Атака на Китай: реальна или угроза?

Чего хотели добиться боевики ДАИШ, разместив в Сети «страшное кино» про «войну против Пекина»?

15 марта 2017 в 06:29, просмотров: 2165

Боевики самой известной сегодня террористической организации, которую называют то «Исламским государством», но чаще всего сокращенно ДАИШ, распространили видео, в котором открыто угрожают войной Пекину. Произошло это в начале марта, но до сих пор все гадают — что же имели в виду авторы, а главное — вдохновители этого видеоматериала?

Атака на Китай: реальна или угроза?

Видеоролик с открытыми угрозами, размещенный на сайтах ДАИШ, был напрямую адресован китайским властям. В нем фигурирует портрет председателя КНР Си Цзиньпина, который охватывается пламенем и сгорает. Одни эксперты это расценивают как открытый вызов, другие — как банальную провокацию. О том, что же за этим скрывается, мы побеседовали с нашим давним автором, киргизским политологом Марсом Сариевым.

Большой войны не будет, но вот провокации…

— На ваш взгляд, с чем связан этот демарш боевиков?

— Угроза Китаю со стороны ДАИШ сильно преувеличена. Да, Китай на самом деле имеет общую границу с Афганистаном. А в Афганистан проникают боевики ДАИШ, что в последнее время носит системный характер. Перебрасываются они, по словам губернаторов северных афганских провинций, со стороны афгано-пакистанской границы. В то же время есть информация о том, что и со стороны Сирии сюда тоже перемещаются группы людей с семьями. В основном это выходцы из Центральной Азии, Кавказа и Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) Китая. Но информация о том, что это может вылиться в прямое военное вторжение на территорию Китая, сильно преувеличена. Другое дело — теракты. Китайские уйгуры воюют как в Сирии, так и в Ираке. Поэтому нельзя исключать, что по возвращении на родину они продолжат «делать джихад» уже там. Китайцы имеют это в виду и принимают меры. Сейчас они совместно с афганскими силами безопасности контролируют Ваханский коридор, через который возможно проникновение боевиков. Китайская армия и полиция очень сильны. Поэтому о прямом вторжении вряд ли может идти речь.

— Выходит, информация в западных СМИ о том, что китайские военные патрули присутствуют на территории Афганистана, достоверна?

— Китайцы сами заявляют, что проводят совместные антитеррористические операции с афганской армией вблизи афгано-китайской границы. Но отрицают то, что они углубляются в соседнюю страну.

— Может быть, угрозы Китаю связаны с так называемыми «спящими ячейками», которые образуют боевики на территории СУАР?

— Я особо не верю в то, что это возможно в СУАР. Это гораздо более реально в Казахстане или в Кыргызстане. С моей точки зрения, угроза Китаю носит несколько другой характер. Тут нужно иметь в виду трубопроводы, проложенные в Китай из Туркмении и Казахстана. Сейчас, как известно, в Сирии ситуация постепенно стабилизируется. Даже американцы заявляют, что проблема ДАИШ будет решена к концу 2017 года. Если Сирию удастся взять под полный контроль, то весь исламистский интернационал, состоящий преимущественно из наших соотечественников, может попытаться дестабилизировать ситуацию в туркменском направлении. Совсем недавно были рейды боевиков с территории Афганистана вглубь до 60 километров в туркменскую пустыню без особого сопротивления. Граница Туркмении с Афганистаном практически полностью оголена и имеет ровный ландшафт, чего не скажешь об афгано-китайской границе. Поэтому мобильные группы боевиков на «джихадмобилях» вполне могут добраться по туркменской территории до Каспийского побережья и дальше до западных областей Казахстана. А там, как известно, очень сложная религиозная обстановка с проявлениями как исламского фундаментализма, так и местного сепаратизма. Такие мобильные группы вполне способны дестабилизировать обширный регион, поставляющий энергоресурсы в Китай. А это очень даже соответствует интересам глобальных противников Поднебесной.

Афганские провинции Фарьяб, Кундуз и Бадахшан — именно там происходит концентрация боевиков, которые уходят из Сирии и Ирака. И я думаю, что это носит целенаправленный характер. Глобальную игру никто не отменял. И, как сказал Киплинг, глобальная игра закончится только тогда, когда умрут все ее участники.

Громкая риторика как отвлекающий маневр

— Не означает ли это, что громкие заявления боевиков ДАИШ, этот видеоролик — это отвлекающий маневр?

— В Центральной Азии много разных интересов. Китаю, с одной стороны, тоже выгодно наличие угрозы из Афганистана. Да, это похоже на парадокс, но на этом основании Пекин обеспечивает свое военное присутствие в этой стране. Тем более что китайцы, если вы помните, взялись за разработку крупнейшего в мире медного месторождения, расположенного на территории Афганистана. Такого рода угрозы дают основание и России мобилизовать свои ресурсы. Но я больше чем уверен, что Китай полностью контролирует обстановку в СУАР. Другое дело — Кыргызстан или Таджикистан. Очень много боевиков ДАИШ именно из этих стран. И спящие ячейки могут состоять не обязательно из одних этнических уйгуров. Есть в них и киргизы, и узбеки, и таджики, и казахи, и даже русские. Если вылазки боевиков и произойдут, то это не будет носить массированный характер. Скорее всего, это будут рейды подобные тем, что осуществлялись в Туркмении и в Баткенской области Кыргызстана. Группы по двадцать человек, хорошо экипированных и подготовленных, вполне способны легко проникать в населенные пункты через горную местность. А там уже может начаться гибридная война с «пробуждением» спящих ячеек.

