Ирбис — единственная кошка, которая, угодив в капкан, предпочтет удушиться, чем попасть в руки к браконьерам

Снежный барс — сильное животное, которое находится на вершине пищевой цепочки ареала своего обитания

27 сентября 2017 в 12:02, просмотров: 973

Однако ее звенья постоянно проверяет на прочность более кровожадный хищник — человек. Если ничего не предпринимать, то рано или поздно связь оборвется, и ирбис просто исчезнет.

Ирбис — единственная кошка, которая, угодив в капкан, предпочтет удушиться, чем попасть в руки к браконьерам

Снежный барс и его «охрана»

Снежный барс уже давно стал практически мистическим зверем — все знают о том, что он есть, но мало кто, включая самих зоологов, видел его в естественной среде обитания.

Во-первых, потому, что этих кошек стало неимоверно мало. Их нежелание попадаться на глаза людям настолько велико, что ученые даже не могут назвать их точного количества в природе. Озвучиваются лишь примерные данные с огромной погрешностью — от 3000 до 6000 особей.

Во-вторых, ирбис остается самой малоизученной кошкой на планете, поскольку плотным ее изучением занимаются единицы. Возможно, в Казахстане сведений было бы гораздо больше, если бы исследования вообще проводились, причем непосредственно в зоне его обитания. Однако большая сложность в рельефе: вероятность увидеть зверя на отвесных скалах какого-нибудь «четырехтысячника» так же невелика, как и возможность запечатлеть снежного барса на любительскую камеру.

Но отнюдь не это является первопричиной сложившейся парадоксальной ситуации. Кошек действительно мало, и их на самом деле сложно «поймать» даже в теле- или фотообъектив профессионального фотоаппарата. По всей видимости, ирбис просто хочет выжить и поэтому вынужден всячески избегать контактов с человеком, даже визуальных. Осторожность эта объяснима, ведь в истории дикой кошки есть немало кровавых страниц, которые рассказывают, как в 50-х годах шкуры этих чудесных животных пачками расходились по всему миру.

Но вернемся в наше настоящее, в котором изображение снежного барса мы видим повсюду: на гербе Алматы, на денежных купюрах, бортах общественного транспорта — одним словом, этот зверь — наша гордость. И использовать эту гордость для достижения своих карьерных высот не стесняются ни политики, ни знаменитости. Специалисты собирают международные форумы, поднимая вопрос «необходимости сохранения могучей кошки», спуская на эти мероприятия колоссальные суммы, нередко из государственного бюджета. Но самому ирбису от этих «сходок» нет никакой пользы и уж тем более помощи.

Наши соседи-киргизы уже провели два международных форума, в которых принимали участие и казахстанские ученые. Кульминацией этих встреч стало подписание меморандума, который, по сути, является пошаговой инструкцией на пути к увеличению популяции вида. Однако мы отстали от этого регламента, который действует уже на протяжении пяти лет.

На минувшем в этом году форуме некоторые страны уже хвастались проделанным объемом работы, в ответ нашим зоологам ничего не осталось, кроме как пожать плечами и развести руки: «Мы и количества точного не знаем. А откуда? Если финансирования нет никакого!».

Его можно разводить даже в Японии?

Все разговоры о важности сохранения ирбиса, по сути, являются пустопорожними и абсолютно бесполезными. Ирбис уже находится в Красной книге и как будто бы под охраной. Как будто бы… В противном случае как еще объяснить факты охоты с вертолета в зонах национальных парков Казахстана? Пусть даже целятся не в кошку, а в горных козлов, но удар наносят именно по ирбису. Ведь хищник зависим от плотности копытных, которая ежегодно «разжижается» как браконьерами, так и привилегированными стрелками.

Если же говорить о реальной помощи барсу, то вместо форумов важнее было бы ввести запрет на охоту на копытных животных, обитающих в горной местности. Кстати, в Киргизии в начале 2017 года активисты пытались проделать эту работу. Они инициировали запрет на четыре вида копытных, которые являются основными объектами кормовой базы барса. Но депутаты парламента этот законопроект не поддержали. Спрашивается: почему? Быть может, в правительстве не хотят запрещать охоту, поскольку сами являются ее любителями?

У Казахстана же есть уникальная возможность сделать то, что еще не удавалось никому — стать обителью и убежищем ирбиса и поставщиком этих кошек для всего мира. Что мешает сделать у нас питомники для снежных барсов? Немногие зоопарки мира могут похвастаться наличием этих уникальных животных в своей коллекции, а хотели бы…

Разводить ирбисов — это, конечно, не то же самое, что содержать перепелиную ферму, но однозначно дешевле воссоздания полностью исчезнувшего вида — как, например, проект по возрождению туранского тигра.

Доподлинно известно, что снежные барсы были замечены в горной местности на высоте от 1500 метров над уровнем моря — это, пожалуй, самая низкая отметка. Зона комфорта у царя вершин начинается в диапазоне от 2500 до 4000 метров над уровнем моря, то есть там, где совершенно другие условия — начиная от разреженности воздуха, заканчивая температурным режимом и влажностью. В мире нет ни одной охранной зоны, расположенной на такой высоте, и, возможно, именно этот фактор является причиной того, что ирбисы практически не размножаются в неволе.

Что интересно: даже в Японии, где снежного барса никогда не было, в одном из зоопарков обитают 18 ирбисов! Морской климат — не лучшая среда для кошек, но для них создали такие условия, что они чувствуют себя там как дома. Один маленький нюанс — на благоустройство потратили около 45 миллионов долларов.

