Власти не смогли сдержать рост цен на капусту и сахар

27.12.2018 в 14:57, просмотров: 929

Каждый год правительство чихвостит акиматы и антимонопольщиков за рост цен на продовольственные товары в канун праздников. Пик традиционно приходится на декабрь. В этом году местные власти, несмотря на все усилия, так и не могли сдержать стремительного повышения стоимости двух товаров: капусты и сахара.

Как ни печально, но Казахстан до сих пор не может обеспечить себя основными продовольственными товарами. В структуре нашего импорта продтовары (продукты растительного и животного происхождения и готовые продовольственные товары) занимают более 11 процентов. Среди них картофель, морковь, капуста.

Вот последняя-то в этом году и подложила свинью, взвинтившись в цене аж на треть. Зависимость в этом овоще от импорта (основная масса идет из России) - около 10-15 процентов. И, судя по данным статистики, в октябре поставки капусты из РФ к нам резко сократились, более того, почти сошли на нет. Так, в сентябре в Казахстан ввезли около трех тонн белокочанной капусты, а в общем за девять месяцев - 18,6 тысячи тонн. Причем, судя по статданным, в октябре-ноябре завоза почти не было.

В результате цена на капусту, по данным на 21 декабря, повысилась по сравнению с декабрем прошлого года на 34,3 процента.

Вторым “драйвером” роста цен стал сахар. Со сладким ядом проблема у нас возникает с завидной периодичностью. И поскольку в нашей стране никак не могут наладить бесперебойное (и в достаточном количестве) выращивание сахарной свеклы и ее переработку, приходится ориентироваться на импортное сырье. Ну и покупать его, соответственно, за валюту и по общемировым ценам.

“Значительная часть казахстанского сахара производится из импортного сахара-сырца, - заявлял еще в конце ноября министр национальной экономики Тимур Сулейменов. - В этой связи внутренние цены на него растут под влиянием общемировых тенденций на рынке сахара и в первую очередь в связи с удорожанием сахара на рынке Российской Федерации”.

Цена на сахар выросла больше чем на 23 процента по сравнению с декабрем прошлого года.

В правительстве всеми силами пытаются остановить рост цен, закупая по оптовым ценам у производителей и продавая потом продукты без торговой надбавки (через коммунальные рынки или договариваясь с крупными торговыми сетями). Единственный инструмент, которым власти могут воздействовать на ценообразование, - это сокращение цепочки посредников и, соответственно, снижение торговой маржи. Во всем остальном цены диктует рынок. А на нем, как известно, чем выше конкуренция, тем дешевле товар.

Об этом пытался сказать парламентариям на последнем пленарном заседании мажилиса и глава Миннацэкономики Сулейменов. Чем, впрочем, сами депутаты остались крайне недовольны. Спикер мажилиса Нурлан Нигматулин заявил, что правительство якобы только и делает, что констатирует рост стоимости, а четкой системы защиты прав потребителей в стране так и не сложилось.

Так, мажилисмен Роман Ким, задавая министру вопрос, вновь поднял цену доступа производителей к торговым прилавкам. “Сегодня надо признать, сложилась такая ситуация, что товаропроизводители не имеют прямого доступа к торговым прилавкам, их просто туда не допускают. Сегодня сложилась абсолютная монополия торговых сетей и недобросовестных посредников. По этой причине торговая наценка сегодня представляет от 40 до 100 процентов”. И задал логичный вопрос: какие меры принимает МНЭ по защите потребителей и покупателей социально-значимых товаров и какие меры принимают по недопущению необоснованных наценок субъекты торговой деятельности.

Ответ министра удивил: “Почему такая рыночная власть у торговых сетей? Потому что их мало. И соответственно нет конкуренции между ними, и они могут диктовать свои условия для товаропроизводителей”. И добавил, что поскольку государство движется в сторону контролируемых торговых рынков, оно сейчас создает инфраструктуру, выделяет земли и льготные кредитные ресурсы под строительство магазинов (базаров) современного формата. “Этим мы занимаемся на системной основе. В рамках нашего правштаба отдельное направление этому посвящено и деньги на это заложены. Поэтому объекты строят. В этом году мы введем около 200 с лишним тысяч метров торговых объектов современного формата”, - заявил Сулейменов.

Добавив, что по 19 наименованиям социально значимых товаров власти устанавливают для торговых сетей предельную надбавку на уровне пяти процентов. “Поэтому, я думаю, в совокупности мы этот вопрос возьмем под контроль. А сейчас эта накрутка может составлять и 10, и 15 процентов - зависит от того как они договорятся. Это субъекты рынка, и если не хочешь продавать в Кенмарте и Астыкжане, можешь продавать в другом месте, но там проходимость будет ниже и так далее”, - заявил министр.

И добавил, что “если мы говорим о продовольствии, это там, где мы должны создавать предложение. То есть если мы до сих пор будем импортировать, мы не решим... Продать - это вторичное. Сначала надо создать, вырастить и подготовить в товарном виде. То, что МСХ делает, наверное, это первично”.

“Я соглашусь с вами, - поддержал Сулейменова Нурлан Нигматуллин. - Здесь целый комплекс должен быть. И Минсельхоз как производитель должен создавать условия для развития бизнеса. И в том числе защищать наших сельхозтоваропроизводителей”. “Вам нужно как-нибудь выехать в командировку, проехать по областям, граничащим с нашими соседями - Российской Федерацией, - порекомендовал депутат министру. - И посмотреть, что там творится по сельхозпродукции: по молоку, по мясу. И поговорить с сельхозпроизводителями. Может, тогда у вас будут более конкретные предложения”.

Пока же казахстанцы, находясь в зависимости от импортного продовольствия, будут, видимо, еще долго ощущать на себе всю прелесть “ненашего” ценообразования. Так, рис и куриное мясо подорожали за год на 12 процентов, подсолнечное масло - на девять. Зато лук, картофель, морковь и гречка откатились в цене на 17-28 процентов.