Министерство здравоохранения Казахстана все чаще оказывается в центре громких скандалов

20.06.2018 в 06:54, просмотров: 770

Реформы, проводимые в сфере здравоохранения, никак не дают ощутимых результатов. Во всяком случае, простые граждане на себе их не ощущают. Тем временем министру Елжану Биртанову все чаще приходится оправдываться за своих коллег.

Министерство здравоохранения Казахстана все чаще оказывается в центре громких скандалов
Министр здравоохранения страны Елжан Биртанов неоднократно признавал коррупционные проблемы во вверенном ему хозяйстве и призывал «бороться с этим».

И дело не только в непрофессионализме и нерасторопности некоторых эскулапов. Нередкими стали и коррупционные скандалы во вверенных ему подразделениях.

Как хочется
врача отблагодарить, но нельзя

О том, что в государственных медицинских учреждениях страны коррупция имеет угрожающие масштабы и процветает, неоднократно отмечал и сам министр здравоохранения Елжан Биртанов: — Мы, во-первых, признаем, что коррупция в системе здравоохранения имеет место. При этом есть два направления, два фактора, две сферы, с которыми мы сталкиваемся. Коррупция среди государственных чиновников в сфере здравоохранения, госслужащих и лиц, к ним приравненных, а это руководители государственных предприятий. Вторая проблема связана с получением незаконных вознаграждений работниками государственных и негосударственных организаций: медработниками, врачами, преподавателями вузов. Со всеми этими направлениями нужно бороться.

Отдельно глава Минздрава отметил и тот факт, что коррупционные нарушения чаще всего происходят в сфере государственных закупок:

— Это как раз характерно для должностных лиц. План закупок, утверждение бюджета и контроль за исполнением бюджета должны проводиться на местах с вовлечением общественности. Я дал поручение, чтобы во все наблюдательные советы пригласили и включили представителей общественности, средств массовой информации. Публичность должна быть в медицинских организациях, это и вузов касается.

Но пока же общественность и СМИ все чаще становятся свидетелями неприглядных ситуаций, связанных с медиками. Чего только стоит скандал с теперь уже экс-главврачом 4-й городской клинической больницы Алматы Ануаром Амановым, который разгорелся в 2017 году. Напомним, тогда высокопоставленный медик провел своим подчиненным «ликбез» о том, как надо «крутить пациентов на деньги», и о том, что им нужны платные больные. За такие откровения Аманова отстранили от должности, но через некоторое время перевели его на работу в 7-ю ГКБ Алматы.

Тем не менее правоохранительные органы решили досконально проверить 4-ю алматинскую больницу. И, как выяснилось, не зря.

Одной из самых коррумпированных сфер в здравоохранении является закупка лекарственных препаратов по госпрограммам.

Воровать, так миллионами

В мае этого года в Турксибском районном суде Алматы началось слушание по делу о хищении почти 336 миллионов тенге. В числе обвиняемых оказались главный бухгалтер медучреждения и две ее помощницы, а также некоторые врачи и медсестры.

Кроме того, выяснилось, что главбух больницы был не совсем главбухом. Оказалось, что при устройстве на работу она использовала подложный диплом о высшем образовании.

О схемах увода денег на суде рассказали свидетели. Одним из основных стал бывший главный врач больницы Манат Сейдуманов.

— В 2016 году по программе информатизации мы начали модернизировать клинику, начав с приемного покоя. Для этого внедрили информационные технологии, они требовали обязательной интеграции с бухгалтерией. В этот момент начали возникать, мягко говоря, разногласия, должность главного бухгалтера тогда занимала Калия Джансеитова, одна из подсудимых. Я запросил отчетность, но в бумажной версии и электронных данных по начислениям зарплат оказались разночтения. Тогда мы начали более пристально изучать электронный банкинг с фактическими счетами, эта разница опять вышла. Помесячный учет тоже показал нехватку денег, — рассказал он в суде.

Сейдуманов добавил, что хищения были систематическими, и их производили мелкими суммами. То, что длительное время не обращался в полицию, он объяснил тем, что об этом его попросили сами подсудимые, которые пообещали вернуть деньги.

— Я потребовал их погасить недостающую сумму, с марта по апрель 2017 года они внесли 62 миллиона тенге. До середины года главбух продолжала исполнять свои обязанности, но мы забрали у нее право второй подписи. Затем я написал заявление в аудиторскую компанию с просьбой провести полную проверку документов. Общая проверка выявила, что около 20 человек не работали у нас, но получали зарплату. К сожалению, тут мое упущение, что я доверился главному бухгалтеру Джансеитовой. Моя электронная подпись и оба электронных ключа были у нее, — сказал Манат Сейдуманов.

