Алматинцы получили первые счета за комуслуги в новом году и ахнули

30.01.2019 в 15:38, просмотров: 207

Вопреки искренним ожиданиям снижения их стоимости они наоборот повысились. Причем так, что этот «рывок» стал для некоторых неприятным сюрпризом. В очередной раз. И, скорее всего, этот сюрприз не последний.

Алматинцы получили первые счета за комуслуги в новом году и ахнули

Угли черные, доллары зеленые

В то, что стоимость электричества, тепла, горячей и холодной воды когда-нибудь хоть на чуть-чуть снизится, уже не верят, пожалуй, самые отъявленные оптимисты. Если таковые в нашей стране еще остались. Получив новые квитанции с новыми и в очередной раз подпрыгнувшими ценами, многие из сограждан люди вряд ли чему-то удивились.

Хотя обоснованно ожидали другое. Однако скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Да и оно (дело), в принципе, привычное. Хотя уже и поднадоевшее. А потому все чаще стали звучать разговоры по поводу того, что ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве уже давно пора рассматривать сквозь призму Уголовного кодекса. Дескать цены на коммуналку растут отнюдь не от конъюнктуры, а от того, что воруют в ЖКХ давно, много и с удовольствием.

В общем, как ни крути, выходит так, что передача этого огромного хозяйства в рамках рыночной экономики в частные руки приносит пользу лишь этим самым «частным рукам». А народу от этого одни только сюрпризы. Потому он и вспоминает с ностальгией те времена, когда энергетическая и социальная сферы находились в руках государства. То бишь времена СССР.

В ту пору ведь как было? Вот, к примеру, в самый разгар эпохи так называемого застоя на каком-нибудь горнодобывающем предприятии было десять шахт, скажем, по тысяче рабочих на каждой. Пять шахт давали уголь себестоимостью в рубль. Три — по пять рублей. И две — по десять рублей. Итого средняя себестоимость угля со всех десяти шахт — четыре рубля. Но, несмотря на разницу себестоимости, весь уголь продавали по пять рублей.

Таким образом, с одного рубля прибыли предприятие кормило десять тысяч рабочих, оплачивало содержание детских садов, пионерских лагерей, профилакториев, а также дотировало общественный транспорт и всякие другие виды городской инфраструктуры. Какой-нибудь шахтерский город обливался фонтанами, цвел клумбами, звенел детским смехом, словом — жил и развивался.

Развал и эффективные менеджеры

Потом СССР развалили. Предприятие приватизировал приехавший из-за бугра «эффективный» менеджер и сразу же закрыл две, на его взгляд, убыточные шахты. Затем немного подумал, закрыл еще три, посчитав их нерентабельными. Пять тысяч шахтеров — давай, до свидания. Как будете жить, чем будете заниматься — ваши проблемы.

Из закрытых шахт новый благодетель извлек все оборудование и продал на металлолом в Китай. Шахты, в которых оставалось еще немало угля, затопил водой. Восстановлению они теперь не подлежат. То есть ни себе, ни людям.

Безработной рабочей силы оказалось много, значит, можно снизить зарплату оставшимся. Лагеря, детские сады и профилактории прибыли не приносят, потому содержать их ему неинтересно. Поэтому персоналу он тоже сделал ручкой, а территории, здания и сооружения выгодно продал.

Вскоре в них заработали казино, бордели, элитные сауны, ночные клубы.

На пяти оставшихся шахтах добыча продолжилась. Но оборудование не обновляли с советских времен. Вкладываться в приобретение нового желания нет. Денег жаль. А потому работы ведут с риском для жизни шахтеров. Техника безопасности? Это издержки советского прошлого. Сегодня, в условиях капитализма, когда главный критерий — это деньги, а не человеческая жизнь, в шахтах существенно увеличилось количество несчастных случаев. Поскольку вырабатывают их варварскими способами.

В результате всего этого цена на уголь подскакивает в разы. И происходит это ежегодно. А то и по два раза в год. Некогда процветавший город постепенно превратился в призрак с провинциальной преступностью, алкоголизмом, наркоманией и проституцией. Фонтаны высохли, клумбы завяли, детям не до смеха. Народ выживает, как может, еле сводя концы с концами.

А эффективному менеджеру все это по барабану. Поскольку живет он где-нибудь в Лондоне, складывает на заграничных счетах миллиарды, выжимаемые из этих шахт, и время от времени оттягивается на шезлонге где-нибудь у моря в тени пальм.

Следите за руками

Примерно то же самое можно сказать и о сфере электроэнергетики. Едва успел кануть в Лету былой Союз, как у нас тут же нарисовался такой же забугорный владелец, «затрактебеливший» энергосистему крупнейшего города страны до такого состояния, что она и сегодня до конца не отошла от его эффективного менеджмента. Постоянно требует дотаций и вливаний, причем из кармана потребителя. И, что характерно, получает. Потребитель — он покладистый. Заплатит за все. Деваться-то некуда.

Вот они и творят что хотят. Тарифы на электроэнергию повышают ежегодно, а то и по два раза в год. Это каждый раз вызывает недовольный ропот со стороны тех, в чьи дома «треклятые» коммунисты когда-то провели ну очень дешевое электричество.

Общественность возмущается, пишет письма в высокие инстанции, ругается на кухнях и в интернете. Но толку от этого никакого. Если градус людского негодования начинает превышать «среднюю температуру по больнице», какая-нибудь официальная, но ничего не решающая говорящая голова выступает по телевизору и метет очередную пургу про то, как это необходимо и обоснованно. Про то, как износились системы и повысилась мировая цена на нефть и т.д., и т.п. Но при этом экономика страны показала хороший рост, повысился объем ВВП и т.д., и т.п.

