В Казахстане местные власти активно сопротивляются "раскулачиванию"

12.04.2018 в 14:31, просмотров: 410

Треть объектов госсобственности, выставленной на реализацию, совершенно не интересует бизнес. При этом часть из запланированного к продаже собственники (особенно акиматы и СПК) очень сильно не хотят отдавать в частные руки, искусственно затягивая процессы. подготовки к продаже. С момента начала массовой приватизации в правительстве, которое настаивало на продаже едва ли не всего, что есть у государства на балансе, заметили, что местные органы власти активно сопротивляются “раскулачиванию”. Помнится, в первоначальный список приватизации, который составляли сразу после поручения президента в одном из посланий, акиматы вписали все “не глядя”.

Видимо, по принципу: лишь бы из центра отстали. Поскольку позднее, как только правительство отчиталось, что список составлен, этот перечень начал активно видоизменяться: регионы отзывали многие из ранее озвученного, меняя доходные объекты на то, “что самим не гоже”.

Если проследить динамику трансформации списка приватизации и отчеты министров экономики и финансов (как непосредственных кураторов процесса), то выяснится, что процесс этот шел с 2014 года, когда, собственно, запустили приватизацию, до прошлого года.

Так, четыре года назад говорили, что всего на продажу выставят 782 объекта, которые планировали продать до конца 2016 года. Но за первые пару лет выяснилось: то, что “не гоже” акиматам и бизнесменам, то особо не нужно - продали всего 37 объектов. Тогда-то и началась масштабная чистка списка.

Но стартовала она с общегосударственной ревизии собственности: что имеется на балансе государства, включая республиканскую, коммунальную и квазигосударственную собственность. К началу 2016 года список изменился и дополнился. Как поговаривали в кулуарах правительственных зданий Астаны, региональные акиматы “ломали”, чтобы те отдали “лакомые кусочки”. “Ломать” пришлось и нацхолдинги на предмет передачи в конкурентную среду многочисленных дочек-внучек и непрофильных объектов. Таковых набралось несколько сотен. Добавился 71 так называемый ТОПовый объект. Это крупные аэропорты, акции таких компаний, как “КазМунайГаз”, “Казахтелеком”, “КазАтомПром”, “Эйр-Астана” и масса других. 13 из них уже продали за 95 миллиардов тенге.

Но если на эти ТОПы покупатели найдутся гарантированно (благо, все эти продаваемые объекты весьма доходны), то в отношении другой собственности, как выясняется, основная задача - просто продать.

Ведь и обновленный список приватизируемого энтузиазма у бизнеса не вызвал. С 2016 года на стадии реорганизации и ликвидации оказались 274 объекта. То есть они прошли три этапа аукционов (из которых два - на понижение цены), но ими никто не заинтересовался. Чтобы понять масштабы, приведем другую цифру - за этот же период продали 397 объектов (на общую сумму 199 миллиардов тенге). Только в первом квартале 2018 года из 45 выставленных на продажу объектов госсобственности по 10 приняли решение о ликвидации.

Судя по всему, не меньший процент “ненужности” окажется и по итогам 2018 года, в течение которого запланировали реализовать 265 объектов.

Но кроме того, что бизнес тщательно присматривается к тому, что продается государством, есть еще одна застарелая проблема - все те же акиматы хоть и потеряли право заменять в списке приватизации один объект на другой, но зато нашли иную лазейку: как де-юре выполнить поручение о продаже того, что очень не хочется продавать.

Как сообщил министр финансов на недавнем заседании правительства, акиматы и СПК занимаются дроблением госдолей предприятий. То есть де-юре они вроде как продают свою собственность, но де-факто частично оставляют эти предприятия в собственности государства. Как сообщил Бахыт Султанов, СПК “Актобе”, СПК “Астана” и СПК “Тараз” затягивают предпродажную подготовку и оценку объектов. В результате срываются сроки их выставления на торги. Другие собственники (акиматы Восточно-Казахстанской, Западно-Казахстанской областей, г. Алматы, г. Астаны, ФНБ “Самрук-Казына”, СПК “Жетысу” и СПК “Орал”) тянут с ликвидацией “ненужных” объектов.

Впрочем, и собственники ТОПов тоже не отличаются исполнительностью. Так, АО “Казгеология” (собственник - Министерство по инвестициям и развитию) затягивает с определением вида и условий приватизации. АО “Казспортинвест” (собственник - Минкультуры и спорта) не хочет передавать Дворец спорта имени Балуана Шолака в городе Алматы в коммунальную собственность. И это при том, что, как сказал министр, есть соответствующее поручение главы государства.

Недавно один из парламентариев Казахстана высказал интересную мысль: если коммунальное предприятие не приносит доход, виноват лично аким как плохой менеджер. Но получается, что если акиматы активно сопротивляются продаже каких-либо объектов, значит, они (объекты) доходны. Так, может быть, лучше было бы проверить, насколько и кому они приносят выгоду, и просто перенаправить эти денежные потоки из карманов каких-то чиновников в госбюджет, да оставить эти компании в руках государства? Просто сменить тех, кто ими управляет, на более чистоплотных менеджеров? В конце концов, в стране так активно развивают государственно-частное партнерство, что половину из ныне продаваемого вполне можно было бы просто передать в управление заинтересованным бизнесменам, которые смогли бы и сами прибыль получать, и государству ее приносить. Без смены собственника...

Или все-таки пессимисты правы, и весь этот процесс разгосударствления связан с желанием не “развить МСБ”, а пополнить бюджет?

Впрочем, одна явная польза от приватизации все же есть - с плеч бюджета убирается балласт в виде сотен ненужных контор, которые много лет сидели на “подсосе”. Хоть какая-то экономия...