Электромобили в Казахстане: желаемое и действительное

Будущее видится автомобилистам в самых радужных и экологически безвредных перспективах

24.01.2018 в 07:09, просмотров: 2008

Электромобили придумали довольно давно, и сегодня их внедрение стало для многих стран приоритетным направлением развития автотранспорта. В том числе и для Казахстана. Только вот внедрение это происходит как-то странно и неохотно.

Электромобили в Казахстане: желаемое и действительное

Рынок, наконец, «поехал»

Специалисты констатируют — автомобильный рынок Казахстана оживает, об этом свидетельствуют статистические данные за минувший год. На минувшей неделе АКАБ (Ассоциация казахстанского автобизнеса) собрала журналистов на пресс-конференции, где затронули наиболее острые автомобильные темы, а также озвучили планы и тренды на 2018 год.

Начать с того, что с 2014 по 2016 год казахстанский авторынок новых машин ежегодно «проседал». Это стало следствием снижения покупательской способности казахстанцев из-за девальвации тенге. И если новенькие машины в автосалонах начали медленно покрываться пылью, то различный «шрот», наоборот, хлынул из России в Казахстан.

Это произошло в 2015 году, когда сняли ограничения по году выпуска на ввоз авто из стран ЕАЭС. Позже «лавочку», конечно, прикрыли, но официалам эта ситуация нанесла серьезный удар.

Следующий, 2016-й год был также непростым, а вот год прошедший показал уже положительную тенденцию. Конечно, кризис еще не миновал, однако казахстанцы уже отходят от финансового шока. Так, по данным АКАБ, начиная с марта 2017 года отечественный авторитейл демонстрировал позитивную динамику.

Официальные дилеры в минувшем году реализовали 49 051 единицу — это легковые автомобили, коммерческая автотехника и автобусы. То есть спрос на новые автомобили увеличился на 6,1 процента. ТОП-5 самых продаваемых брендов: Toyota, Lada, узбекский Ravon, Hyundai и на пятой строчке рейтинга коммерческая техника ГАЗ.

В ближнее и дальнее зарубежье экспортировали 1480 казахстанских автомобилей на сумму 5,8 миллиарда тенге. По сравнению с 2016 годом в 2017-м экспорт отечественной автомобильной продукции вырос в четыре раза. Однако эту цифру можно увеличить многократно, если определить правильное направление для развития.

Например, в конце прошлого года на костанайском заводе «СарыАркаАвтопром» запустили линию полного цикла по автомобилям JAC, и есть надежда на то, что планы по экспорту автомобилей в Россию реализуют и тогда объемы казахстанского автомобильного экспорта станут измерять десятками тысяч автомобилей.

Но, планируя выход на рынок России, нужно понимать, что те модели, производство которых уже локализовано там, мы предложить не сможем. Поэтому нужно делать ставку в первую очередь на модели, которые либо не представлены на российском рынке, либо не производятся на российских предприятиях. Это как раз легковые автомобили линейки JAC, а по коммерческой технике — некоторые модели, производимые Hyundai Trans Auto.

Насколько наше авто действительно наше?

Минувший год был успешным не только для импортеров, но и для производителей отечественных автомобилей. По данным АКАБ, за 12 месяцев 2017 года шесть казахстанских автозаводов произвели 19 086 единиц техники (легковых, грузовых автомобилей и автобусов) на общую сумму 139,5 миллиарда тенге. В натуральном выражении это втрое превышает результаты 2016 года.

«Каждый третий проданный в стране автомобиль, включая коммерческую технику, произведен в Казахстане», — говорится в официальном заявлении. Но сколько в этих автомобилях действительно «наших» запчастей? Появятся ли в Казахстане полноценные заводы, или специалисты так и продолжат заниматься компонентной сборкой? На эти вопросы ответила Анар Макашева, вице-президент АКАБ.

— Сейчас по всем производителям, которые присутствуют в Казахстане, доля локализации составляет 36 процентов. Тут используются аккумуляторы, производимые в Талдыкоргане, а также краска, масла и определенные жидкости. По законодательству в рамках Таможенного союза разрешено приобретать компоненты, произведенные в странах — членах ЕАЭС, и они войдут в эти же 36 процентов. Другими словами, если вы приобрели детали, произведенные в России и Белоруссии, вы можете использовать их в рамках кооперации на своем предприятии и делать добавочную стоимость для автомобиля, произведенного в Казахстане. В целом больших агрегатов и узлов пока не производится, — сказала Макашева.

То есть казахстанскими эти автомобили можно назвать весьма условно, однако в АКАБ заверили, что сейчас ведется активная работа по увеличению доли локализации и уже к 2019 году планируется преодолеть планку в 50 процентов.

Напомним, что речь идет об общей статистике по всем производителям, если же рассматривать отдельные бренды, например, JAC, то они уже в этом году могут выйти на этот рубеж. А в производстве автобусов локализация уже сейчас достигает 53 процентов. Потенциал действительно велик, однако местному бизнесу сложно будет создать конкуренцию налаженной системе по поставке запчастей и компонующих из стран Содружества.

Без государства у нас никуда

Рост продаж во многом обеспечила господдержка. Доступные кредиты активизируют казахстанского покупателя на приобретение отечественных автомобилей.

Госпрограмма дает возможность приобретать машины под четыре процента годовых, что действительно является выгодным предложением по сравнению с импортными машинами с кредитной ставкой около 15 процентов. Эта программа дала положительные результаты в 2017 году, и ее реализация продолжится в 2018-м.

