Почему талантливая молодежь уезжает учиться за рубеж

Что гонит наших юношей и девушек в иностранные университеты, когда дома есть свои?

20 сентября 2017 в 07:14, просмотров: 1294

Учиться за рубежом престижно? До сих пор считается, что однозначно. Но отнюдь не этот аргумент толкает многих юных казахстанцев на принятие решения о продолжении обучения вне пределов родины.

Почему талантливая молодежь уезжает учиться за рубеж

В нашей системе образования сложилась такая обстановка, что высокий уровень знаний, полученных в школе, перестал быть гарантом получения высшего образования по выбранной профессии. Это привело к тому, что десятки тысяч молодых и одаренных людей ежегодно уезжают учиться за границу, откуда далеко не все возвращаются.

Уж сколько лет один ответ

Причинами «утечки мозгов» в ближнее и дальнее зарубежье являются вовсе не лояльные условия в иностранных вузах. Скорее наоборот — поступить на грант (например, по «Болашаку») удается только тем, у кого действительно есть знания и желание развиваться в выбранном направлении. Но, несмотря на это, число студенческих «мигрантов» растет с каждым годом и в прошлом году составило больше четверти всех выпускников казахстанских школ. По мнению многих специалистов, причина кроется в несовершенстве как структуры Единого национального тестирования (ЕНТ), так и распределения грантов по специальностям.

Система образования стала напоминать какую-то роторную машину, которая перемалывает привычные и внятные программы обучения, выдавая на выходе продукт непонятный и зачастую сырой. Иначе как еще объяснить обращение многих педагогов к родителям, в котором они на первом школьном собрании просят «снисходительно относиться к ошибкам и опечаткам, которые могут попадаться в новых учебниках».

Мы не будем рассуждать на тему того, что сам факт ошибок в учебниках — это нонсенс. Настоящая сложность заключается в другом — родителям необходимо каким-то образом донести до детей, что учебники, которые как бы должны обучать, несут искаженную информацию, что ее нужно научиться «фильтровать». О тех, скажем гибко, «нелепостях», в книгах, которые раздали казахстанским ученикам в этом году, мы расскажем отдельно, сейчас же вернемся к теме, которая стала проблемой национального масштаба.

Систему ЕНТ ввели в Казахстане в 2004 году, и она сразу вызвала немало споров, что, собственно говоря, объяснимо. Ведь раньше школьные выпускные экзамены давали четкую и внятную оценку знаниям, которые ребенок получил в течение 11 лет обу-

чения, а экзамены в вузах формировались на профильных предметах, к которым можно было готовиться заблаговременно. Единый экзамен разрушил эту границу, ведь полученная отметка, а точнее число баллов, являлась и оценкой полученных в средней школе знаний, и билетом в студенчество.

За что боролись, на то и…

По мнению Министерства образования, это нововведение должно было решить сразу ряд сложных вопросов. В первую очередь ЕНТ должен был выровнять шанс на поступление в вуз между городскими подростками и выпускниками сельских школ. Полученный балл также давал более четкую и объективную оценку уровня знаний каждого отдельно взятого выпускника, поскольку классическая система оценки исчислялась пятью балами, а ЕНТ — трехзначным числом.

Одним из основных аргументов необходимости ввода ЕНТ наши чиновники обозначали коррупцию, точнее ее искоренение. Она процветала не столько в школах, хотя и там были случаи «покупки» итоговых оценок, сколько в вузах, стоимость «пропусков» в которые исчислялась десятками тысяч тенге. И ЕНТ должен был дать шанс на поступление в вуз всем, и без взяток.

Закрывает список ключевых преимуществ перед «устаревшей» системой психологический фактор — новая система подразумевала наличие всего одного экзамена вместо двух (окончание школы и поступление в вуз). То есть выпускник школы получит в два раза меньше нагрузки как в психологическом плане, так и в физическом. Повторимся, так в действии видели новую систему оценки знаний авторы проекта.

На практике все получилось иначе. Многие из перечисленных достоинств превратились в недостатки системы, да и от коррупции она не избавила, не сработала — такие эпизоды лишь поменяли свою форму, став более изощренными.

На «черном рынке» появился совершенно новый продукт — ответы на вопросы ЕНТ. Их продавали и выменивали, были факты подтасовки листовок с ответами самими педагогами, да и ученики не отказывали себе в возможности протащить на сдачу тестирования смартфон или другой компактный гаджет, в котором спокойно умещались ответы на все вопросы. Минобр проделал работу, которая позволяла сделать тестирование прозрачным, а использование шпаргалки — невозможным, но этих шагов пока недостаточно, чтобы полностью искоренить факты мошенничества.

Попытки обойти систему блеснули новшеством и в этом году. Если раньше предприимчивые и несознательные граждане продавали ответы, причем неважно — реальные или вымышленные, то в этом году «торговля» перешла в интернет-пространство. Появилось приложение, которое якобы может помочь набрать баллы на экзамены. Что это: очередная утечка из МОН или новый вид мошенничества? С этим вопросом разбираются в КНБ, куда направил соответствующий запрос Национальный центр тестирования.