А вот после скандальной гибели животных в алматинском зоопарке новых не заводят, объясняя это тем, что нужно создать вольеры, соответствующие международным стандартам. Правда, подсчеты наших специалистов куда более сдержанные — официальные лица озвучивали сумму 70 миллионов тенге, которые нужны на покупку оборудования, способного охлаждать воздух. Хватит ли таких вливаний для создания благоприятных условий? Ведь кошке нужен не просто холодный воздух, а чистый и влажный. Какова экологическая обстановка в Алматы, догадаться несложно, достаточно лишь выглянуть в окно.

Другими словами, создавать питомник в черте города не только не рентабельно, но и бессмысленно. И вот здесь, пожалуй, самое время вспомнить об уникальности казахстанской природы. К чему тратиться на дорогое оборудование, поддерживающее климат, если можно создать «лагерь» в том месте, где эти условия сформированы природой?

У нас все есть, кроме желания

Например, пики вершин хребта Заилийского Алатау сосредоточены в диапазоне как раз от 4000 до 4500 метров, а на высоте от 1500 метров есть природные плато, то есть у нас под боком множество идеальных зон для создания питомника с полувольным содержанием кошек. Речь идет не об анализе численности, а о полноценном контроле над каждой особью на этой территории. Понятно, что для этого нужно будет проделать колоссальную работу, но если провести расчеты, то суммы выйдут вполне приемлемые.

Для ограждения территории можно использовать систему «электропастух», которая представляет собой специальные ограждения, через которые пропускается ток малой силы. Разные модификации «электропастухов» уже давно используются во всем мире, а разновидностей и брендов столько, что можно подобрать наиболее подходящий комплект как для небольшого дворика, так для целого джайляу. Самое главное, чтобы такие ограждения не убивали, а лишь отпугивали животных.

Так, для установки электроограждения на территории в 10 тысяч гектаров потребуется затратить примерно 100 тысяч долларов. В функционал такой ограды заложены сразу две опции: с одной стороны, она будет удерживать барсов и копытных животных на обозначенной территории, с другой — уберегать от непрошенных гостей. Ведь нельзя исключать возможность появления стаи волков, которые если не нападут на самих барсов, то могут полакомиться их пищей.

Для организации полноценного питомника недостаточно просто отгородить территорию и выпустить туда дюжину барсов. Их нужно чипировать, вести постоянный мониторинг и следить за состоянием здоровья, что подразумевает наличие ветеринарной лаборатории. По расчетам экспертов, аппараты УЗИ, рентген-аппараты и прочее оборудование, необходимое для полноценной работы медиков, обойдется от 500 тысяч до 2 миллионов долларов. На базе этого центра можно будет не только лечить ирбисов, но и проводить искусственное оплодотворение (ИО).

Благо технологии уже известны: весной этого года в зоопарке Нэшвилла в США впервые появился на свет дымчатый леопард в результате применения процедуры ИО с использованием замороженного семени.

Продавать его нельзя, но прибыль получать можно

После создания хорошей платформы останется решить два основных вопроса: питание и охрана.

С первой частью все более или менее ясно. Во-первых, на месте можно разводить тех же горных козлов, которые являются аборигенами этой местности. Также известно, что и обычные козы могут быть частью рациона ирбиса. Во-вторых, снежный барс не отличается обжорством и за один раз съедает около трех-четырех килограммов мяса. В условиях зоопарка на питание одного ирбиса тратится 200-250 тысяч тенге, но в естественной среде обитания эта сумма может оказаться значительно меньше.

Со вторым пунктом гораздо сложнее, ведь не так просто отследить территорию с длиной стороны около ста километров. Пожалуй, только вмешательство на государственном уровне может гарантировать животным безопасность. Такой объект должен охраняться так же, как и государственные границы — чтобы у постовых было право стрелять на поражение. В противном случае «агашки» на vip-вертолетах, вероятно, даже из числа депутатов, будут наведываться в райский уголок с такой регулярностью, что организовывать проект не будет смысла.

Сколько стоит живой и здоровый снежный барс — сказать сложно, официально они не продаются, а цены на черном рынке могут исчисляться сотнями тысяч или даже миллионами долларов за экземпляр. Да и нужно ли вообще их продавать? Существует отличный пример того, как можно использовать редкий ресурс. Китайцы уже давно получают солидную прибыль со своих панд. Благо в этой стране правительство находится в гармонии с зоологами, и как только число панд приблизилось к критической отметке, вышло четкое и внятное постановление: попытка вывоза панды из страны карается смертной казнью, равно, как и умышленное нанесение вреда, приведшее к гибели животного.

Что касается прибыли, то и здесь все схвачено. Китайцы не продают панд, а сдают в аренду, что обходится зоопаркам в 500 тысяч долларов в год, пара — в почти миллион. А если арендованная панда принесет потомство, то, по условиям договора, через два месяца их должны вернуть в Китай либо выплачивать стоимость аренды в эквиваленте, аналогичном взрослой особи.

Идея создания уютного уголка для барсов, возможно, довольно смелая, но в той обстановке, которая сложилась сегодня, и с теми преимуществами, которыми обладает Казахстан, это вполне реализуемый проект. Вопрос лишь в том, есть ли кому дело до снежного барса… не на словах, а на деле.





Партнеры