«Государство уже выделило около 10 миллиардов тенге на поддержку автопрома, и уже сейчас казахстанцы снова смогут приобретать автомобили отечественного производства в кредит (под четыре процента годовых) через банки второго уровня и под три процента в лизинг для коммерческой техники. Эта программа хорошо зарекомендовала себя в сегменте коммерческой техники», — считает Анар Макашева.

Также развитию казахстанского рынка помогла другая программа — утилизации. Еще в конце 2016 года в Казахстане стартовала программа по выкупу старых автомобилей, в рамках которой казахстанские автовладельцы могут сдать на утилизацию свой старый автомобиль и получить денежную компенсацию либо скидочный сертификат на покупку нового автомобиля казахстанского производства. Номинал сертификата, как и сумма денежной компенсации, зависит от категории сдаваемого автомобиля.

Более подробно об итогах проделанной работы рассказала Рыскуль Есдаулетова, руководитель отдела реализации проектов ВЭТС ТОО «Оператор РОП»:

— По итогам 2017 года нами собрано около 40 тысяч автомобилей. Для реализации этой программы создали 17 пунктов накопления вышедших из эксплуатации транспортных средств. С начала действия программы более восьми тысяч автомобилей «обменяли» на сертификаты. Сегодня по ним приобретено более трех тысяч автомобилей, произведенных в Казахстане.

Лояльная процентная ставка позволила многим автолюбителям избавиться от старых авто и приобрести новые, и сохранение этой тенденции можно считать отличной новостью для казахстанцев.

Долой бензин! Даешь электро!

И наконец о переводе казахстанского автопарка на альтернативные виды топлива. Эта тенденция диктует необходимость развития инфраструктуры по обслуживанию электромобилей.

— Этот год для нас будет интересным. Я был инициатором объединения усилий в рамках АКАБ по созданию инфраструктуры для электромобилей. У нас уже есть коллеги, которые занимаются продажей электромобилей, и даже те, кто их производит. Но перед тем, как продать электромобиль, нужно создать инфраструктуру — зарядные станции. Эта тема не одного бренда или марки, а общий, глобальный вопрос. Ведь в конечном итоге клиент должен иметь возможность его «заправлять». Сейчас настало то время, когда Казахстан будет вынужден создавать инфраструктуру, потому что бренды, которые мы представляем в целом на рынке, уже приняли решение массово выпускать электромобили — это мировой тренд. Известно, что многие европейские страны одобрили положение о запрете ввоза с 2025 года автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. Поэтому для нас это, с одной стороны, тема будущего, а с другой — проблема сегодняшнего дня, — сказал гендиректор предприятия Mercur Auto Канат Акишев.

Электромобили действительно начали заходить на казахстанский рынок. В 2017 году BMW открыл официальную их продажу, в Костанае началась сборка электромобилей JAC iEV6e и iEV7. Также в следующем месяце в Казахстан вновь вернется Volvо. Кстати, еще в 2019 году концерн планирует продавать исключительно гибридные автомобили.

Известно, что президент Нурсултан Назарбаев настоятельно призывает ускорить распространение электромобилей в стране. Недавно он заявил, что в будущем в Алматы и в Астане ездить будут только на электромобилях.

Первый шаг в этом направлении уже сделан — правительством одобрено выделение 303,7 миллиона тенге (из денег, которые собирает с импортеров и производителей «Оператор РОП») на установку 109 электрозаправочных станций (ЭЗС) для электромобилей украинской компании E-line. По 50 станций зарядки установят в Алматы и Астане, еще девять — на трассе Астана — Боровое.

Всего же к концу 2018 года в стране будет 350 станций. Мы попытались выяснить стоимость одного литра, точнее, киловатта энергии на этих заправках, однако, как ответил «Оператор РОП», сейчас «прорабатывается вопрос Астанинской энергосбытовой компанией касательно стоимости заправки. Параллельно ведутся переговоры с владельцами площадок о вводе периода «бесплатных заправок».

То есть можно ожидать, что первое время подзаряжать свои автомобили можно будет бесплатно.

Также стали известны локации, где в первую очередь установят новые ЭЗС. В Астане в этот список вошли: Дворец мира и согласия, центральный концертный зал «Казахстан», ледовый дворец «Барыс-Арена», ТРЦ «Mega Silk Way». В предварительный список по Алматы вошли: ТЮЗ имени Г. Мусрепова, а также ЭЗС на пересечении улиц Панфилова и Айтеке би и на проспекте Абая, 52 и ул. Сатпаева, 90.

Отсутствие инфраструктуры — это серь-езный барьер, который возможно вскоре исчезнет, однако он не является единственным. Дело в том, что стоимость автомобилей с альтернативными силовыми агрегатами на 30, а порой и 50 процентов дороже их классических собратьев. В большинстве европейских стран этот пробел компенсируется множеством льгот. У нас же пока есть сложности даже с тем, чтобы ввезти автомобиль в страну — таможенная пошлина.

Допустим, в 2014 году пошлина падала до нулевой отметки, потом она выросла до пяти процентов, а затем — до. В 2018 год мы вошли с показателем четыре процента. Что мешает правительству вновь вернуть нулевую ставку?

Сейчас по большому счету электромобиль — это не столько средство передвижения, сколько роскошь. Как гибридные автомобили, так и электрические, действительно способны изменить экологическую обстановку в крупных городах, но для этого правительству следует сделать ряд решительных шагов, позволяющих сделать альтернативный транспорт по-настоящему привлекательным продуктом.