Что такое "верненский гамбит"

Как и почему люди вдруг начинают массово играть в эту древнюю игру, наверняка никто
и никогда не поймет

20.06.2018 в 07:27, просмотров: 402

Самой культурной, а не только интеллектуальной, игрой всегда считались шахматы. Поэтому наличие шахматистов (тем более, организованных) в том или ином городе тоже считалось признаком городской культуры.

Что такое
Здание общественного собрания города Верного - здесь предположительно и располагался городской кружок любителей шахмат.

В предыдущих наших номерах мы рассказывали об архитектурном наследии города Верного — Алма-Аты — Алматы, но ведь помимо этого есть еще наследие, так сказать, нематериальное, оно в исторических фактах и преданиях, в образах наших предков и в их свершениях. Конечно, создание, например, городского шахматного клуба существенным научным или производственным достижением назвать сложно, но вот фактом, свидетельствующим о достижении определенного уровня культуры горожан, считать его, безусловно, можно.

Впервые о том, как появились шахматисты в Верном, рассказал краевед, журналист и шахматист Алексей Карпин в газете «Огни Алатау» еще в 1964 году, и потом уже эту историю, обрастающую незначительными деталями, повторяли другие авторы в местных газетах.

Карпин, который в то время достиг уже весьма преклонного возраста, был коренным верненцем, то есть он родился в этом городе — на улице Штабной (ныне Гоголя), а его отец был инженером по прокладке дорог и возведению других городских коммуникаций. Имя отца Алексея Карпина, к сожалению, не известно, но вот рассказ его Алексей передал довольно подробно. Тем более что и отец, и сын были заядлыми шахматистами.

Итак, в 1884 году в городе Верном возник так называемый шахматный кружок. Собиралась в нем, как нетрудно догадаться, местная интеллигенция — военные, преподаватели училищ и школ, инженеры, мелкие чиновники. Собирались в районе Пушкинского сада, вначале в одном из кабаков, пока, наконец, шахматистов не стали пускать в городское собрание. Так, во всяком случае, назвал это здание Карпин-старший. И находилось оно к северу от Вознесенского собора, это был дом, который тогда назывался Общественным собранием и построен был, как мы уже писали, в 1887 году по проекту Андрея Зенкова.

Более того, сохранились фамилии трех наиболее выдающихся, по словам Карпина- старшего, верненских шахматистов — это некто Белов, Гладильщиков и Брусков. Играли они, как поведал рассказчик, очень даже прилично и всегда делили городское шахматное первенство между собой, и никто не мог к ним даже приблизиться в мастерстве.

Причем Белов даже ездил в Санкт- Петербург на какой-то шахматный турнир, но в каком году и чего он там достиг, к сожалению, мы пока не знаем. Но с шахматным миром столицы он наверняка познакомился.

И, быть может, именно с этой поездки началась история, которая впоследствии обрела трагикомические подробности и благодаря которой вообще стало известно о существовании шахматного кружка в Верном. Ведь в то время в Российской империи шахматы получили широчайшее распространение, и когда говорят о шахматном буме в СССР 20-х годов прошлого века, мало кто вспоминает о шахматном буме в досоветское время и о том, что знаменитая шахматная советская школа закладывалась именно в эти годы — в 70-е и 90-е века позапрошлого.

Михаил Чигорин и Вильгельм Стейниц играли свой первый матч на первенство мира в январе-феврале 1889 года.

«Жертва» самому Чигорину

Именно тогда появляется в стране первый по-настоящему выдающийся шахматный мастер международного класса Михаил Иванович Чигорин. И в основном он играет в Санкт-Петербурге, где уже в 1853 году создали шахматный клуб. Но и другие города империи старались не отстать, ведь играть в шахматы считалось для интеллигента, да и просто образованного человека, весьма престижно. И Чигорин начинает выпускать первое специализированное издание «Шахматный вестник».

Этот журнал был печатным органом Петербургского общества любителей шахматной игры, и его издавали каждый месяц начиная с июля 1885 по январь 1887 года. Есть текст, опубликованный в первом номере журнала за 1886-й, который уже приводили в наших газетах: «Если судить по многочисленным заявлениям, доставленным в редакцию, в журнале есть потребность, он пользуется общим сочувствием. Но заявления, несомненно, дорогие для редакции, не все, в чем нуждается журнал. Наличное число подписчиков, которыми он располагает, едва-едва покрывает издержки печатания и ничего не дает ни в улучшение и расширение отделов журнала, ни даже на вознаграждение за весьма нелегкий труд составления его».

То есть денег на издание явно не хватало, и как раз 1887-й был для издателей и, надо полагать, лично для Михаила Чигорина очень непростым в денежном отношении. Потому как именно в январе вышел последний номер журнала, да и то, с трехмесячным опозданием.

И вот именно в конце 1887 года верненские шахматисты собрали денег 30 рублей (сумма, надо сказать, довольно солидная по тем временам) и отправили их Михаилу Ивановичу в Петербург с сопроводительным письмом. Кстати, хороший конь стоил в то время в наших краях от 50 до ста рублей, а средняя зарплата в империи составляла около 12-15 рублей. Так что три червонца были деньгами, которые явно бы не оскорбили шахматного мастера в столице.