А схема-то, собственно, проста, как сибирский валенок, говорят знающие люди. Потому что жонглируют в коммунальном хозяйстве не сметами, а киловаттами, кубометрами и гигакалориями! К примеру, объявляют повышение на 20 процентов. А на самом деле оно едва дотягивает до 15. Разницу, разумеется, в карман.То бишь просто дурят нашего брата. Вон в России за последнее время сколько уголовных дел возбудили за преступления в сфере ЖКХ! А у нас есть хоть одно? Нет. То-то и оно.

В общем, мало радости от всего этого. И как тут ни вспомнить «поганый совок», во времена которого тарифы были инструментом сдерживания общего ценового роста? Сейчас же они его наоборот стимулируют. И конца этому в обозримом будущем не предвидится. Через полгода, если верить житейскому опыту, цены подпрыгнут еще, а потом — опять и затем — снова.

Не зря ведь люди судачат о существовании утвержденного плана ежегодного 20-процентного прироста генерации по самым крупным электростанциям Казахстана. Что это такое, не совсем понятно. Но можно сказать однозначно, что ничего хорошего нашим карманам оно не сулит.

Говорящие головы со столичных трибун постоянно твердят о том, что любое коммунальное предприятие — это сложнейшее хозяйство с вагоном проблем. И что пресловутый рост тарифов, на который вынуждено идти правительство, обусловлен ими.

Но знающие люди им возражают. Напоминают, что ежегодное повышение цен на электроэнергию они каждый раз обосновывают одним и тем же — необходимостью реконструкции электросетей, износ которых сегодня составляет около 90 процентов. Но ведь за 28 лет на все деньги, что дополнительно взимали с честного народа, их можно было 28 раз отремонтировать. А поэтому, дескать, это слабый контраргумент. И с тарифной гонкой в любом случае нужно разбираться. Только кто и когда это будет делать, да и будет ли вообще — вопрос весьма и весьма интересный.

Независимые эксперты считают, что наблюдаемый тарифный процесс — результат чрезмерно полюбовных взаимоотношений государственных уполномоченных органов и естественных монополистов.

А платит за эту любовь потребитель. Причем хочет он платить или нет, его никто не спрашивает. И делать этого не собирается впредь.

К примеру, во всех нормативных актах говорится, что коммунальные предприятия должны ежегодно отчитываться об исполнении тарифной сметы, проводить публичные слушания по новым тарифным заявкам.

Есть такое на самом деле? Нет. И все молчат. Потому как никаких правовых последствий за неисполнение этих рекомендаций (иначе не назовешь) законом не предусмотрено. Поэтому, считают знатоки, и творится весь этот тарифный беспредел.

Так что, думаем, не будет ошибкой сказать, что в сфере ЖКХ и электроэнергетики уже давно назрела необходимость введения такой нормы, как общественный контроль. И давно пора проводить настоящие действенные реформы. Хотя от слова «реформы» уже изрядно подташнивает.

Планка беспредела

Короче, тут все, как на базаре. Оптовым продавцом электроэнергии является какая-нибудь электростанция. Ее покупатели — это искусственно созданные взятые из советского прошлого, только теперь уже частные энергосбыты и энергоснабжающие организации (ЭСО). Эти организации не производят, не транспортируют и не распределяют электроэнергию. Но они ее продают.

Идея, в принципе, не так уж и плоха. И ее приняли на вооружение в расчете на то, что достаточное количество этих ЭСО обеспечит наиболее оптимальный закуп электроэнергии у электростанций и оптимальное распределение этой электроэнергии между потребителями. То есть создаст конкурентные условия, при которых потребитель в идеале должен выигрывать. Эта схема прекрасно работает, например, в Германии. Там множество теплоснабжающих организаций, среди которых бюргер может выбрать поставщика и иметь гарантированную и не очень дорогую услугу. Но у нас все через известное место.

Кстати, еще в середине 90-х, когда еще не полностью остыл почивший в бозе «совок», несмотря на повсеместный бардак, схема контроля инвестируемых средств худо-бедно работала. Тариф заявляли заблаговременно по предварительным расчетам.

К заявке прикладывали массу обоснований, и его повышали строго в инфляционном коридоре. Взаимоотношения государства и монополиста были классическими: проси верблюда — получишь барана.

При этом движение выделяемых средств хоть и не так строго, как при Союзе, но все-таки отслеживали. И если предприятие заявляло, что полученных денег на задуманное не хватило, то на удовлетворение следующей заявки могло не рассчитывать.

Но со временем все поумнели. Понапридумывали кучу всяких схем, выгодных и чиновнику, и монополисту. И это главное. А потребитель — он покладистый. Поворчит -поворчит да перестанет. И будет платить. Как миленький.

С тех пор главным инвестором коммунальных предприятий стало население, с каждым годом платящее все больше и больше. То есть не государство инвестирует в энергосистему, а народ. И не в энергосистему вовсе, а в карманы частных лиц, стоящих в ее изголовье, увеличивая в разы их прибыль, покупательскую способность и уровень жизни.

Чиновники же, не особо желая вникать в суть проблемы, отмахиваются лишь тем, что устанавливают предельную планку для монополистов, которая постоянно повышается и не думает переставать это делать.

Так и живем.