Насилие в детских учреждениях стало серьезной проблемой для Казахстана

В детском саду ребенок знакомится с большим миром, и это знакомство не всегда бывает удачным

28.03.2018 в 10:16, просмотров: 171

В некоторых случаях няни и воспитатели являются ангелами-хранителями для родителей. Но что, если за маской ангела скрывается изверг, посмевший поднять руку на хрупкое дитя, а во время «урока самопознания» в качестве наглядного пособия ребенок видит не гербарий, а обнаженное тело зрелой женщины?

Насилие в детских учреждениях стало серьезной проблемой для Казахстана

Где он, нужный баланс между строгостью и любовью?

Да, это аморально, однако руководители некоторых образовательных учреждений, а порой и представители органов власти не видят в подобных ситуациях преступления, во всяком случае до определенного момента.

Детские дошкольные учреждения — это как бы фундамент, на котором выстраивается весь жизненный путь человека. Обосновано это тем, что, по мнению многих психологов, характер, а значит и личность ребенка формируются в возрасте до шести лет. Другими словами, если с пеленок начать гнобить его, то уже в подростковом возрасте он будет робким и боязливым, неспособным не только постоять за себя, но и принимать самостоятельные решения, требующие ответственности.

Вырастет ли из такого ребенка лидер, директор, космонавт, да просто самостоятельная личность? Думаем, что нет! Но и вседозволенность, и потворство ни к чему хорошему также не приведут. Здесь важно сохранять баланс, который каждая семья определяет по-своему. Но когда, казалось бы, он достигнут и молодые родители нашли правильную методику воспитания, все вдруг начинает рушиться, ребенок резко меняется.

Понятно, что есть некие рубежи переходных возрастов, но это тема отдельная, касающаяся изменения гормонального фона самого ребенка. Мы же говорим о воздействии извне. Один из таких рубежей, когда вмешательство неких помощников в воспитании ребенка может свести к нулю труды родителей, причем, когда дитя еще в трех-, четырехлетнем возрасте. То есть, когда ребенка отдают в детский сад.

По большей части такая практика считается положительной, поскольку, находясь в социуме, ребенок начинает развиваться значительно быстрее, чем в рамках института семьи. Однако это в том случае, если он попадает в хороший детский сад.

Детский сад сегодня — это недешево

Поэтому дилемма — куда отдать ребенка? — это серьезная головная боль для большинства современных родителей. Чтобы попасть в государственный садик, на очередь нужно становиться еще до выписки из роддома, и тут, увы, нет преувеличения. Конечно, Минобразования делает много шагов, чтобы сгладить эту ситуацию, но скорость роста плотности населения и размеров крупнейших городов Казахстана в значительной степени превышает темпы строительства новых госучреждений для детей.

В качестве альтернативы среди дошкольных детских учреждений предоставлены сотни частных детских садов. Правда, тут возникает несколько «но». Все они платные, а стоимость месячного пребывания, естественно, исключительно в дневное время суток варьируется только по Алматы от 20 до 90 тысяч тенге в месяц — это в среднем. Верхнего предела, как вы сами понимаете, нет.

Но дают ли эти взносы гарантию, что ребенок будет находиться под защитой и получит все необходимые для его возраста знания? И да, и нет. Есть множество заведений, которые работают вот уже несколько лет и своим опытом заслужили солидный авторитет. В них, как правило, достаточно высокие прайсы. Согласитесь, даже 50 тысяч тенге — это серьезная нагрузка на бюджет семьи. К сведению, в первом квартале 2017 года среднемесячная номинальная заработная плата одного работника в Казахстане составила 140 265 тенге.

Однако параллельно с ними ежедневно появляются десятки новых заведений, которые, например, в Алматы, формируют на базе двухэтажных коттеджей в частном секторе города. Берут в таких частных садах, как правило, низкой ценой и… выигрывают.

Причины очевидны: отнюдь не каждая семья может позволить себе отправить ребенка в детский садик, за который нужно ежемесячно отдавать 50-70 тысяч тенге, а работать необходимо, ведь с сегодняшними ценами на продукты и коммунальные услуги прожить на одну заработную плату крайне сложно.

Но, увы, тут не обходится без негативных последствий. Нам знаком случай, когда дети после пребывания в частном детском садике начинали болеть тяжелыми простудными заболеваниями. Что это: адаптация, слабая иммунная система? Нет. Банальная экономия владельцев заведения. Как выяснялось спустя некоторое время, владельцы одного из алматинских частных детских садов, расположенного в Медеуском районе, не выдерживали регламентируемый режим. То есть экономили на отоплении — отсюда и частые заболевания у детей. Понятно, что детский сад с пятью-десятью детьми сложно назвать рентабельным. Но дает ли это повод выходить из ситуации именно таким образом?

А если б не было смартфона?

Совершенно иначе обстоят дела в тех садах, в которых группы полноценные, с большим количеством детей. Но здесь появляются другие риски, ведь, как оказалось, не каждый воспитатель имеет соответствующие навыки, и для того, чтобы успокоить «разбушевавшихся» детей, все чаще используют кнут, а не пряник.

Как правило, доказать факт рукоприкладства, даже если у ребенка появляются на теле синяки, родителям крайне сложно. Однако это не значит, что безнаказанность может продолжаться бесконечно.

В Усть-Каменогорске зафиксировали один из подробных инцидентов — воспитатель частного детского сада подобрала наименее простой для себя метод воспитания: для того чтобы успокоить малышей, она бросала их на пол, швыряла в них игрушками и применяла прочие элементы насилия.

