Хроника событий Рогозин посчитал войну в Сирии «забористой рекламой» российской техники Политические хакеры: почему Трамп верит Путину, а не своим шпионам Снова Дери, снова МВД: Юлия Малиновская потребовала прекратить дискриминацию репатриантов Кадыров: Каталония обожгла власти Испании сильнее, чем война в Сирии Референдум о независимости Иракского Курдистана заварил новую кашу на Ближнем Востоке

Французы предсказывают Центральной Азии «новый ИГИЛ»

Долго ли еще наш регион будет испытывать тревогу от постоянной угрозы с юга?

6 сентября 2017 в 15:15, просмотров: 2312

С появлением крупнейшей на сегодня террористической организации, известной под аббревиатурой ИГ, и началом ее войны в Сирии и Ираке фактор Афганистана едва ли не исчез с политического небосклона. Однако сейчас он начинает давать знать о себе вновь. Причем так, что теперь это может коснуться и Казахстана.

Французы предсказывают Центральной Азии «новый ИГИЛ»

А есть ли он, план «Б»?

Очевидно, что полный разгром армии боевиков в Сирии уже не за горами. Однако это вовсе не означает, что с международным терроризмом в самом отвратительном его проявлении скоро покончат. Об этом говорят события и тенденции, которые наблюдаются на Ближнем и Среднем Востоке и уже реально грозят перекинуться в Центральную Азию.

В СМИ не раз проходила информация о том, что боевиков ИГ сейчас активно перебрасывают из Сирии, где они терпят поражение, в Афганистан. А именно в его северные провинции, граничащие с центральноазиатскими государствами.

Кто этим занимается? Тот, кто породил этого монстра для решения своих геополитических задач. Вряд ли боевики способны самостоятельно проделать путь через Ирак и тем более через Иран. Для этого нужна существенная финансовая и, что немаловажно, техническая поддержка, обеспечивающая переброску по морю и воздуху.

Для чего? Это тоже ясно. Сирийская авантюра успехом для ее инициаторов не увенчалась. А поскольку цели и задачи остаются прежними, настала пора переходить к плану «Б».

Развиваться вам никто не разрешал

Политические и экономические процессы, проходящие сегодня на евразийском континенте, закладывают мощную основу для развития расположенных на нем государств. Проект «Один Пояс — Один Путь» направлен на создание глобальной кооперации между всеми странами Европы и Азии. Прокладываемые сухопутные магистрали от Тихого до Атлантического океана существенно сокращают сроки доставки грузов и способствуют созданию внушительной сопутствующей инфраструктуры со всеми вытекающими из этого, безусловно, положительными последствиями.

К тому же вхождение в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) Индии и Пакистана обеспечивает ее демографический, а в перспективе экономический, геополитический и, возможно, даже военный перевес над другими экономическими и военно-политическими блоками. Организация остается открытой. А это подразумевает ее дальнейшее расширение.

Подобный расклад явно не в пользу так называемой «западной цивилизации». Он реально грозит лишением ее статуса локомотива мировой экономики и, как следствие, политики. С этим, разумеется, на Западе никто мириться не намерен. А потому, как говорится, ничего личного.

Мягкие, или замаскированные действия, направленные на срыв невыгодных Западу проектов, наблюдаются уже давно. В 2012 году появилась американская инициатива по созданию альтернативного проекта «Новый Шелковый путь», который по замыслу должен был объединить Индию, Пакистан, Афганистан и государства Центральной Азии. Штаты даже пообещали построить в Афганистане две тысячи километров железных дорог. Разумеется, сюда должны были включиться Всемирный банк и Международный валютный фонд, которые беспрекословно финансируют любые проекты, если они санкционированы Вашингтоном. Смысл всего этого в том, чтобы переформатировать весь регион и обеспечить выход к морю для государств Центральной Азии, минуя Китай и Россию.

Но эта инициатива не нашла должного отклика со стороны лидеров центральноазиатских государств. Прежде всего потому, что новые коммуникации в случае их создания вполне способны обеспечить резкое увеличение наркотрафика. Кроме того, они могут стать действенными каналами для распространения радикального ислама и связанных с ним различных экстремистских течений. И плюс ко всему Афганистан, несмотря на длительное присутствие в нем войск НАТО, остается самым нестабильным государством планеты. И гарантий безопасности транспортировки грузов по его территории, по крайней мере в ближайшем будущем, никто не даст.

Таким образом, американские интересы, которые, как известно, распространяются на весь мир, оказались под угрозой. А значит, есть необходимость принятия радикальных мер

Слабое звено

Сейчас наблюдается активная концентрация боевиков в северных провинциях Афганистана. В СМИ неоднократно проходила информация о том, что некие вертолеты без опознавательных знаков переправляли боевиков на северо-восток Афганистана. Конкретно речь шла о провинции Нангархар и пещерах Тора-Бора. Такие же вертолеты, переправлявшие таких же вооруженных людей, заметили в провинциях Джаузджан, Фарьяб и Сари-Пул. Причем губернатор последней передавал об этом через афганские СМИ не далее как в мае этого года.

Французские эксперты Рене Канья и Давид Гаузер в своей статье «Новая игра в Центральной Азии: Исламское государство на подступах к Амударье» прямо пишут о том, что «5000 хорошо вооруженных боевиков, многие из которых прибыли с сирийско- иракских полей сражений, сейчас находятся на месте и готовы к захвату Джаузджана. Они в основном принадлежат ИГ. Войска Исламского движения Узбекистана (называемого также Туркестан) дополняют их ряды. Эти бойцы отличаются от традиционных талибов убеждениями «интернационалистского» характера».

