Откуда в Казахстане появляются адепты радикального исламизма

К сожалению, прежние советские лозунги становятся актуальными в наши дни

6 сентября 2017 в 15:11, просмотров: 677

Глядя на то, как сегодня подрывается стабильность целого ряда стран, нельзя не задуматься о причинах и условиях всех этих событий. Практически везде, где они происходят, непосредственной движущей силой являются радикальный исламизм и десятки тысяч его адептов. Есть они и в Казахстане.

Откуда в Казахстане появляются адепты радикального исламизма

С ног на голову

В глазах многих рядовых казахстанцев в последнее время ясно читается вопрос: откуда же они берутся? Ведь еще недавно их не было. А теперь с каждым годом людей с характерной отталкивающей внешностью становится все больше и больше. Причем с их появлением в стране стали происходить события, которых у нас отродясь не было. И благодаря которым Казахстан потерял имидж островка мира и безопасности.

Вопрос на самом деле интересный. Более того, даже насущный. И актуальность его проявилась не вчера. Она нарастала в течение последних 25 лет. С тех самых пор, когда с помощью старых советских лозунгов, которые утеряли свою актуальность вместе со всем советским, на протяжении семи десятилетий нам внушали, что все сто пятьдесят с лишним национальностей, живущих в СССР, одна семья. С того самого момента как все пятнадцать бывших братских республик принялись срочно самоидентифицироваться. Вначале национально, а затем уже религиозно.

Мы тут ни от кого не отстали. И, как все остальные, встали перед выбором — мудрость или идентификация. И так же, как и все остальные, выбрали второе. При этом не спрашивая ничьего мнения. А тем, кто не согласен, говорили: чемодан, вокзал и кому куда.

Почти во всех новоиспеченных независимых странах после декабря 1991 года национальная идентичность, как по команде, вышла на первое место. А кое-где даже переросла в нацизм и фашизм, преподносимый в качестве национально-освободительных движений. Нас в этом плане, к счастью, Бог миловал. Но различные воинственные фобии и у нас нагнетались так, что по сей день неуютно.

Доходило даже до попыток превозношения нацистских лидеров времен Второй мировой. А трусливых предателей, с ними сотрудничавших, в соответствии с заданным трендом стали называть не изменниками родины, а борцами с большевизмом.

Но это не сработало. Гражданской войны в Казахстане, в отличие от некоторых других постсоветских республик, не произошло. И вот тогда на политическую арену страны вышел радикальный исламизм. Это оказалось серьезнее и даже эффективнее.

Ужасен их союз

Идеология ИГИЛ (ДАИШ) распространяется по миру с невероятной скоростью и силой, засасывая в свои ряды все больше и больше адептов, готовых и жаждущих взорвать к чертям весь мир, а тем, кто выживет, поотрезать головы.

Откуда же взялось это явление? И как оно проникло к нам? Для того, чтобы найти ответы на данные вопросы, пришлось перелопатить огромное количество аналитических статей самых разных авторов, представляющих самые разные страны. Летопись радикального исламизма по историческим меркам является микроскопической. А потому отследить ее начало большого труда не составило.

Читатели со стажем наверняка помнят, что до 1979 года, пока Советский Союз не ввел свои войска в Афганистан, о таких понятиях, как «радикальный исламизм» или «исламский терроризм», практически никто не слышал. В то время террористическими организациями считались «Ирландская республиканская армия», «Баскская сепаратистская группировка ЭТА», «Революционные вооруженные силы Колумбии ФАРК». Говоря о терроризме, мировые СМИ часто упоминали такие организации, как «Тигры освобождения Тамил-Илама» в Шри-Ланке или «Красные кхмеры» в Кампучии (ныне Камбоджа).

А потом началась афганская военная кампания, в ходе которой появилось исламское движение «Талибан». Затем — «Аль- Каида». А после нее как грибы после дождя полезли наружу одна за другой радикально- исламистские организации больших и малых размеров, такие как «Хизб-ут-Тахрир», «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), «Восточный Туркестан» и другие.

Разумеется, все это не просто так, на ровном месте. Для таких организаций необходимы места базирования, обмундирование, провиант, транспортные средства и запчасти к ним, и самое главное — большое количество оружия и боеприпасов. А еще кадры. Военные кадры, способные разрабатывать и проводить военные операции, обучать боевиков премудростям военного дела.

Все это с неба не падает. Покупается за немалые деньги. А коли так, то при желании можно было бы легко отследить все финансовые потоки и попросту перекрыть их. Но этого почему-то никто не делает.

Стоит отметить, что практически все международные финансовые каналы контролируются Западом, который легко их перекрывает, когда объявляет кому-то экономические санкции. Однако с террористическими организациями дела обстоят несколько по-другому. Почему? Вопрос интересный.

Обозреватель издания New Eastern Outlook Джозеф Томас в своей статье «Откуда взялся радикальный исламизм в Юго- Восточной Азии» прямо пишет, что «Запад не заинтересован в установлении источника финансирования своих собственных террористов. А потому спонсоры ДАИШ (ИГИЛ) и «Аль-Каиды» остаются до сих пор неустановленными».

