Минсельхоз добился продления моратория на рубку саксаула до 2023 года

13.06.2019 в 14:55, просмотров: 5341

Незаконная вырубка саксаула поставлена на поток. Торгуют им везде. Особенно на автозаправочных станциях, где, не стесняясь, предлагают дрова саксаула, аккуратно упакованные в мешки и коробки, на которых даже стоит лейбл “Изготовлено в Казахстане”.

И это несмотря на закон, прямо запрещающий подобную практику в любых торговых точках республики. Чиновники, правда, не оставляют надежд сдержать браконьерский промысел. Для чего комитет лесного хозяйства и животного мира МСХ РК добился очередного продления моратория на рубку саксауловых насаждений до 2023 года.

История противостояния браконьеров и саксауловых лесов восходит к середине 90-х, когда в южных регионах страны на фоне всеобщих проблем того периода возник серьезный вопрос о незаконной заготовке саксаула. Реликтовый саксаульник варварски вырубали сразу в нескольких областях, но постановлением правительства РК мораторий на все виды рубок саксауловых насаждений на юге и хвойно-лиственных в Восточном Казахстане ввели только в 2004 году - сроком на 10 лет.

Однако после введения моратория на юге Казахстана обострился социальный вопрос, поскольку там исторически сложилось так, что дома в южных регионах всегда отапливали саксауловыми дровами. Пришлось разрешить местному населению на законодательном уровне (статья 94 Лесного кодекса РК) обеспечить себя саксауловыми дровами, но только за счет внелесосечной захламленности (поваленных и старых деревьев), с нормой от пяти до семи кубометров саксаульника на один двор, которую между тем никто при сборе не фиксировал.

Таким образом, на протяжении 10 лет вроде бы все оставались довольны. Минсельхоз - тем, что объем незаконных рубок шел на спад, местное население - тем, что по-прежнему, теперь уже вполне легально, могло заготавливать саксауловые дрова. Если бы не одно “но” - по истечении моратория в 2014 году после анализа ситуации стало ясно, что местное население на юге давно и успешно приторговывает “излишками” саксауловых дров, продавая их бизнес-структурам, что на языке юристов называется переуступкой прав.

Причем в процессе было не совсем понятно - действительно ли это остатки саксаулового топлива либо это дрова свежей порубки. Хотя изначально подразумевалось, что для этих целей будут использовать саксаул, выбранный во время санитарной уборки внелесосечной захламленности. Но норму сбора по-прежнему никто не фиксировал, разве что выяснилось - для вполне удовлетворительного обеспечения топливом одному двору хватало не пять-семь, как предлагалось изначально, а три-четыре кубометра саксауловых дров. Но в Жамбылской области, напротив, заявки на приобретение саксаула начали расти, что заставило министра МСХ РК в 2015 году подписать приказ, который снова запрещал все виды саксауловых рубок до 31 декабря 2018 года. Действие именно этого документа (в конце весны) и продлили теперь уже до 2023 года.

Однако на фоне всего происходящего невольно возникает вопрос - почему местные исполнительные власти юга республики не могут или все-таки не хотят провести газовое отопление в регионы? Ведь понятно, что тогда вопрос браконьерства в отношении саксаула если не отпал бы сам собой, то значительно уменьшился бы в масштабах точно.

Саксауловые леса играют для Казахстана очень важную почвозащитную, противоэрозионную, водорегулирующую и климаторегулирующую роль. Поэтому саксауловые насаждения в стране, где пустыни и полупустыни занимают 167 миллионов гектаров, естественно, имеют огромное значение. Более того, в составе площади основных лесообразующих пород, как и в целом по покрытым лесом угодьям, саксаул преобладает в принципе, и его доля от всей площади основных лесообразующих пород составляет более 65 процентов. Тогда как насаждения белого и черного саксаула и вовсе занимают практически половину площади всех лесов республики (48,9 процента).