Слова бывшего главврача 4-й ГКП подтвердили и другие свидетели. Мало того, в суде опросили эксперта в области программирования, который проверил компьютеры подсудимых на предмет вмешательства, удаления и изменения данных. В своем заключении он подтвердил, что с компьютеров систематически удаляли все файлы. При этом неоднократно переустанавливали операционную систему, а для бухгалтерской отчетности намеренно использовали морально устаревшую программу. Это он объяснил заинтересованностью самого пользователя.

О другом нарушении существующих правил и законов суд узнал от владельца ТОО, которое поставляло в больницу компьютеры и оргтехнику. По словам Бауыржана Байкенова, фирма работала с больницей без договора, а поставку техники оформляли сотрудники бухгалтерии как благотворительную помощь.

Всего ТОО предоставило больнице 10 компьютеров на сумму более 2 миллионов 650 тысяч тенге. На опросе свидетеля гособвинитель подтвердил, что компьютеры использует больница и сегодня, однако по документам их оформили с нарушением законодательства. Это же подтвердил и представитель больницы, отметив, что по закону все покупки госучреждения должны были производить на тендерной основе, а не оформлять в качестве благотворительной помощи.

Сейчас судебное разбирательство по факту хищения 336 бюджетных миллионов в 4-й ГКБ продолжается и, вероятно, завершится еще не скоро. Вполне возможно, станет известно и о других нарушениях и схемах, которые использовали обвиняемые в своих корыстных целях.

Кстати, вину бывшие работники бухгалтерии признали лишь частично. Их защита отмечает, что не все деньги из указанной суммы шли на личные нужды обвиняемых. По их словам, часть средств израсходовали на нужды горбольницы и премии для сотрудников бухгалтерии.

Привычные белые кареты скорой помощи станут в Казахстане желтыми, но будут ли они от этого быстрее и проворнее, остается только гадать...

Чего нам ждать от желтой скорой помощи?

Как показало время, история с алматинской 4-й ГКБ — за последнее время скандал в Минздраве далеко не единичный. Достаточно вспомнить нашумевшие дела бывшей исполняющей обязанности председателя комитета фармации Министерства здравоохранения Ларисы Пак и бывшего председателя правления «СК-Фармация» Максима Касаткина.

Летом 2017 года Пак и ряд должностных лиц комитета задержали за систематическое получение взяток и лоббирование интересов фармкомпаний. Главу комитета и ее подчиненных обвиняли в незаконном получении более 10 миллионов тенге. Министр здравоохранения Елжан Биртанов лишь отмечал, что Пак «работала достаточно долгое время и в принципе всегда хорошо профессионально характеризовалась».

В сентябре 2017 года под арестом оказался и глава «СК-Фармация». Как сообщали, правоохранительные органы в отношении Касаткина проводят следствие на законность проведенных с 2015 года закупок лекарственных средств и изделий медицинского назначения. Предполагают, что за несколько лет руководство «СК-Фармация» и «КазСибФармацея» путем завышения цены на лекарства в два-три раза похитили более 1,8 миллиарда тенге.

О более мелких коррупционных эпизодах в системе здравоохранения и вспоминать не стоит — никакого места в газете не хватит.

Тем временем руководство министерства интересуют совершенно другие вопросы. На днях Елжан Биртанов сообщил, что до конца июня все регионы Казахстана планируют перейти на новые стандарты работы карет скорой помощи.

— Утвердили единый дизайн окраски машин скорой помощи и передали требования к звуковому сигналу. В целом у нас уже большинство регионов привели машины в соответствие с требованиями, но работа должна быть продолжена, — сказал министр. — Эти новшества нужны, чтобы изменить отношение людей к скорой медицинской помощи и внедрить принцип «Скорая помощь — для скорых и неотложных состояний». Это позволит снизить количество ненужных вызовов и ускорит время приезда.

Каким образом окраска автомобиля скорой помощи может повлиять на качество медицинских услуг, кроме более быстрого прибытия на вызов, сказать сложно. Так же сложно, как посчитать, в какую сумму государству обойдется перекрасить, к примеру, белые неотложки, которых в стране, в том числе и в Алматы, еще ой как много.

Вполне возможно, что вскоре широкая общественность узнает эти цифры. И, хочется надеяться, что сообщат их не сотрудники антикоррупционного ведомства в своем очередном пресс-релизе о задержании растратчиков и расхитителей государственной собственности.