Вывести тирана на чистую воду удалось не сразу. Возможно, все так и продолжалось бы, если бы не мама одного из ее подопечных Айя Дуйсенбаева, которая проявила настойчивость. Все началось с того, что с определенного момента ребенок женщины начал категорически отказываться оставаться в детском садике. На первый взгляд, тут нет ничего криминального. Многие дети тяжело переносят утреннее расставание с родителями в саду. Это не новость. Однако обычный плач сменялся истерическим ревом, когда ребенок видел одну из воспитательниц.

Причем аналогичная реакция была у нескольких детей. Уже тогда Дуйсенбаева обратила на это свое внимание. Чуть позже она стала замечать на теле своего ребенка синяки. И после домашней беседы он рассказал обо всем, что с ним происходило в садике.

Зная, что во многих комнатах здания, где располагалось это заведение, установлены камеры видеонаблюдения, женщина потребовала запись. Дуйсенбаева хотела выяснить истинную причину появления синяков. Быть может, это ее ребенок наговаривает на воспитателя, а сам получил их в игре с детьми или по другим объективным причинам? Увы, но в предоставлении записей с камер видеонаблюдения женщине отказали, ссылаясь на разные нелепые аргументы: от запрета заведующей до абсурдного утверждения, что видео является частной собственностью.

Оригинал видео, сделанного в тот день, когда воспитательница с помощью рукоприкладства успокаивала подопечных, женщине так и не дали. Однако в присутствии воспитателей все-таки показали запись в тот злополучный день, оказавшуюся у Дуйсенбаевой. На записи четко видно, что слова ребенка оказались правдой и воспитатель действительно неоднократно переходила грань дозволенного.

Возможно, это аморальное поведение так и осталось бы запечатанным в стенах частного заведения, но часть записи избиения детей Дуйсенбаевой удалось снять на свой смартфон.

Позже она обратилась к руководству садика с просьбой уволить воспитателя-тирана, но получила отказ. Мол, с кадрами проблема, мы провели профилактическую беседу и на этой мере наказания ограничимся. Такой был ответ старшего воспитателя детского сада.

Мама другого ребенка — Балжан Кабденова, узнав о ЧП, дала делу новый ход. Она написала заявление в прокуратуру, в отдел образования и в полицию с требованием создать комиссию для изучения видеозаписей со всех камер, установленных в саду. Несмотря на то, что детский сад находится в частной собственности, в отделе образования смогли добиться того, чтобы сотрудницу, фигурирующую на видео, уволили.

Травмирующий массаж

Развитие электроники в значительной степени упростило работу многих следственных органов, ведь теперь, имея на руках видеозапись, стало гораздо проще узнать истину. Так, запись еще с одного смартфона стала поводом для расследования другого вопиющего случая: отец обнаружил своего десятилетнего ребенка в одной комнате с полуобнаженной воспитательницей.

Отягощающая составляющая инцидента заключалась в том, что ребенок Арсен — инвалид, а заведение, в котором все произошло, было не обычным садом, а специализированным интернатом для детей с нарушением интеллекта.

Инцидент произошел в начале марта в Алматинской области в городе Каскелене. В один из вечеров отец ребенка Курмангазы Айтмуканов пришел забрать Арсена из интерната. Мужчина пошел искать его по комнатам и обнаружил в спальном помещении. Но он там был не один, а с двумя женщинами, одна из которых была наполовину раздета.

Мужчина сначала опешил и тут же вышел из комнаты. И такое поведение объяснимо, ведь, увидев обнаженную женщину, каждый воспитанный мужчина поступил бы таким же образом. Но тут же к нему пришло осознание того, что в этой комнате находится его ребенок, который за всем этим наблюдает.

«У Арсена умеренная умственная отсталость с признаками аутизма, — сообщает в интервью местным СМИ Айтмуканов. — Сначала я застыдился, выскочил оттуда, а потом понял, что там что-то нехорошее происходило и, если я сейчас их не сфотографирую, потом никому ничего не смогу доказать. Вернулся в комнату, сделал два снимка, спросил у воспитателя, что они там делали. Внятного ответа я до сих пор не получил».

Айтмуканов обратился с «вещдоками» в полицию, однако там не увидели в случившемся состава преступления. Не найдя поддержки в органах власти, отец ребенка решил обратиться к общественности, опубликовав запись всего произошедшего в социальных сетях. Теперь этот случай под пристальным вниманием сразу нескольких структур: мониторинговой группы по правам ребенка, прокуратуры и управления образования.

Сама же воспитательница, сказав своему руководству, что ее оклеветали, ушла на больничный. При этом в объяснительной провинившаяся написала, что во время дежурства ей стало плохо и она попросила другую женщину (по некоторым данным, она не имеет никакого отношения к интернату, а следовательно, не имела права находиться в закрытом учреждении) сделать массаж.

Однако ее слова опровергает видеозапись с камеры видеонаблюдения, установленной в коридоре. Из видеоматериалов следует, что ребенок с этими двумя женщинами находился тет-а-тет около 40 минут (!). Что происходило за закрытой дверью — неизвестно, поскольку в самой спальне камер нет, также сложность заключается еще и в том, что ребенок из-за своих особенностей не может разговаривать.

По утверждению Айтмуканова, эта ситуация не прошла для Арсена бесследно. Он получил сильный стресс и потерял сон, начал часто плакать и категорически отказывается возвращаться в интернат.

Точка в этом деле еще не поставлена, и, по утверждению директора интерната, инцидент считается исключением. Так ли это? Неизвестно. Ровно как и то, какими методиками воспитатели в других детских учреждениях «воспитывают» подрастающее поколение.

Однако если у родителей появились подозрения, то по письменному обращению администрация детского сада обязана предоставлять видеозапись с камер наблюдения, установленных в группах. Естественно, если этот аспект не прописан отдельным пунктом в индивидуальном договоре.



Партнеры