В Казахстане около миллиона человек имеют просроченную задолженность по банковским займам или налогам

24.04.2018 в 13:30, просмотров: 501

В 2021 году в Казахстане ожидают появления первых граждан-банкротов. Но государство намерено не столько способствовать появлению граждан-банкротов, сколько восстанавливать их платежеспособность. Однако парламентарии считают, что за красивыми фразами отсутствуют реальные инструменты.

Три года назад Нурсултан Назарбаев поручил правительству разработать закон о банкротстве физических лиц. В Кабмине подумали, прикинули особенности отечественного менталитета и решили разработать законопроект не столько о банкротстве, сколько о помощи в восстановлении платежеспособности. (Его так и назвали “О восстановлении платежеспособности граждан”, поставив датой вступления в действие 1 января 2021 года.) То есть создать механизмы, с помощью которых гражданин сможет и долги отдать, и не скатиться в клошары, потеряв все.

На днях видение Министерства финансов РК представили на заседании фракции правящей партии в парламенте. И депутаты обнаружили, что благие намерения мало сочетаются (на их взгляд) с прописанными нормами.

“Здесь написано: “Восстановление платежеспособности”... Уважаемый Минфин, как вы будете ее восстанавливать? Как вы будете восстанавливать платежеспособность человеку, у которого ее нет априори? - удивлялась председатель комитета палаты по финансам и бюджету Гульжана Карагусова.

По ее мнению, государство само себя в ловушку загнало: с одной стороны, оно позаботилось о гражданах, не называя их банкротами, с другой - порождает восприятие, что государство им восстановит платежеспособность. При этом она обвинила Минфин в порождении утопических иллюзий у населения.

О том, что эти иллюзии утопические, подробнее рассказал председатель общественного совета Минфина Борис Парсегов. Он сообщил, что в законопроекте говорится, что “может быть предусмотрено трудоустройство должника”. “Может быть, это не гарантия, - заявил он. - Никаких других норм, которые реально позволят восстановить”.

Собственно, это “может” содержится в плане восстановления платежеспособности - так названа процедура, которая должна освободить гражданина от задолженности. “Процедура восстановления платежеспособности на основе плана - это договоренность должника с кредиторами о выплате долгов в течение пяти лет. План составляется финансовым администратором с учетом мнений должника и кредитора. Для его составления проектом закона отводится три месяца. План может быть составлен, если должник имеет регулярный доход. Кредиторы обязаны предложить отсрочку или рассрочку выплаты долга, списание пени и штрафов, прощение части долга. Процедуру реализации имущества применяют при отсутствии у должника регулярного дохода либо недостижения согласия должника и кредитора по условиям плана, либо неисполнения должником плана”, - рассказал вице-министр финансов Канат Баедилов.

То есть, по сути, речь идет не столько о восстановлении платежеспособности гражданина, сколько о том, как вернуть все его долги кредиторам, распродавая все (кроме домашней утвари, детских принадлежностей, книг, продуктов питания и единственного жилья квадратурой не более 18 метров на душу). Впрочем, финансовый администратор может договориться о списании части долга, пени и штрафов.

Кстати, работающим будут оставлять на жизнь лишь сумму, равную прожиточному минимуму (в нынешнем году МПМ составляет 28 284 тенге, или $85), а все остальное изымут в пользу кредиторов. То есть, получая хоть на тенге больше минимальной зарплаты (а в Казахстане минимальная заработная плата равна минимальному прожиточному минимуму), он этот тенге будет отдавать.

А теперь о долгах.

Мажилисмен Аманжан Жамалов напомнил слова президента: “Каждый должен платить по счетам, долги должны возвращаться, нельзя допустить иждивенческих настроений в обществе”. А должников у нас много. По словам Каната Баедилова, в Казахстане около миллиона человек имеют просроченную задолженность по банковским займам или налогам, либо в отношении их имеются неисполненные исполнительные листы. Но при этом, как считает вице-министр, большой волны желающих восстановить платежеспособность не будет: “По данным экспертов Всемирного банка, в странах, где вводили процедуру банкротства физлиц, количество поданных заявлений в первый год ее введения было незначительным по отношению к общему количеству населения. К примеру, в России в течение 2015 года подали всего лишь 32 тысячи заявлений, в Латвии - всего пять заявлений, в Эстонии - 304, в Литве - 156. Исходя из среднеарифметического показателя удельного веса по указанным странам, можно предположить, что в первый год к нам обратится около двух тысяч граждан. Но это только гипотетический прогноз”.

Большинство граждан должны банкам.

Поэтому, как считает депутат, прежде чем искать банкротов в Казахстане, необходимо заставить банки пересмотреть подходы к кредитованию.

«Когда человек кредитуется под заработную плату и под какого-то гаранта, вот здесь-то и возникают проблемы. Недобросовестность работников самого банка, которые оформляют кредит человеку с платежами 120 тысяч тенге в месяц с реальным доходом 80 тысяч тенге в месяц. То есть делают фиктивные справки», - отметил Парсегов.

Борис Парсегов считает, что либо правительство должно поменять название законопроекта, либо трудоустраивать должников принудительно, будь то привлечение к общественным работам или работа на кредитора. Впрочем, согласятся ли казахстанские банки брать должников в охранники - это большой вопрос...