В каких регионах Казахстана скопилось рекордное количество отходов

06.03.2018 в 14:30, просмотров: 3454

Оказывается, бизнесмены, занимающиеся переработкой мусора, построили в стране несколько мусороперерабатывающих заводов, но все они оказались нерентабельными и, как заявили в НПП “Атамекен”, “неэффективны без поддержки государства”. Правда, в прошлом году одной из мер поддержки бизнеса по переработке мусора стало введение расширенных обязательств производителей (РОП). Но, как показала практика, это оказалось совсем не то, на что рассчитывали бизнесмены.

Потому что, по словам председателя комитета информационно-коммуникационных технологий, образования и инноваций НПП “Атамекен” Мурата Абенова, “нельзя сегодня с нуля создать бизнес, который сразу будет самоокупаемым, а бизнесмены умеют считать”.

Это - с одной стороны. А с другой - почему-то в таких странах, как Япония, США, Южная Корея, Индонезия, Германия, Дания (да почти во всех странах Евросоюза), бумага, пластик, металл, стекло или батарейки просто не успевают доехать до мусороперерабатывающего завода.

Все просто - их изымают прямо “у источника образования” и направляют на вторичное использование. Органическую часть при этом собирают коммунальные службы, направляя на захоронение или компостирование, что, к слову, не одно и то же, либо просто сжигают. Японцы, как известно, пошли еще дальше, научившись извлекать из батареек, старых телевизоров и радио драгоценные металлы, в том числе золото. И ни у кого из зарубежных предпринимателей мысли не возникает, чтобы запросить субсидирование у своего правительства.

Однако, как видно, для казахстанского бизнеса подобные инновации не по силам. Хотя в стране сегодня накоплено 43 млрд (!) тонн отходов производства и потребления, из которых перерабатывается только 9%. Кстати, всего несколько лет назад эта цифра составляла около 20 млрд.

Лидирует в этом списке Карагандинская область. Не случайно на заседании НПП “Атамекен” председатель правления ОЮЛ “Ассоциация экологических организаций Казахстана” Айгуль Соловьева заявила, что тот же бизнес несет прямую ответственность за ухудшение экологической обстановки, в том числе именно в этом регионе. “Все были свидетелями того, как в Темиртау выпал черный снег, и, безусловно, это ответственность бизнеса”, - считает Соловьева. Второе место у Восточного Казахстана, потом идет Костанайская и, наконец, Павлодарская области.

“Благодаря” такому раскладу всего год назад Казахстан занял второе место по запасам отходов, содержащих те же стойкие органические загрязнители среди стран Европы, уступив лишь России.

Так что не совсем понятна инфантильность казахстанских предпринимателей, собирающихся заниматься столь выгодным, как показывает опыт зарубежных стран, видом бизнеса. Тем более нельзя сказать, что в Казахстане правительство вообще ничего не делает для решения проблем в этой сфере.

Например, несколько лет назад приняли программу “Модернизация системы управления твердыми бытовыми отходами на 2014-2050 годы”. И в ее рамках раздельный сбор мусора запланирован совсем скоро - в будущем году. Тогда как пилотные проекты уже ввели в позапрошлом году в Астане и в Алматы, и, как оказалось, казахстанцы вовсе даже не прочь сортировать мусор по разным контейнерам и умеют это делать ничуть не хуже, чем жители европейских городов.

Кроме того, в рамках этой же программы запланировано возведение до 2050 года более 40 заводов по переработке мусора за счет республиканского бюджета.

Вот разве что в стране пока не решили проблему так называемых исторических отходов, которые достались Казахстану от советского прошлого. И к ним сегодня добавляется тот мусор, что во многом вывозится на полигоны без предварительного обезвреживания. К слову, сами полигоны, как выяснилось на том же заседании Нацпалаты, имеют разрешения на переработку и сжигание мусора только в 14% всех случаев. Остальные делают это на свой страх и риск.