Квазигосударственный сектор Казахстана поставил под удар финансовую стабильность страны

31.05.2018 в 14:31, просмотров: 301

Валовой долг Казахстана увеличивается. На начало этого года он составил $167,5 млрд, или 118% к ВВП. В Счетном комитете по контролю за исполнением республиканского бюджета подсчитали, что суммарный долг правительства и внешний долг субъектов квазигосударственного сектора в 2017 году составил свыше $55,5 млрд, или 96,2% валютных активов Национального фонда, что создает риски финансовой нестабильности страны

Традиционно валовой внешний долг любой страны можно разделить на несколько составляющих. Первый, на который ориентируются правительства и международные рейтинговые организации, - долг государственный. Сюда включается задолженность правительства и Национального банка и долг, что этим правительством гарантирован. Таковой в Казахстане на конец прошлого года составлял $40,6 млрд, или менее четверти ВВП. Собственно, правительство, согласно данным Минфина, должно $30,672 млрд (сюда входят обязательства по ГЦБ и внешние займы у международных организаций: МБРР, АБР, ЕБРР). Еще 9,5 миллиарда был должен Национальный банк РК (он выпускает ноты, которые затем продает на внутреннем рынке, привлекая ликвидность) и чуть менее 1,5 миллиарда - гарантированный государством долг и задолженность по поручительствам. Все вкупе составляет около 23,7% к ВВП (еще пару процентов прибавляют долги местных бюджетов). Низкий уровень госдолга позволил стране, согласно последнему отчету ВЭФ по Глобальному индексу конкурентоспособности, занять 11-е место в рейтинге среди 137 стран мира.

При этом ежегодный размер обслуживания долга (а эта цифра является едва ли не более важной, нежели размер долга) составляет около 15%.

То есть вроде бы все неплохо. Ели бы не одно “но”.

Наравне с правительством и частным сектором активным заемщиком на внешних и внутренних рынках является квазигосударственный сектор. То есть де-юре государство вроде как ничего не должно (а это значит, что в статистике цифры займа квазисектора не учитываются), но де-факто в случае катаклизмов перед Казахстаном может встать дилемма: либо отдавать госсобственность (коей и является квазигосударственный сектор) за долги кредиторам, либо брать на свои плечи выплату по его долгам.

Долг квазигоссектора на 1 января 2018 года вкупе с долгом правительства (напомним, он составлял чуть больше $30 млрд) превысил $55,5 млрд. А это, если сравнивать с запасами Нацфонда (то есть кубышкой, из которой в случае чего можно черпать запасы), более 96%. На конец прошлого года активы Национального фонда составляли $58,3 млрд.

Подобное “равновесие” крайне беспокоит представителей Счетного комитета, считающих, что суммарный рост задолженности государства (будь оно правительством или “имуществом”) увеличивает финансовые риски. Ведь в случае чего у властей может просто не хватить денег, чтобы расплатиться.

Впрочем, правительство пару лет назад об этом тоже всерьез задумалось, учитывая тот факт, что долг квазисектора растет гораздо быстрее, нежели долги Кабмина и Нацбанка вместе взятых.

А потому решили взять под контроль политику заимствования частно-государственных компаний.

Определен перечень субъектов квазигосударственного сектора, в отношении которых определяется предельный объем внешнего долга. В начале мая правительство приняло постановление и правила определения предельного объема внешнего долга к крупнейшим квазиорганизациям страны: ФНБ “Самрук-Казына”, НУХ “Байтерек”, НУХ “КазАгро”, национальный инфокоммуникационный холдинг “Зерде”. Учитывая, что в них входят практически все “квазики”, играющие на внешних рынках, правительство намерено полностью контролировать все движения своей собственности на рынке кредитования.

Согласно концепции использования Национального фонда, совокупный долг правительства (с учетом гарантированного государством долга) и внешнего долга квазигосударственного сектора не должен превышать размер валютных активов Национального фонда. Бюджетная политика же гласит, что “верхний предел государственного долга и долга квазигосударственного сектора должен составлять в совокупности не более 60 % к ВВП”.

А что, если сравнить ситуацию с госдолгом в Казахстане с аналогичными в странах - соседях по Евразийскому экономическому союзу?

Так, валовой внешний долг Казахстана на начало 2018 года составил $167,5 млрд, или 118 % к ВВП. Государственный долг (правительства и Национального банка) - $40,6 млрд (около 25% к ВВП). Обслуживание госдолга составляет около 15%.

В Армении валовой внешний долг в 2017 году составил $10,5 млрд, из которых $6,6 млрд - государственный долг. Соотношение госдолга к ВВП - 58,8%. На обслуживание государственного долга в 2017 году Армения направила около 9% ВВП.

Валовой внешний долг Беларуси за 2017 год составил почти $40 миллиардов долларов, или 73,4 процента к ВВП. При этом государственный долг страны составляет 17,2 миллиарда (31,7 процента к ВВП). (Совокупный долг правительства и квазигосударственного сектора составляет 45,9% к ВВП.) На обслуживание совокупного внешнего долга (без учета торговых кредитов и краткосрочных обязательств банков) в 2017 году Беларусь направила около 11 процентов ВВП.

В России государственный долг составил $51,359 млрд. При этом валовой долг страны, по оценке Банка России, превысил $529,1 млрд, составив 33% к ВВП. При этом госдолг находится на уровне 4% к ВВП.

В Кыргызстане государственный долг составил $4,6 млрд, или 63,2% к ВВП. Валовой внешний долг республики более $8,1 млрд.




Партнеры