Параллельно добавились и новые сложности. Так, результаты тестирования, которые вывешивали на стендах возле учебных заведений, приводили к серьезным столкновениям между учениками. Не менее агрессивно реагировали и недовольные родители, которые, не стесняясь в выражениях, пытались «разобраться с вопросом». Был целый ряд негативных моментов, которые усугубляли ситуацию и в конечном итоге привели к тому, что результаты ЕНТ пришлось сделать секретными.

С 2015 года полученный балл может узнать только сам абитуриент, воспользовавшись специальной онлайн-системой, куда необходимо вбить собственный ИИН. Проблему решили, во всяком случае визуально, ведь фактически случаи недовольства и несогласия остались — их попросту локализовали.

Коррупцию нужно искоренять, тут все ясно. Правда, во всей этой борьбе «добра» со «злом» страдают невинные дети. Им приходится проходить унизительную систему досмотра, а также «прозвонки» через металлоискатель. Многие родители до сих пор считают, что при ЕНТ присутствует такое понятие, как «фортуна». В действительности, когда нет прямого диалога экзаменатора с экзаменуемым, а все усилия в конечном итоге сводятся к закрашиванию пункта напротив ответа, сохраняется шанс набрать хороший балл даже у того, кто пропустил весь учебный год. Небольшой, но есть! Была ли такая возможность при классической схеме оценки знаний?..

Другая претензия со стороны родителей, которую также можно считать объективной, — это полное несогласие с авторами ЕНТ по части снижения психологической нагрузки. По сути, всего за три часа (с недавнего времени — три с половиной) тестирования не только оценивают результаты 11 лет учебы, но и определяют судьбу юношей и девушек. В этой ситуации нагрузка на психику увеличивается вдвойне, что сказывается на здоровье некоторых детей уже на этапе подготовки.

Манящее забугорье

Единое тестирование существует в Казахстане уже более тринадцати лет, однако и сегодня есть целый ряд «слабых мест», которые являются общеизвестными и пока, увы, нерешенными. В подтверждение этому не самые лучшие статистические данные, которыми оперируют депутаты. Так, накануне с обращением в МОН выступила депутат Дания Еспаева, по мнению которой, существующая система определенно требует кардинальных реформ, поскольку приводит к «утечке мозгов».

«Спорный характер ЕНТ, а также присуждение грантов и связанные с этим негативные эмоциональные стрессы тянутся годами и стали хроническими. Более того, они побуждают многих молодых людей уходить от ненужной нервотрепки и искать другие пути. Тем более что такие возможности, включая государственные гранты, предоставляют вузы России, Чехии, Китая. По данным СМИ, только в этом году отказались от ЕНТ и отправились учиться по зарубежным грантам 40 тысяч выпускников Казахстана — это около 30 процентов. Можно констатировать, что существующая система распределения грантов стимулирует «утечку мозгов» из нашей страны».

И депутаты полагают необходимым для абитуриентов, набравших свыше 110 баллов, но не прошедших на грант по выбранной специальности, предоставить возможность получения грантов на другую специальность, где имеются нераспределенные гранты, с условием последующей сдачи разницы предметов по ЕНТ.

Также предлагается рассмотреть возможность введения на выбор абитуриентов, помимо ЕНТ, альтернативных вариантов поступления в вузы через систему вступительных экзаменов. Разработать программу предотвращения «утечки мозгов» и возвращения в страну талантливых ученых и молодых специалистов. Смело, если не сказать, романтично…

Однако есть данные, которые подкрепляют тревожные выводы, ранее озвученные министром образования и науки Ерланом Сагадиевым.

Итак, Министерство образования распределяет гранты по приоритетным отраслям экономики. Например, дает 610 грантов на вычислительную технику и всего 45 — на юриспруденцию, 2500 — на общую медицину и 45 — на стоматологию. Все это у нас закреплено в различных программах. Из года в год лица, набравшие высокие баллы, не получают гранты, а набравшие низкие получают гранты по совсем другой специальности.

Эта тема не нова, и каждый год в процесс «заходит» очередная «партия» неопытных родителей и детей. Для них все это впервые. К тому же негативно сказывается и тот факт, что количество грантов по приоритетам публикуется очень поздно. Действующая система сбора и согласования потребностей экономики по министерствам и акиматам очень громоздкая, что, в конечном итоге, приводит к тому, что абитуриент просто не успевает реально оценить свои шансы.

В ближайшее время МОН должно предложить ряд решений, как, например, опубликование количества грантов по специальностям на более длительный срок (предположительно на три года вперед). Но этот вопрос все еще на обсуждении.

И пока политики раздумывают о том, как же решить те проблемы, которые появились с единым тестированием, возможно, имеет смысл вернуть практику вступительных экзаменов. Она позволит дать, пусть не самую гибкую, но объективную оценку знаний казахстанского выпускника, а значит, и шанс развивать свои знания здесь, на родине.



Партнеры