровня в США. Претендующие на избрание или переизбрание на любую должность политики должны вести кампанию, а для нее необходимы деньги. Те, кто дает эти деньги, заказывают музыку.

В общем, становится ясно, что международные рейтинговые организации не могут или просто не хотят отражать объективную картину по той простой причине, что сами рейтинговые агентства базируются в теплых офисах Вашингтона, Лондона и Брюсселя. Коррупция у нас есть, с этим никто не спорит. Но она есть везде, в том числе и в Европе, и в США. Однако рейтингам принято верить.

В этом году добавилась новая категория исследования — многообразие демократии. Пишут, что эксперты станут анализировать устойчивость исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти по всей вертикали — от мелких клерков до чиновников высших эшелонов, а затем давать оценку по поводу того, насколько в том или ином государстве распространена политическая коррупция.

Американские выборные махинации, думается, коррупцией назвать так и не осмелятся. А вот по поводу нас что-то подсказывает, что и тут наше место будет на почтительном расстоянии от первой сотни.



Партнеры