Порядка 20% выпускников школ в Казахстане хотят получить профессиональное образование

Кто нужен экономике: токарь, юрист или менеджер?

25 октября 2017 в 14:52, просмотров: 549

Система профессионально-технического образования является, как известно, основной формой планомерной подготовки квалифицированных рабочих кадров. Каждый второй рабочий, приходящий сейчас на производство, получает подготовку в профессионально-технических учебных заведениях.

Порядка 20% выпускников школ в Казахстане хотят получить профессиональное образование

До основания, а затем

Оговоримся сразу: это лозунг времен СССР. Класс будущих представителей рабочих профессий тогда легко формировался путем естественного отбора, когда часть школьников после восьмилетки покидала стены родных школ и шла учиться в профессионально-технические училища.

Помнится, в ту уже почти былинную пору государство создавало все условия для того, чтобы юноши и девушки, избравшие этот путь, могли получать рабочие специальности, не задумываясь ни о чем. Условия включали в себя бесплатное питание, бесплатное обмундирование, бесплатное общежитие и бесплатное лечение в профилактории. А еще денежную стипендию. И весьма неплохую. Она была как минимум в полтора раза выше той, что платили в высших учебных заведениях.

Делалось это совершенно не зря. Поскольку люди рабочих профессий формировали собой тот самый рабочий класс, без которого невозможно представить развитие промышленности и вообще экономики и на котором она, собственно, держится в раз- витых странах.

За примерами далеко ходить не надо. Возьмите любое государство с развитой промышленностью. К примеру, Германию. Все знают, что она выпускает одни из лучших автомобилей в мире. Но никто не хочет думать о том, что маленькие и большие детали, из которых они собираются, болты и шурупы делаются руками высокопрофессиональных рабочих.

Не будем говорить за других. Скажем лишь, что в Казахстане и сегодня мало кто думает, что профессионально-технические учебные заведения готовят то самое сред- нее звено специалистов, без которых не- возможно претворение в жизнь передовых научных разработок.

А все почему? Да потому, что был когда- то у нас в стране чрезвычайно креативно-продвинутый премьер-министр, который по- закрывал едва ли не все заводы, а вслед за ними упразднил все профессионально-технические училища. Они, говорил он, теперь нам не нужны. Все это пережиток прошлого. А мы, дескать, будем создавать банки. По- этому вместо слесарей, плотников, каменщиков, сварщиков и даже швей нам нужны юристы, экономисты, менеджеры и маркетологи.

И пошло-поехало. Заводы позакрывались. Все, что от них осталось, распродавалось направо и налево. Рабочие профессии, соответственно, стали не нужны. Специалисты либо уехали из страны, либо пошли торговать на базар.

По призыву «продвинутого» премьера страна, сломя голову, стала плодить юристов и экономистов. И наплодила столько, что теперь едва ли не каждый охранник, сидящий на вахте у входа в какой-нибудь бизнес-центр, отель или банк, имеет диплом модной специальности без шансов реализоваться.

В прежнем Союзе в высшие учебные заведения поступало лишь 22 процента выпускников школ. А сегодня, в нашей независимой стране — 75-80 процентов. При потребности рынка 80 процентов специалистов со средним специальным или средним техническим образованием и 20 процентов — с высшим. Вот и выходит, что основную часть безработных либо самозанятых составляют люди с высшим образованием. И мы двадцать пять лет смотрим на это сквозь пальцы, продолжая плодить уже никому ненужных юристов, экономистов да разнообразных маркетологов.

Теперь вот заводы собираемся строить — ведь Программу форсированного инновационно-индустриального развития еще ни- кто не отменял. А ведь на них кто-то должен работать.

В общем, в период рыночных и не всегда правильных реформ мы одно за другим теряли профессионально-технические учебные заведения. Соответственно страдало и качество подготовки специалистов, а в итоге снижался весь производственный потенциал. И теперь мы столкнулись с тем, что сейчас рабочие специальности нужны стране как никогда. Даже появилось такое понятие, как дефицит так называемых штучных профессий. Хороший токарь или сварщик сейчас в таком дефиците, что предприятия нередко переманивают их друг у друга.

Рабочий класс — двигатель экономики

В той же Германии, например, существование системы профессионально-технического образования полностью соответствует интересам промышленных предприятий. Практически все компании и корпорации добровольно финансируют профессионально-технические школы. И делают это не из меценатских побуждений, а во имя своего будущего. То есть вкладывают инвестиции в дальнейшее развитие своих заводов, оплачивая обучение своих будущих специалистов.

Таким образом, молодежь целенаправленно готовится к выполнению требуемых предприятию задач, решение которых обеспечивает конкурентоспособность германской экономики и рост благосостояния в стране.