По мнению автора, для создания террористической группировки обычных людей недостаточно. Нужны специально подготовленные, обученные фанатики, способные к насилию ради вложенных им в голову идей.

Установить, откуда берутся подобные личности, при желании тоже не составляет труда, пишет Джозеф Томас. По оценкам экспертов, за последние три десятилетия Саудовская Аравия потратила свыше ста миллиардов долларов на строительство ваххабитских школ и мечетей по всему миру. Именно в таких учреждениях и происходят предварительный отбор наиболее подверженных влиянию людей, их вербовка.

Затем, когда Вашингтону требуется присутствие радикальных сил в том или ином регионе мира, ему достаточно лишь обеспечить заранее подготовленный «личный состав» всем необходимым для ведения боевых действий.

В этой связи, отмечает автор, глядя на пример Юго-Восточной Азии, европейцам стоило бы задуматься о своей судьбе, поскольку Саудовская Аравия спонсировала строительство множества объектов в Европе, в том числе и целого ряда лондонских мечетей.

В подтверждение этих слов можно вспомнить популярную и весьма откровенную реплику Хиллари Клинтон. В Сети есть ролик, где она прямо говорит, что «мы создали Талибан для борьбы с советскими войсками в Афганистане. И рассчитывали на то, что талибы двинутся дальше на север. Но они вышли из-под нашего контроля».

Если вспомнить тесные союзнические отношения Вашингтона и Эр-Рияда, то мнение Джозефа Томаса не выглядит необоснованным. Использовать вместо своей армии группировки террористов для решения своих геополитических задач намного выгоднее. Во-первых, это дешевле (террористы сами себя окупают, покупая у своих создателей оружие, технику и все прочее). А во-вторых, сами кукловоды остаются в стороне и вроде как ни при чем. А чтобы развеивать появляющиеся время от времени подозрения, достаточно проводить декоративные бомбардировки боевиков.

В качестве примера можно вспомнить безуспешные действия против ИГИЛ международной коалиции из 60 стран в Сирии на протяжении четырех лет. Реально ли такое, чтобы 60 стран одновременно были неспособны одолеть одну террористическую организацию?

Паны дерутся

Корень всех этих военно-политических хитросплетений и многоходовок уже виден на поверхности. Все это не что иное, как опосредованная борьба между двумя полюсами планеты. На одном из них те, что жаждут мировой гегемонии, готовые ради своей цели уничтожить половину, а то и больше населения земли. На другом — сторонники многополярного мира, не желающие того, что хотят первые. И те, и другие отстаивают свои интересы. Причем с каждым годом все решительнее. А все остальные, будь то Сирия, Ирак или Украина, к сожалению, оказались лишь фигурами в большой геополитической игре.

Эхо глобального противостояния стало доходить и до Казахстана. Наше геостратегическое положение в контексте этой борьбы выглядит весьма привлекательным. И мы стали ощущать это на себе.

Не просто так и не на пустом месте в стране стали появляться приверженцы радикальных исламистских течений, готовые в любой момент встать под ружье во имя псевдоисламских ценностей. Этот процесс начинался осторожно, проводился постепенно шаг за шагом, чтобы не вызвать отторжения. Вспомним, как на заре независимости молодые казахстанцы отправлялись на учебу в религиозные учебные заведения в страны Ближнего Востока и Северной Африки, в Турцию и Пакистан. А затем, возвращаясь на родину, распространяли идеи радикального исламизма среди нас.

Кто оплачивал «обучение» молодых казахстанцев, хорошо известно. И это не наше государство. Характерно, что привезенные идеи нашли тут благодатную почву. Проповеди, как теперь уже выяснилось, псевдоимамов возымели свое деструктивное действие.

В молодежной среде появились неформальные лидеры. И одна из характеристик таких лидеров — критически высокий уровень псевдорелигиозности. Риски безопасности, связанные с усилением радикализации населения, стали проявляться в росте числа радикально настроенных верующих именно из молодежной среды.

Эта категория людей практически открыто выступает за изменение конституционного строя (постепенным отходом от светского государства к религиозному), уход от гражданской жизни в сторону законов шариата со всеми вытекающими из этого последствиями.

Интересно, что наиболее проблемным регионом в этом плане оказался нефтеносный запад страны. Именно там особенно распространен религиозный рекрутинг. Факторы, способствующие росту этнорелигиозной идентификации молодежи, самые разнообразные. Это и безработица, и маргинализация сельских трудовых мигрантов в городах, и низкий уровень образования, подверженность религиозной пропаганде, избыточность деструктивной информации в социальных сетях, бесконтрольность пользования интернетом подростками.

Главный урок всего этого в том, что общественность стала придавать большое значение возможному наличию в стране «спящих» террористических ячеек, готовых проснуться по сигналу в любой момент. Только это лишь следствие. А вот причина, и ее, к сожалению, видят не все, кроется в грязном деле, называемом политикой. И в большей степени еще более грязном, называемом геополитикой, с точки зрения которой тут все просто: для завоевания выгодных для себя позиций нужны те, руками которых это возможно сделать. А затем их просто утилизировать.





Партнеры