Хроника событий Парламентарий Бундестага высказался в Калуге о ЧМ-2018 Китай не станет прерывать торгово-экономические отношения с Ираном из-за американских санкций Трамп заявил о желании поладить с Россией Эксперт оценил шансы России в торговой войне с США Немецкие предприятия в Калужской области расширяют производство

США пригрозили всем, кто будет работать с Тегераном, суровыми санкциями. Коснется ли эта угроза Казахстана?

К чему может привезти скользкая дорожка отношений с Ираном

23.05.2018 в 11:23, просмотров: 234

На минувшей неделе Евразийский экономический союз заключил с Ираном временное (на три года) Соглашение об образовании зоны свободной торговли. Документом предусмотрено снижение импортных таможенных пошлин по ряду товаров как с иранской стороны, так и со стороны стран ЕАЭС.

США пригрозили всем, кто будет работать с Тегераном, суровыми санкциями. Коснется ли эта угроза Казахстана?
Радостные лица подписавших соглашение между Ираном и ЕАЭС о создании зоны свободной торговли. Но надолго ли они будут такими радостными?

Документ с видом на будущее

Документ подписали в ходе Астанинского экономического форума, который состоялся в столице Казахстана. Как сообщил председатель коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тигран Саркисян, во временном соглашении предусмотрен «эффективный механизм разрешения споров, в том числе арбитраж». Арбитров определят стороны, они же договорятся о месте размещения этого органа. Создается специальный совместный комитет на высшем уровне для решения возникающих вопросов.

Как напомнил Саркисян, временное соглашение заключают на три года и за это время стороны должны договориться о полноформатном соглашении о совершенно новых экономических взаимоотношениях. Кроме того, он добавил, что этот документ — лишь первый этап формирования зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Ираном. Он предусматривает снижение или обнуление ввозных таможенных пошлин по достаточно широкой номенклатуре товаров, но еще далеко не всех, как это предусмотрено в режиме беспошлинной торговли в целом.

Тем не менее реализация этого соглашения, по словам Саркисяна, позволит значительно увеличить объемы взаимной торговли, которая за прошлый год составила 2,7 миллиарда долларов.

Если говорить об ожиданиях Казахстана, то надежды, связанные с соглашением, довольно большие, оно может способствовать росту товарооборота между нашими странами. Хотя существуют и опасения того, что этот рост может быть подвержен испытаниям в связи с вероятными новыми санкциями стран Запада в отношении Тегерана.

Между тем первый заместитель премьер-министра Казахстана Аскар Мамин подчеркнул положительную динамику торгового оборота Казахстана с Ираном в первом квартале 2018 года.

— Рост объема торговли еще до вступления в силу соглашения в первом квартале увеличился на 72 процента, — рассказал Аскар Мамин.

Он также отметил готовность Казахстана обеспечивать эффективную логистику для поставок товаров из Ирана на рынок ЕАЭС и из союза в Иран. В качестве примера он привел действующие логистические проекты в сфере железнодорожного транспорта и портовой инфраструктуры.

Ждали, когда снимут санкции

Тут нелишне напомнить о том, что реальная перспектива сотрудничества Тегерана со странами — участницами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) начала вырисовываться уже на этапе функционирования Таможенного союза. С самого начала было ясно, что вступать в это экономическое объединение Иран не намерен, но выразил надежду на оформление создания с ним именно зоны свободной торговли.

Такая перспектива для стран ЕАЭС была весьма проблематичной ввиду конфронтации Тегерана с Западом и режима антииранских санкций. Поэтому в течение нескольких лет проект зоны свободной торговли оставался лишь проектом, но вот два года назад ситуация изменилась — заключили соглашение шести стран по иранской ядерной программе, и санкции стали постепенно снимать.

Другими словами, новые экономические отношения между ЕАЭС и Ираном из проекта стали вполне реальными. Но опять возникло одно «но». Подписанное соглашение, хоть и названо «ведущим к образованию зоны свободной торговли», но не зря заключено всего на три года — в ЕАЭС, как и в самом Тегеране, как это видят некоторые эксперты, заняли выжидательную позицию относительно реакции Белого дома, совсем недавно заявившего о выходе из сделки по Ирану.

Более того, Трамп призвал другие государства ввести санкции против Исламской Республики опять же из-за того, что эта страна якобы скрывает свои истинные исследования и испытания в ядерной сфере. Вашингтон призывает «надавить на Тегеран», чтобы заставить его пойти на новое ядерное соглашение с более строгими условиями.

Евросоюз на первых порах предпочел вежливо указать своему заокеанскому союзнику на то, что сделка эта досталась очень дорогой ценой и выходить из нее европейцы не собираются. Но, судя по решимости Вашингтона, эта позиция неизбежно будет меняться. Потому как не было еще примера того, что европейцы смогли бы перечить американцам, если последние упорно стояли на своем.

А Трамп будет стоять на своем, теперь это совершенно очевидно. Он будет выполнять одно из главных своих предвыборных обещаний — «разобраться с Ираном». Именно это обещание лежало в основе той позиции, которую заняли на президентских выборах в США влиятельные финансово-промышленные кланы, ориентированные на Израиль. И теперь Трамп может даже забыть об обещании построить стену на границе с Мексикой, но разобраться с Ираном — об этом ему забыть не дадут.

И вот США вслед за выходом из сделки ввели санкции против шести человек и трех компаний, которые, по сведениям Вашингтона, связаны с иранским Корпусом стражей исламской революции. Минфин США не назвал имена людей, внесенных в санкционный список, но объявил, что все они иранцы. И запретил своим (американским) частным лицам и организациям вести с ними дела.