Деньги предназначались для подписки на чигоринское издание, а также на изготовление нескольких комплектов шахмат, что в этом же издании и рекламировали. А в письме верненские шахматисты рассказывали о своем кружке и о том, какой популярностью у них пользуются сам Чигорин, а также его журнал.

Ждали до конца года 1888-го, но ничего не дождались и отправили в столицу второе послание, в котором просили мастера ответить: получил ли он письмо и деньги? При этом Карпин-младший утверждает, что сам видел уведомление о том, что Чигорин деньги получил. Этот документ имеется в архивах. Городская почтовая служба сообщала о том, что деньги получены самим Чигориным, о чем он собственноручно расписался в соответствующей квитанции.

А выяснил это казначей шахматного кружка, причем выяснил лишь спустя полгода после отправки денег. В докладной на имя председателя кружка казначей констатирует, что комплекты шахмат уже и без Чигорина приобрели за истекшее время, но остается надежда, что мастер вернет хотя бы деньги...

Но денег, судя по всему, верненские шахматисты так и не увидели.

Почему так произошло, сегодня остается лишь догадываться, что, собственно, некоторые авторы и делают. Есть разныеверсии, одна из них — Михаил Иванович готовился к матчу на первенство мира с Вильгельмом Стейницем, и ему позарез нужны были для этого средства. Возможно, эти 30 рублей и пошли на подготовку с расчетом, что после матча Чигорин эти деньги вернет. И вот со стороны местных любителей шахмат эти деньги и явились первой для них крупной «шахматной жертвой», так сказать, верненским гамбитом...

Играть и общаться только по уставу

Но история эта стала знаменательной и известной в шахматных кругах Алма-Аты.

Известен в этих кругах и прелюбопытнейший документ, который хранится в городском архиве Алматы, — устав шахматного кружка города Верного. Утвердил его 27 января 1889 года, и не кто иной, а товарищ министр внутренних дел Российской империи генерал-лейтенант от кавалерии Николай Игнатьевич Шебеко, заведующий полицией и командир корпуса жандармов.

Согласно уставу, кружок этот был организацией весьма серьезной, и принимали в нее далеко не всех и не каждого, и умения играть в шахматы было явно недостаточно. Нужно было заручиться рекомендацией двух уже действительных членов кружка, которые бы поручились за благонадежность рекомендуемого. При этом кандидат должен был достичь 21-летнего возраста, не являться воспитанником какого-либо учебного заведения, юнкером или нижним чином армии или полиции.

Что же касается благонадежности, то, например, не принимали людей, находящихся под надзором полиции или имеющих ограничения по суду. Закрыт был кружок и для тех, что был из него когда-либо исключен. А за что исключали? За поступки, которые, по мнению руководителей кружка, наносили вред этому сообществу. Или за поведение, которое наносило вред или ущерб членам кружка. При этом виновнику предлагали выйти из него самому, а в случае отказа решало общее собрание, и, если за исключение голосовало две трети присутствующих, то вердикт был неумолимым.

А создали кружок для того, чтобы, как сказано в уставе, верненские любители шахмат имели возможность вместе собираться и изучать эту игру теоретически и практически. Чтобы организовывать матчи и турниры, разбирать шахматные этюды и задачи, устраивать конкурсы и состязания по их решению на различные призы. Интересно, что в помещении кружка можно было играть только в шахматы или в шашки, а вот карты и прочие игры запрещали.

Играли ли в Верном в шахматы на деньги? Да, играли, но в рамках матчей (когда оговаривали условия — например, на первенство кружка) или во время проведения так называемых консультационных игр, перед которыми делали денежные ставки. В этом случае консультанты денег не получали — все ставки поступали в кассу кружка. Во всех остальных случаях игры на интерес запрещали.

При поступлении в кружок новый член вносил один рубль и впоследствии по рублю каждый месяц. Членство же в кружке было действительным и почетным. Могли его посещать и гости, но тогда они должны были за это платить. За всем этим следил руководящий орган кружка — правление, в котором были председатель, его заместитель, секретарь-казначей, библиотекарь (у кружка библиотека была своя) и два члена ревизионной комиссии. Их всех избирали на общем собрании на год.

Они же следили за соблюдением правил кружка, и первым из них было требование тишины и порядка во время игры. А играть можно было только до двух часов ночи, после чего все прекращалось и помещения кружка закрывали.

А первым председателем этого сообщества был Григорий Иванович Иванов (1841—1899) — генерал-лейтенант, участник многих военных походов, наказной атаман Семиреченского казачьего войска и военный губернатор Семиреченской области. Первым секретарем-казначеем был врач-ветеринар Василий Чудинов, но через год его сменил штабс-капитан Савелий Кудерин.

Так что шахматы в Верном — Алма- Ате — Алматы имеют давнюю и интересную историю, которой вот уже более 130 лет.