Почти весь собранный в 2017 году в РК хлопок был отправлен на экспорт

04.01.2019 в 15:13, просмотров: 1031

Депутаты не в первый раз обращают внимание чиновников на то, что сырьевые ресурсы в Казахстане либо бесконтрольно расходуются, не сдерживаемые никакими нормами и правилами, либо за бесценок уходят за границу, возвращаясь потом в республику готовыми товарами, которые мы вынуждены закупать втридорога. В качестве примера можно привести бумажную отрасль в стране, о проблемах которой мы неоднократно писали. Когда макулатура, которая в советское время ценилась весьма высоко и для сбора которой существовали специальные приемные пункты, сейчас тоннами вывозится за пределы страны, и возможности пресечь это сегодня пока нет.

Вот и накануне Нового года группа депутатов фракции “Народные коммунисты” во главе с мажилисменом Владиславом Косаревым обратилась с депутатским запросом к премьеру Бакытжану Сагинтаеву с просьбой разобраться в сложившейся ситуации, которая не меняется на протяжении последних нескольких лет точно. Хотя депутаты, по их словам, с вопросом сбора, использования и переработки сырья на территории страны выступали не раз, все их обращения, говорит Косарев, не возымели хоть сколько-нибудь положительного воздействия.

Запрос мог бы прозвучать пафосно, если бы действительно не отражал реального положения дел, которое сложилось в перерабатывающей отрасли, грозящей и вовсе выйти из-под контроля.

“Сложившаяся в стране ситуация в области заготовки, сбыта и переработки сырья построена на обмане и гасит у людей веру в правду и волю к жизни, уверенность в будущее”, - убежден депутат, подкрепляя свои слова официальной статистикой. А она такова, что в 2017 году из валового сбора хлопка, а это около 67 тысяч тонн, на экспорт ушло 60 тысяч, что составило 89 процентов. Во-вторых, традиционно имеющая высокий повседневный спрос шерсть также вывозится в больших объемах за границу. Так, из 38 979 тонн экспортировали 11 206, а исходя из того, что в стране осталась лишь третья часть этого сырья, возникает вопрос: куда делась остальная?

Еще хуже обстоят дела с использованием кожевенного сырья. Из забитых в 2017 году 2,8 миллиона голов КРС на отечественные перерабатывающие заводы поступило только 305 тысяч шкур. По официальным каналам экспортировали 102,6 тысячи шкур. Остальные, а это около двух миллионов необработанных шкур скота, находятся вне отчетности госорганов, соответственно, основная их часть могла быть вывезена из страны по серым схемам, минуя таможню.

“Межведомственная комиссия правительства знает об этом, но уже около двух лет то ли не может, то ли не хочет принять решение о запрете экспорта этого сырья”, - утверждает Косарев. Вторая причина, по которой сырье свободно уходит за границу, - это настолько низкие цены на него, что “заниматься его заготовкой желающих крайне мало”.

Например, один килограмм овечьей шерсти стоит 150 тенге, верблюжьей - 250, тогда как в овцеводческой Австралии шерсть стоит 8-11 долларов, или три тысячи тенге, то есть в 20 раз дороже. Про каракульское овцеводство в республике забыли напрочь, да и сама порода, когда-то славившаяся на весь Союз, сегодня исчезает. Если уже не исчезла. Одну смушку закупают за 100 тенге, тогда как изделие из 10 шкурок стоит 70 тысяч тенге.

Получается, что это высокодоходный бизнес, однако права животноводов и хлопкоробов, как видно из всего вышесказанного, не учитывают. Совсем.

“Мы не сомневаемся, что эти серые схемы безжалостно и жестоко бьют и по тем, кто производит сырье, и по тем, кто его использует. Производительные предприятия простаивают две трети рабочего времени из-за отсутствия сырья. Тогда как в страну ежегодно завозят из-за рубежа товаров на 5-6 триллионов тенге, а внутри теряется возможность для производства товаров народного потребления на сотни миллиардов тенге”, - возмущается Косарев.

К этим цифрам остается лишь добавить, что 40 процентов сельского населения страны производит только восемь (!) процентов ВВП, в то время как правительство долго и настойчиво ищет способы создания рабочих мест...