То есть теперь любые соглашения с Ираном ставят под угрозу новых санкций, и рисковать странам ЕАЭС, надо полагать, тоже не очень захочется. Это касается и компаний, который уже вложились в Иран и которые рискуют потерять на этом.

Ведь сделка, из которой вышли Штаты, возвращает Иран во времена прежнего противостояния, когда в страну запрещали экспорт атомной, ракетной и значительной части военной продукции, прямых иностранных инвестиций в газовую, нефтяную и нефтехимическую промышленность, продукции тонкой нефтепереработки, а также любые контакты с корпусом Стражей исламской революции, банками и страховыми компаниями, финансовые транзакции и сотрудничество с морским флотом Ирана.

А тучи опять сгущаются

На этом фоне, думаем, Казахстану будет весьма сложно увеличивать свой товарооборот с Тегераном. Хотя расширение этого товарооборота могло бы быть огромным.

Так, в прошлом году объем взаимной торговли был на уровне 552,6 миллиона долларов. В первом квартале нынешнего года — уже 170 миллионов с ростом на 70 процентов по сравнению с аналогичным периодом 2016-го. При этом емкость иранского рынка для экспорта из Казахстана может составить более восьми миллиардов долларов.

А на сегодня стоимость двусторонних проектов составляет два миллиарда долларов. Казахстан инвестировал в добычу золота в Иране, а иранцы запустили проекты в нашей горнодобывающей промышленности. Отмечали перспективы сотрудничества в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве, туризме и здравоохранении. Но...

Первые отголоски антииранской позиции Запада мы уже на себе почувствовали: «зависла» крупная сделка, решение о которой приняли еще летом прошлого года. Тогда НАК «Казатомпром» подписала с Иранской организацией по атомной энергетике соглашение о поставке концентрата природного урана объемом 950 тонн сроком на три года. Правда, МАГАТЭ пока разрешение на сделку не дало. А теперь на фоне нового витка антииранских настроений может и вообще отказать в ее легитимизации.

Более того, сегодня казахстанские компании, которые, быть может, планировали выйти с предложениями на иранский рынок, поостерегутся это сделать из-за перспектив попасть под бдительное око Вашингтона и быть обвиненными в сотрудничестве с теми иранскими структурами, которые вот-вот объявят вне закона. Корпус стражей исламской революции уже в этом списке.

Учитывая, что пока наша страна относительно терпимо переживала антироссийские санкции, перспектива попасть в неудобную и даже опасную ситуацию еще и из-за Тегерана не самая благоприятная.

Но она может быть весьма реальной.

Давайте подождем с фанфарами

А чем мы торгуем с Ираном? Сегодня наша страна экспортирует в Исламскую Республику металлопрокат, конденсаторы, арматуру (основной поставщик — Карагандинская область). Кроме того, Тегеран закупает у нас автобусы, части для бурильных и проходческих машин, зубчатые передачи.

Наверное, излишне напоминать о том, что все это может быть объявлено товарами «военного назначения». Кроме того, довольно сложно говорить о налаживании связей, когда под запрет попадают банковские трансакции. И при желании Вашингтон всегда сможет обвинить компании-партнеры неблагонадежными в финансовом смысле. То есть отмывающими деньги, полученные от незаконного оборота или и вовсе осуществляющими незаконные финансовые операции.

Впрочем, пока нашу страну спасает то, что у нас превалирует импорт продукции сельского хозяйства.

И что же теперь можно сказать о перспективах соглашения между Ираном и ЕАЭС?

Согласно ему, иранцы предоставили тарифные уступки по 246 товарам (74 — сельскохозяйственные, 172 — промышленные), ЕАЭС — по 175 товарам (53 — продукция АПК, 122 — промышленные).

Казахстан коснется снижение пошлин по 102 нашим экспортным позициям. Так, снизят и зафиксируют таможенные пошлины на казахстанские мясо говядины (снижение с 26 до 10 процентов) и баранины (зафиксированная таможенная пошлина — пять процентов), по гороху снижение с 55 до 25 процентов, на макароны — с 55 до 20 процентов, стальной прокат — с 20 до 10 процентов.

Для Ирана снижаются таможенные пошлины на, как заявили, «нечувствительные для ЕАЭС товары»: фисташки, финики, инжир, изюм, креветки, бахчевые культуры, апельсины, лимоны, лаймы, кондитерские изделия, некоторые виды соков, краски и лаки строительные, посуду, моющие средства, ковры, изделия из пластмасс.

На экспортную продукцию АПК (яблоки, томаты и огурцы) Евразийский экономический союз предоставит сезонные скидки (с ноября по март).

Какова будет дальнейшая судьба подписанного в Астане документа, который планировали сделать переходным к созданию зоны свободной торговли, сказать сегодня сложно. Равно как и то, сможет ли взаимное снижение таможенных пошлин стать стимулом для взаимовыгодного сотрудничества. Понятно, что пока и Тегеран, и пять стран ЕАЭС будут находиться в выжидательной позиции, не рискуя идти против западных санкций. Но что если к этим американским санкциям и в самом деле присоединится весь консолидированный Запад?

Поэтому, на наш взгляд, та почти эйфория, которая присутствует сегодня в оценках этого соглашения как в российской, так и в нашей прессе, по меньше мере преждевременна и может вызывать только удивление — может, подождем хотя бы года три, прежде чем бить в фанфары?

Санкции . Хроника событий


Партнеры