Все это авторы связывают с тем, что американская политика применения крайних мер, будучи ранее более или менее сдержанной, недавно стала заметна в Центральной Азии. В частности, в Туркменистане.

По мнению военных экспертов Кыргызстана и России, концентрация боевиков на севере Афганистана имеет далеко идущие цели. Эта страна была и остается центром распространения радикального ислама. В ней уже много лет постоянно идет война. Правительство страны не контролирует всю ее территорию. Все это создает благоприятные условия для формирования в ней радикально-исламистской силы, руками которой можно решать дальнейшие свои геополитические задачи.

Стоит отметить, что «Талибан» тут западным стратегам не помощник. Талибы никогда не претендовали и не претендуют на чужие территории. Их цель — суверенный эмират Афганистан с законами шариата. Что касается ИГ (ДАИШ), то в его основе утопическая идея создания халифата от Суэца до Тибета, которую и вбивают в головы его неразумных адептов. А поэтому эта организация является идеальной машиной для вторжения в границы различных государств.

И те, кто переправляют боевиков на вертолетах на север Афганистана, затрачивая немалые финансовые средства, делают это не просто так. А потому есть вполне обоснованный повод полагать, что их готовят к походу дальше на север. И тут, по всей вероятности, первыми «под молотки» попадают туркмены.

Поясним, почему. С Афганистаном граничат три центральноазиатских государства — Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан. Вторжения в Узбекистан вряд ли стоит ожидать. Эта страна, хоть и не входит в ОДКБ, обладает сильными и оснащенными вооруженными силами, способными противостоять отрядам боевиков.

Таджикистан тоже не вариант. Во- первых, он входит в ОДКБ. Во-вторых, там уже много лет дислоцируется 201-я российская военная база. К тому же недавно в качестве усиления эта база получила дополнительное количество систем залпового огня, специально предназначенных для ведения боевых действий в горной местности, а также ракеты «Искандер». Плюс к этому в киргизском Канте базируются российские штурмовики и фронтовые бомбардировщики, готовые в любой момент вылететь в сторону таджикско-афганской границы. И в случае чего они окажутся там в считанные минуты.

Остается Туркменистан — страна с малочисленными и слабо оснащенными вооруженными силами и, что немаловажно, с преимущественно пологим и пустынным ландшафтом. К тому же не входящая ни в какие организации и блоки.

«Дестабилизация в Туркменистане легко достижима, так как боевики прекрасно владеют искусством ведения военных действий в пустыне. В этом смысле туркменские власти обеспокоены риском саботажа или потерей контроля над ситуацией по поставке газа», — пишут французские авторы.

Сюда же стоит добавить создание информационного агентства «Альтернативные новости Туркменистана», транслирующего информацию о Туркменистане на русском и английском языках. Что характерно, исключительно в американском ракурсе. И этот факт французские политологи тоже не обошли вниманием.

«Это сравнительно новая, но достаточно завуалированная кампания. Кто ей покровительствует? Где? Откуда идут средства на ее поддержание? Это тайна, покрытая мраком. Однако это не мешает агентству тщательно готовить почву для раздора между региональными и глобальными силами на берегах Каспия», — пишут они.

На низком старте

«Причем тут Казахстан?» — спросит кто-то из читателей. А при том, что, если многочисленные и хорошо вооруженные отряды боевиков вторгнутся в Туркменистан, его армия вряд ли сможет им противостоять. Тогда этим псам ада, чувствующим себя в пустыне как рыба в воде, не составит труда вначале захватить газовое месторождение Галкыныш — третье в мире по запасам газа, а затем пересечь на своих «джихадмобилях» туркменские пески и в течение нескольких суток оказаться на западе Казахстана. (Отметим, что пограничников на казахстанско- туркменской границе можно увидеть только на специальных пограничных переходах. На всем остальном протяжении она практически не охраняется.)

«Американская идея состоит в том, чтобы заполучить доступ к нефтяным и газовым ресурсам в Западном Казахстане, воспользовавшись раздором между Малой Ордой (Каспий) и Большой Ордой (Центральный Казахстан), тем самым перекрыть газ и нефть России и Китаю. В странах со слабыми демократическими устоями, но сильными клановыми или племенными традициями Вашингтон явно намерен сотрудничать с исламистами и местной оппозицией, чтобы заполучить привилегированный доступ к сырью», — пишут далее в своей статье Рене Канья и Давид Гаузер.

И возникает резонный вопрос: когда всего этого ожидать? По мнению французских политологов, есть одна на первый взгляд нереалистичная версия дальнейшего хода событий.

«ИГ затаилось в ожидании президентских выборов в Кыргызстане (примерно в период с 15 по 22 октября 2017-го), чтобы напасть из Туркменистана через Кашкадарьинскую и Сурхандарьинскую долины (Узбекистан). Затем оно якобы должно обосноваться в Ферганской долине и дестабилизировать обстановку в этом регионе, прежде чем перебросить волну хаоса в соседний Кыргызстан и Таджикистан», — пишут они по этому поводу.

От себя добавим, что еще более пристально за ситуацией, связанной с президентскими выборами у наших соседей, следят заморские кукловоды террористов. Даже в Европе уже говорят о том, что ради достижения своих целей и сохранения гегемонии они готовы ввергнуть в хаос всю планету. Денег и пушечного мяса для этого у них хватает. Удастся или нет — вопрос другой. Пока все идет к тому, что попытки дестабилизации обязательно будут. И к ним нужно быть готовыми.

Война в Сирии. Хроника событий


Партнеры