В Казахстане появилась такая "профессия" - дорогу загораживать, причем везде, куда направляются люди

Шлагбаум - устройство для извлечения денег у туристов

23.05.2018 в 11:29, просмотров: 182

Не за горами долгожданный летний сезон, с наступлением которого заметно увеличивается поток горожан, желающих отдохнуть от перманентного городского шума и подышать свежим воздухом где-нибудь на горной лужайке или на побережье какого-нибудь водоема. Однако путь к природным красотам и озерным пляжам преграждают многочисленные шлагбаумы, открывающиеся лишь после купюрного шелеста.

В Казахстане появилась такая

Считается, что деньги, взимаемые перед ними, идут на содержание природных красот в надлежащем состоянии. Но так ли это?

Можно с чеком, но легче без него

Должность открывателя шлагбаума уже давно стала в нашей стране одной из самых высокооплачиваемых, причем независимо от формы собственности территории, путь к которой эта преграда закрывает. Молодчик, сидящий в кабинке возле этой преграды, обязательно предложит вам два варианта: платить по утвержденной таксе с получением чека или меньше, но без чека. Обыватель, разумеется, выбирает второй, что полностью устраивает и молодчика. А потому шлагбаум у него закрывается при каждой приближающейся машине.

Уже выработался своеобразный ритуал — без всяких разговоров водители просовывают купюру в приоткрытое окно и проезжают дальше. Разумеется, без чека.

И тут бы поработать уполномоченным органам с денежными потоками, уплывающими в сторону от государственного бюджета. Да только, похоже, их эта ситуация тоже вполне устраивает. Не исключено (это очень мягко говоря), что в ответ на закрытые глаза должностные лица получают свое, как положено. Всегда и везде. Это у нас знают даже дети.

Все, кто хоть раз бывал в Алматы, отмечают изумительную красоту городских окрестностей. Любят свою природу и сами алматинцы. А потому каждые выходные в близлежащих горах мангал негде поставить от количества отдыхающих и их автомобилей.

Живописных ущелий в наших горах много. Но также много и шлагбаумов, закрывающих к ним путь. В одном месте национальный парк, в другом — частная территория, а в третьем — непонятно что. Плати за проезд, и все тут.

— На эти деньги мы убираем за вами мусор, — заявляют серьезные парни в униформе охранников.

Дело, конечно, нужное. Ведь сами за собой убирать мы так и не научились. Только вот не всегда есть уверенность, что уплаченные нами деньги идут куда надо.

— Вчера ездил с семьей в парк санатория «Алатау» покататься на лодке и посидеть в кафе, — сообщил по телефону один из читателей нашей газеты. — На вахтерской будке крупными красными буквами написано «Въезд и вход на территорию санатория посторонним запрещен». Захожу в будку, спрашиваю, как можно проехать. Сидевший за столом детина дал прейскурант цен. Пока я читал, он сказал: «Положи «штуку», братан, и проезжай». Положил «штуку» и проехал. Без чека. Вроде устраивает и меня, и его. Но если существует плата за въезд, значит, он не запрещен. Но раз чек мне не дали, эти деньги ушли мимо кассы, и с них не уплатят налог.

Решив проверить информацию, мы позвонили по телефону, указанному на официальном сайте санатория. Однако получить сколько-нибудь вразумительный ответ не удалось. Вежливая женщина, поднявшая трубку, поняв суть вопроса, переключила меня на бухгалтерию. Там, в свою очередь, едва узнав, о чем речь, переключили на вахту. То есть на того, на кого и жаловался читатель.

— Такого у нас нет, — отрапортовал кассир Нурлан Ерментаев, дежуривший у шлагбаума.

Разумеется... Кто бы сомневался. Только вот повторная попытка дозвониться до бухгалтерии оказалась неудачной. Хотя от бухгалтеров вряд ли стоило ожидать другого ответа.

Кодекс шлагбаума

А вот в Иле-Алатауском национальном природном парке люди оказались более разговорчивыми. Но вначале — данные официального сайта.

Плата за посещение Иле-Алатауского национального парка в 2018 году составляет 373,1 тенге (взрослые, независимо от средства передвижения — пешеходы, велосипедисты): 173,1 тенге (0,1 МРП с человека в соответствии с Налоговым кодексом РК (ст. 508-511) + 200 тенге (в соответствии с приказом министра КЛОХ № 120 от 28.03.2007).

