Нужная длина штанов в борьбе с радикализмом

Борьба с религиозным экстремизмом иногда приобретает довольно неожиданные и даже гротескные формы

7 февраля 2018 в 06:52, просмотров: 362

Нижняя палата парламента Казахстана рассматривает законопроект, предполагающий внесение длинной бороды и коротких штанов в «признаки деструктивных религиозных течений». Об этом на прошлой неделе сообщил министр по делам религий и гражданского общества Нурлан Ермекбаев.

Нужная длина штанов в борьбе с радикализмом

«И вот брюки превращаются…»

По словам чиновника, планируется внести запрет на демонстрацию подобных внешних признаков. Надо понимать, видимо, радикальной религиозности. Заключение о том, относятся эти признаки к деструктивным религиозным течениям или нет вынесет специально созданная комиссия. На вопрос, как отличить «правильные» бороды от «неправильных», министр ответил, что это уточнят в соответствующем нормативном акте.

Как отметил Ермекбаев, речь идет именно о тех, так сказать, носителях бороды, кто придерживается деструктивных религиозных течений. А внешние признаки (бороды и короткие штаны) будут иметь значение только вместе с тем, что будут говорить и пропагандировать эти люди.

Слова министра сразу же стали своеобразным информационным хитом в стране и показали отсутствие единства в казахстанском обществе. Плюрализм мнений разделил людей на три лагеря: тех, кто «за»; тех, кто «против»; тех, кому все это «пофэншую». Понятно, что тяжело сразу разобраться со всем ворохом навалившихся на наши головы проблем (коррупция, инфляция, морозы, аварии на теплотрассах). Но вопрос длинных бород и коротких штанов назревал давно. А поскольку государство у нас старается придерживаться демократических принципов и соблюдать права всех — верующих и не верующих, то без обсуждения в парламенте тут никак не обойтись.

На самом деле сегодня в стране сложилась такая ситуация, что некоторые представители общества находятся в нем лишь физически. В головах же у них полное отвержение традиционных жизненных укладов и всего, что не соответствует их взглядам. Это они демонстрируют всем своим видом, как бы говоря: «Мне плевать, что вы обо мне думаете. Вы для меня не существуете. У меня свои законы, предписанные свыше. И вам этого не понять». И, что характерно, с каждым годом их становится все больше.

Когда они едут в автобусе или метро, многие стараются держаться от них подальше. То же самое происходит и в других общественных местах. Даже в мечетях эти люди ведут себя по-особенному. Молятся по-своему, не как все. Не слушают имамов, имеющих специальное религиозное образование, считая неверными как их самих, так и их проповеди.

Подобное явление наблюдается последние два десятилетия, в течение которых, по удивительному совпадению, мировой террор претерпел ряд существенных изменений, став исключительно джихадистским. Сам по себе терроризм существует уже много лет. