Потомок главного архитектора города Верный раскрыла тайны старого Алматы

Он разрушался землетрясениями, но вновь поднимался из руин

5 октября 2017 в 07:34, просмотров: 1170

Генеральное консульство Российской Федерации в Алматы и представительство Россотрудничества в рамках мероприятий, посвященных 25-летию установления дипотношений между Россией и Казахстаном, предоставили алматинцам редкую возможность познакомиться с архитектурными традициями города Верного, притом с неожиданного ракурса.

Потомок главного архитектора города Верный раскрыла тайны старого Алматы
Мечеть и медресе "Исхакия" находилась на Малом базаре, разрушена в 20-х годах ХХ века

Сокровенная тема

С открытой лекцией «Синтез культур в архитектуре города Верного» выступила известный московский специалист в области истории архитектуры Александра Шейнер. К слову, она потомок знаменитого верненского строителя Андрея Зенкова.

— Изучение этого вопроса для меня является важной, сокровенной темой. Я живу в Москве, но наша семья, наши предки, жили и служили этому городу. Для меня это дорого и близко. Историю архитектуры Верного и синтез культур в нем я изучаю уже семь лет. Сейчас изучаю это в архивах России. Много материалов хранится не только в казахстанских архивах, где мне довелось немало работать, но и в архивах Русского географического общества в Санкт-Петербурге, в фондах Государственного исторического архива и в других архивах. В те времена, когда этот город был основан на окраине Российской империи, на границе культур, русской, среднеазиатской и китайской, это был удивительный край. Много экспедиций направили сюда для его изучения. Бытовало неофициальное название его как «Сибирская Италия», — заявила, открывая лекцию, г-жа Шейнер.

Иллюстрируя главную тему выступления, «Синтез культур», она продемонстрировала коллаж из фотографий трех зданий в столице Семиречья: кафедральный Вознесенский собор, мечеть и медресе «Исхакия», которая находилась на Малом базаре, и не сохранившееся до наших дней пожарное депо, в архитектуре которого г-жа Шейнер усматривает присутствие китайских элементов.

— Мне кажется, что эта заставка символизирует сочетание культур. И для меня важно, что в городе Верном, как тогда, так и сейчас, мирно сосуществовали и соседствовали разные этносы и культуры. Согласно сохранившимся документам, в городе проживало около 16 народностей. Казахи, сарты, таранчинцы, русские, конечно. В воспоминаниях путешественников этот момент часто присутствовал: писали, что можно было увидеть на одной улице и барышню в экипаже, и сарта с верблюдом. И это оказывало влияние и на архитектуру города, отличало его от других городов страны, придавая ей региональные черты на самых разных уровнях, — считает московский специалист.

Александра Шейнер, потомок знаменитого верненского строителя Андрея Зенкова

Град церквей и мечетей

Кстати, она отметила важный для истории города вопрос о количестве мечетей в Верном. Если судить по дошедшим до нас фотографиям видов города, то возникает ощущение, что их в городе было мало. Но на самом деле, если православных храмов было около 10–12 к 1917 году, то и мечетей было около 12. Просто известность в истории получила одна, татарская мечеть на Малом базаре, ее фотографии больше всего демонстрируются. При этом, как отмечает эксперт, эта мечеть, будучи, естественно, культовым сооружением восточной архитектуры, имела и элементы западного и русского стилей, например, большие парапеты, декорированные пилястры.

Архитектура как вид искусства отличается от скульптуры или живописи, в частности, тем, что она рождается не только под воздействием представлений архитектора или инженера. Архитектурные формы и традиции в большой мере рождаются и под очень сильным воздействием исторических событий.

— Архитектура — это очень часто памятник времени или событию, — заметила г-жа Шейнер.

Но судьбу того или иного здания определяют материалы и технологии. Для архитектурной судьбы Верного — Алма-Аты на этапе 1887 — 1917 годов (именно его изучает г-жа Шейнер) этот аспект сыграл ключевую роль: после сильнейшего Верненского землетрясения 1887 года с его разрушениями и жертвами строить здания в городе разрешили в основном из дерева.

— Город был расположен на стыке древних среднеазиатских городов, Китая и России. Ее влияние, конечно, было преобладающим в архитектуре города. В самой российской архитектуре тогда существовали две тенденции — классицизм и эклектика. Классицизм, начавший свою жизнь в российском градостроительстве при Екатерине Великой и имеющий свое преломление в Верном и в исторической части Алматы даже сегодня, характеризуется, в частности, правильной структурой кварталов. Первый этап градостроительного развития города, до землетрясения 1887 года, как раз и проистекал в традиции классицизма, — отметила архитектор.

Общий вид города Верного в 1914 году

Горы, землетрясения и климат

Какие местные предпосылки, уникальные особенности способствовали возникновению чего-то оригинального, необычного в облике города?

Г-жа Шейнер выделяет три местные специфические черты: расположение у подножия гор, необычный сейсмоопасный подиум и климат. При формировании плана города проанализировали опыт российских городов, подобрали оптимальный размер кварталов.

Центр города периодически смещался как под влиянием собственно развития Верного, так и в результате первого сильного землетрясения 1887 года, которое внесло огромные коррективы в его судьбу. Кстати, подчеркнула г-жа Шейнер, в апреле этого года был 150-летний юбилей присвоению военному поселению Верное статуса города.

— Верный за свою историю пережил несколько рождений. Первое — в 1887 году, когда город был практически разрушен. Две тысячи кирпичных зданий лежали в руинах. По всей России писали об этом: какая это удивительная катастрофа, какой масштаб разрушений! Шел сбор пожертвований по всей стране. Сюда была сразу отправлена научная экспедиция под руководством Мушкетова, которая производила, в частности, изучение грунтов. Жители Верного проявили удивительное мужество, не пожелав переселяться на другие территории, а решив восстанавливать все здесь, хотя прекрасно знали, что эта местность подвержена угрозе сильнейших землетрясений. Мне сложно себе представить — если бы в наше время стихия разрушила почти все здания единочасно, сколько людей бы выразило готовность продолжать жить здесь и говорить, что другого места им не надо, — заявила Александра Шейнер.

Вторым рождением стало обретение городом столичного статуса и его переименование в Алма-Ату вскоре после революции, затем был период обретения независимости в 1991 году и, наконец, перенос столицы в Астану.

В таких случаях, отметила г-жа Шейнер, каждая эпоха «хочет что-то на облике города написать», отсюда и смена названий, и снос знаковых зданий предыдущей эпохи. Это своего рода драма столичного города. Возвращаясь к своей теме, истории архитектуры города на протяжении предреволюционного 30-летия, она отметила, что, если бы не трагическое масштабное землетрясение 1887 года, то Верный был бы в архитектурном плане очень похож на многие другие российские города с их каменными и кирпичными домами и сооружениями.

Но сама природа внесла коррективы в архитектурное развитие и историю города. Как известно, разрушения после Верненского землетрясения были огромны. Например, полностью был разрушен Покровский собор. И хотя жители города хотели продолжать жизнь на прежнем месте, им надо было делать это как-то по новому.

Губернатор поставил задачу: сформировать новые строительные нормы, регламенты и правила. То, что сейчас мы бы назвали СНиПами. Они и появились уже в 1889 году, сохранились, в частности, документы за подписью Павла Гурде. Самое главное, что отмечалось в этих документах: рекомендации в пользу строительства не из камня или кирпича, а из дерева, так как деревянные постройки наименее пострадали после первого землетрясения.

Убеждать горожан не пришлось, картина была очевидна. Выработали точные технические рекомендации для сооружения жилых зданий так, чтобы они представляли собой как бы единый каркас. Строить из камня и кирпича можно было нежилые сооружения — общественные здания, магазины, склады. При этом точно сформулировали очень строгие правила пожарной безопасности. И их жители, видимо, соблюдали, судя по тому, что больших пожаров деревянный город не знал. Даже после следующего сильного землетрясения 1910 года, которое случилось зимой, во время активного «отопительного сезона», и когда можно было бы ожидать, что от разрушенных печей возникнут возгорания. Но продуманные меры как обустраивать систему отопления в домах не дали этому произойти.

Не принимая традиций модерна

В результате градостроительной политики, оформившейся под влиянием землетрясения 1887 года, для Верного стал характерен цельный, единый подход к архитектуре города на очень долгий период — даже вплоть до 1920-х годов. Город строился в едином стиле, не принимая традиции модерна. Что не препятствовало ему выглядеть вполне разнообразно в архитектурном плане.

Например, эксперт дважды в лекции возвращалась к зданию пожарного депо, находившегося недалеко от Малого базара. Оно, по мнению г-жи Шейнер, сочетало в себе элементы как русской, так и китайской архитектуры, в частности, пожарную каланчу. Происхождение китайских форм в городе эксперт объяснила так:

— Кульджа какое-то время принадлежала Российской империи, и большая часть торгового оборота с тем регионом шла через Верный. Возможно, с этим потоком пришли и архитектурные заимствования.

В декоре некоторых старинных жилых домов, в том числе сохранившемся доме купца Головизина, она усматривает восточные мотивы, как и в некоторых элементах отделки на внешних стенах Свято-Вознесенского собора. В то же время архитектор Павел Гурде воспринял и активно в своих работах использовал традиционный российский травяной декор.

Естественно, что в ходе лекции по архитектурной истории Верного не могла отдельно не прозвучать тема Свято-Вознесенского собора:

— Это легенда, что он построен без единого гвоздя. При его строительстве использовалось много пудов железа. Но здание действительно уникально и по сей день входит в пятерку самых высоких в мире деревянных православных соборов. Находкой Зенкова стало то, что он создал здание с очень низким центром тяжести, что позволяет выдержать сильную сейсмическую нагрузку. И, как известно, землетрясение 1910 года собор выдержал.

Также она в своей презентации продемонстрировала фотографию верненского Военного собора, снесенного в 1929 году. Сама г-жа Шейнер долго и безуспешно искала ее, пока известный алматинский фотограф Валерий Коренчук не предоставил фото из своего архива. Судя по фото, здание действительно было величественным и очень красивым, густо насыщенным декоративной резьбой.



Партнеры