Такое взаимодействие профессионально-технических школ с промышленными предприятиями создает устойчивые связи работодателей с учебными заведениями. А это, в свою очередь, создает основу для, как минимум, поддержания, а как максимум, повышения качества продукции германских предприятий. Экономика от этого только выигрывает и идет вперед семимильными шагами.

Если рассмотреть пример другой промышленно-развитой страны — Японии, то систему профтехобразования там создали аж в девяностых годах позапрошлого (!) века. А в 1899 году приняли специальное постановление по вопросам профессионально- технического обучения, согласно которому учреждались пять типов школ: технические, сельскохозяйственные, торговые, торгово-флотские и другие.

В этих школах устанавливался четырехлетний срок обучения. Условием поступления в них было наличие неполного среднего образования. В 1900 году в Японии функционировали 116 таких школ. К 1935 году их число достигло 961, а к 1945 году — 1743. К моменту капитуляции Японии во Второй мировой войне в профессионально-технических школах обучалось около 850 000 человек.

Сеть профессионально-технических училищ в Японии продолжает расширяться и сегодня. Этого требует рост экономики. Ведь когда создаются новые предприятия, требуются дополнительные рабочие руки. В 1973 году в Стране восходящего солнца на- считывалось более 8 тысяч ПТУ, в которых обучались 1 миллион 245 тысяч человек. Сегодня их (ПТУ) почти в два раза больше.

И это вполне оправданно. Профессионально-технические училища являются основным поставщиком квалифицированной рабочей силы для японской промышленности. Причем акцент в процессе учебы в них делается на достижение максимально высокого уровня знаний обучаемыми и совершенство овладения ими своими специальностями.

Каким же образом собирался развивать экономику Казахстана известный креативно-беглый экс-премьер, остается непонятным.

Однако мы все же прозрели. То, что на казахстанском рынке труда существует нехватка профессиональных рабочих, недавно признали официально. И, чтобы устранить этот экономический недостаток, президент страны выдвинул инициативу по созданию проекта «Бесплатное профессионально-тех- ническое образование для всех», который в первую очередь должен охватить молодежь. Тех из молодых людей, кто является безработным или так называемым «самозанятым». Ну, и для других желающих овладеть рабочими специальностями. Реализация проекта началась в этом году.

Официальные источники сообщают, что система профессионально-технического образования сегодня переживает второе рождение. Не так быстро, как хотелось бы, но все же. Реанимирована большая часть доставшихся нам в наследство от Советского Союза учебных заведений, разваленных беглым экс-премьером в девяностые. Обновляется материально-техническая база, появилась реальная потребность в специалистах рабочих профессий.

Тем не менее пока все идет не так, как хотелось бы. По оценкам специалистов, сегодня доля учащихся профессионально- технических лицеев составляет около 20 процентов от всей молодежи, а свободных учебных мест остается еще очень много. К сожалению, пока еще казахстанские юноши и девушки неохотно идут в профессионально-технические лицеи, предпочитая перебиваться случайными и не всегда легальными заработками.

Как говорят сами преподаватели, основную роль в этом играет менталитет. Каждый родитель любит своего ребенка и хочет, чтобы он непременно стал начальником или успешным бизнесменом. Поэтому изо всех сил старается устроить его в вуз. Что касается сельских жителей, то они готовы про- дать последнюю лошадь или корову, чтобы затолкать свое чадо в университет и обязательно на экономический или юридический факультет.

При этом, не задумываясь, что, помимо того, что обучение в университете стоит немалых денег, еще и работу по его окончании найдешь далеко не всегда. К себе в аул молодые люди возвращаться не хотят и всеми правдами и неправдами стараются остаться в городе. И чем они там занимаются — большой вопрос.

К тому же многие приезжают в город не в университет поступать, а просто в по- исках работы. И вместо того чтобы прийти в профессионально-технический лицей и бесплатно получить специальность, идут на базар толкать тележку. В лучшем случае на последние родительские деньги купят полуразвалившуюся иномарку и занимаются частным извозом.

И все же ситуация меняется в лучшую сторону. Во-первых, выросла заработная плата мастеров производственного обучения. Всем педагогам ежегодно повышают зарплату на 25–30 процентов. Кроме того, уже несколько лет действует специальная программа, по которой мастера производственного обучения получают неплохую доплату к основной зарплате. Это очень помогает системе профтехобразования в обеспечении кадрами. То, что было еще несколько лет назад, когда преподаватели и мастера производственного обучения уходили торговать на базар, сейчас прекратилось.

А еще сейчас очень хорошее оснащение мастерских, учебных классов. На все это выделяются деньги. К примеру, в алматинском профессионально-техническом лицее № 10 оборудован центр по подготовке мебельщиков стоимостью 40 миллионов тенге. Оборудование включает в себя станки с цифровым программным управлением, которые есть не на каждом производстве.

В общем, процесс пошел. Надеемся, что он не остановится.





Партнеры