Может ли барабанщик стать рыцарем, а рыцарь — барабанщиком?

04.04.2018 в 07:17, просмотров: 263

«За вклад в музыку и благотворительность» Уильям, герцог Кембриджский, старший сын английской королевы Елизаветы II посвятил на днях в рыцари-бакалавры барабанщика группы «Битлз» Ринго Старра (настоящее имя которого Ричард Старки).

Может ли барабанщик стать рыцарем, а рыцарь — барабанщиком?

Этот титул — первая ступень английского дворянства (ниже только нетитулованные сквайры), но это не имеет особого значения. Куда интереснее то, что барабанщик рок-группы стал дворянином.

Кто сегодня помнит группу «Битлз»? Сказать честно, немногие. Для большинства людей, особенно для молодежи, это что-то из «эпохи раннего рок-неолита», когда где-то, кажется, в Англии, стали появляться чрезвычайно амбициозные и напористые кабацкие музыканты, которые превратились в предтечу некоего рок-поколения и даже создали свой музыкальный стиль. В те годы их группки назывались вокально-инструментальными ансамблями. И зачинателем всего этого помешательства стал именно ансамбль «Битлз» из захолустного и весьма нечистоплотного английского города Ливерпуля.

Ринго заскочил в состав «Битлз» буквально накануне эпохи славы — в августе 1962 года, а до него в группе барабанил Пит Бест. Барабанил, надо заметить, ничуть не хуже Ринго, но был мрачноватым, излишне смазливым и высокомерным. К тому же сильно конфликтовал с Полом Маккартни, который, по сути, и оказывал решающее влияние на формирование окончательного состава группы. Это именно Маккартни, например, привел в нее ранее своего школьного приятеля Джорджа Харрисона и убедил другого битла, Джона Леннона, взять его в качестве соло-гитариста.

Решающим оказалось слово Маккартни и в выборе ударника, то есть Ринго, игравшего до того в разных ливерпульских группах.

— Поговаривают, что Ринго не очень хороший барабанщик, что скажешь об этом? — спросил Леннона репортер газеты «Мерси бит» в сентябре 1962 года.

— Зато он очень хороший битл, — отрезал Леннон.

Правда, относительно «барабанного» уровня Ринго аж до самого конца эпохи «Битлз» дискуссии не прекращались, и даже в 1968-м, когда, казалось бы, с местом Ринго в истории «Битлз», да и в мировой истории было все ясно, на вопрос журналиста: «Есть мнение, что Ринго самый лучший барабанщик в современном роке, вы тоже так считаете?» Пол Маккартни почти раздраженно ответил: «Да он даже не самый лучший барабанщик в «Битлз».

Но без Ринго не было бы «Битлз», а без «Битлз» не было бы Ринго. Был бы неизвестный и скромный, тихий и обаятельный ливерпудлиец Ричард Старки, хороший семьянин, быть может, владелец какой-нибудь парикмахерской (кем он так мечтал стать в юности), а может, и просто разнорабочий. Потому как Ричи, сын пекаря и уборщицы, не окончил школы, был болезненным, слабым и очень ранимым.

Он пытался стать служащим на железной дороге, где ему обещали выдать служебный китель и даже фуражку, но так и не выдали… И Ринго обиделся, и пошел барабанить. Потому что оказался очень музыкальным, ритмичным и расположенным к рок-н-роллу и общению с друзьями по рок-н-ролльным скитаниям.

И это абсолютная чушь, что Ринго был посредственным барабанщиком — это всего лишь типично битловская шутка Пола Маккартни. У Ринго всегда был неповторимый ритмический почерк, особый рисунок «ударного» оформления музыкальной темы, он не просто задавал ритм, он его именно играл. Огромное количество великих битловских вещей просто таковыми бы никогда не стали, если б к ним не приложил своих барабанных палочек Ринго Старр.

Послушайте Tomorrow never knows, или Something, или Glass onion, или Why don’t we it in the road, или… В общем, послушайте «Битлз», иногда это помогает понять некоторую суть происходящего.

Но Ринго, в отличие, например, от троих своих друзей по самой великой музыкальной группе в истории, никогда не считался кумиром и не мог им быть. Он всего лишь Ринго. Без претензий и амбиций, преданный друг своих друзей, добрый, мягкий, ранимый. Надежный, участливый, отзывчивый. «Твое дело — отвечать на телефонные звонки», — как-то оборвал его Леннон, когда Ринго высказал ему претензии по поводу его, Леннона, недостойного поведения.

Но оказалось, что это не совсем так. После распада «Битлз» Ринго выпустил только студийных (не считая сборников) 19 сольных альбомов, снялся в 24 кинофильмах, его ввели в Зал славы рок-н-ролла, он создал благотворительный фонд, воспитал троих детей и прослыл самым богатым барабанщиком в мире.

И вот теперь он сэр Ричард. С правом на личный герб, но без права на свиту. А жаль, под его знамя собралось бы, наверное, народу немеряно. Потому что он битл.

— Что вы будете теперь делать с этой медалью? — спросил журналист у Ринго, когда тот вышел из Букингемского дворца и продемонстрировал всем только что полученный золотой рыцарский знак.

— Обязательно буду надевать его во время завтрака, — потупив взор, ответил рыцарь…



Партнеры