Льготы:

— дети-дошкольники — бесплатно;

— школьники — 100 тенге (0,1 МРП не платят), а от 200 тенге имеют скидку 50 процентов;

— студенты — 323,1 тенге (173,1 + 150 (0,1 МРП платят, а от 200 тенге имеют скидку 25 процентов);

— проживающие, дачники и работающие на территории парка не платят и у них именные спецпропуска.

— Плату взимают в соответствии с Налоговым кодексом, — сказали нам в администрации.

— Но люди платят одну тысячу тенге независимо от количества человек в машине и спокойно проезжают без всяких чеков. Соответственно, Налоговый кодекс остается в стороне. Вы в курсе того, что происходит на ваших постах?

— Мы не можем присутствовать на всех постах постоянно. Жалобы поступают, мы разбираемся. Проводим дисциплинарные советы, наказываем, увольняем с работы.

«Не можешь сам, уступи место тому, кто может», — обычно говорят в таких случаях. Однако оставим эту прерогативу Министерству охраны окружающей среды.

Приятно слышать, что мнение народа не остается без внимания, но проку с этих дисциплинарных советов и увольнений, думаем, немного. Уволишь одного, придет другой такой же. Скорее, здесь впору вмешиваться серьезным государственным структурам. Ведь денег-то мимо кассы уплывает немеряно. А у них, стало быть, есть дела поважнее. И пока до постовых у шлагбаумов руки, так сказать, не доходят. Или одна рука другую моет. В общем, чем больше вопросов, тем больше недоумений.

Дальше в степь — толще саксаул

Между тем кроме горных окрестностей Алматы шлагбаумы с наступлением лета появляются практически на всех водоемах Алматинской области. И чем дальше от мегаполиса, тем интереснее ситуация.

К примеру, на юго-восточном побережье озера Балхаш преграды выставляют на всех близлежащих к дороге подъездах к воде. Правда, в отличие от южностоличных — аккуратно-красивых и в некоторых местах открывающихся с пульта дистанционного управления, провинциальные проще и сердитее. Это может быть кусок проржавевшей трубы, полусгнившее бревно или просто веревка. Но принцип от перемены формы инструмента не меняется.

Как только наступает купальный сезон, в сторону уникального озера направляются бурные автомобильные потоки. Побережье Балхаша в основном место дикого отдыха. Но желающих поиметь лишнюю копейку с отдыхающих, не предлагая взамен абсолютно ничего, там хоть отбавляй. Дежурящие на «постах» непонятные субъекты из аборигенов много не разговаривают. Но по «штуке» с машины взимают исправно и без всяких чеков. Не бог весть какие деньги, но платить неизвестно кому и неизвестно за что желают не все.

И это справедливо, поскольку во многих местах горы мусора лежат с прошлого, а то и с позапрошлого года. При этом ни тебе кабинок для переодевания, ни туалетов. Более культурные люди ходят справлять нужду за барханы в саксаульник. Менее культурные делают это прямо в воде. И за что с людей в таком случае берут деньги — не понятно.

В конце концов, не жалко этой тысячи тенге. Но пусть тогда, во-первых, создадут элементарные условия, коль уж взимают деньги. А во-вторых, пусть дают чек, чтобы каждый знал, что с этих денег уплатят налог в бюджет государства. И тут, на наш взгляд, этим вопросом тоже впору заняться соответствующим органам. Ведь натянуть веревку и собирать с народа деньги в собственный карман может кто угодно.

Однажды, помним, мы пытались поинтересоваться у одного из «кассиров», какое юридическое лицо он представляет, есть ли у него какие-нибудь документы, лицензия, кассовый аппарат и как узнать фамилию его начальника. Попытки оказались тщетными. Более того, увидев направленный на себя объектив редакционного фотоаппарата, «кассир» поспешил ретироваться.

А через несколько минут неизвестно откуда появилась группа молодых людей, глядевших в нашу сторону явно недобро. И теперь, на всякий случай, ретироваться пришлось уже нам. Все-таки до цивилизации далековато, а безопасность и общественный порядок посреди песков и саксаула подавно никто не обеспечивает.



Партнеры