— Сегодня уже не секрет, что крупные террористические организации вроде ДАИШ не появляются сами по себе и являются инструментом в руках определенных геополитических игроков. С учетом высказываний нового президента США относительно Китая и усиления американского военного присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе не является ли все это попыткой взять Китай в клещи с двух сторон?

— На мой взгляд, тут идет многослойная игра. И громкая риторика на самом деле может быть отвлекающим маневром. Изначальной целью американцев была хаотизация Ближнего Востока. Но их планы по известным причинам сорвались. Теперь им приходится считаться с другими игроками, у которых там свои интересы. Они будут пытаться договориться поделить регион на сферы влияния, попутно рассматривая другую цель.

Американцы действительно сейчас взялись реально бить по ДАИШ. И для этого, как ни странно, у них появились основания. ДАИШ насчитывает, по разным подсчетам, от 50 до 60 тысяч боевиков. В Сирии и Ираке уйти в подполье могут от силы 8-10 тысяч. Остальные будут искать джихад в другом месте. И первое направление — это Афганистан. Таким образом, создается давление и на Китай, и на Россию. Выдавливание ДАИШ в сторону Афганистана автоматически создает угрозу для Центральной Азии с выходом на Казахстан, границы которого с юга практически не прикрыты. И Россия, и Китай будут вынуждены с этим считаться, стараясь перенаправить потоки боевиков. Поэтому тут может быть многоуровневая игра спецслужб, что косвенно может подтверждать информация о вывозе американскими военными вертолетами руководителей ДАИШ из иракского Мосула и отправке их в Афганистан. Главная опасность для Китая состоит в том, что в случае дестабилизации Центральной Азии он остается без значительной части энергоресурсов. И, если вдобавок к этому постараться перекрыть Ормузский пролив, то ситуация для Китая вполне может стать катастрофической. Если начнется новая большая игра, она также будет вестись невидимыми руками. Соответственно, предъявлять претензии будет некому. Эти руки когда-то создали ДАИШ для решения своих задач на Ближнем Востоке, а теперь перенаправляют боевиков в сторону Центральной Азии.

— Если искать, «кому выгодно», то экономическая мощь Китая уже давно стала головной болью для США. И Экономический Пояс Шелковый Путь существенно усугубляет эту боль. Может быть, появившиеся угрозы стоит рассматривать еще и в этом контексте?

— Да, вы правы. Если посмотреть на карту, то угрозе дестабилизации подвергается все направление Шелкового пути, который подрывает налаженные англосаксами морские перевозки и усиливает Китай, связывая его напрямую с Европой и оставляя США не у дел. Решение этой проблемы может состоять в том, чтобы перенести террористическую войну из Ближнего Востока, где она перейдет в тлеющую фазу, в Центральную Азию. Ресурсы для этого там есть. Китай, в свою очередь, искренне заинтересован в стабильности в Центральной Азии. Это очевидно. Но кто-то на этом пытается играть.

Натравить всех на всех

— В этой связи напрашивается вопрос о том, что творится с другой стороны Китая. А именно, на Корейском полуострове.

— Режим Северной Кореи в первую очередь отвечает интересам США. Все выпады Ким Чен Ына, запуски ракет и так далее дают основание американцам наращивать свое военное присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе, устанавливать свои системы противоракетной обороны вблизи границ геополитических соперников и так далее. Именно такого рода политические режимы позволяют американцам моделировать ситуацию в том или ином регионе земного шара. Сюда же можно отнести и последние события в Южной Корее. Дестабилизация в этой стране вызывает обеспокоенность Китая, находящегося по соседству. Любая эскалация конфликтов в любой точке мира выгодна американцам. Хотя бы потому, что капиталы из зон нестабильности начинают перетекать к ним. Две мировые войны позволили США стать супердержавой. Но поскольку сегодня большая война способна перерасти в ядерный конфликт, то современные военно-политические игры не выходят за рамки локальных конфликтов.

— Глупо было бы думать, что китайские аналитики смотрят на это сквозь пальцы. Как, по-вашему, в этой ситуации будет вести себя Китай?

— Китайская аналитическая мысль очень сильна. И китайцы, разумеется, не сидят, сложа руки. Они отслеживают ситуацию и сейчас даже начали контактировать с талибами. Разумеется, в рамках ШОС они прилагают все усилия, чтобы регион остался под влиянием именно ШОС без посторонних игроков, прекрасно понимая, что США давно хотят загнать организацию под свое влияние. Но для противостояния этому у ШОС есть все возможности.



Партнеры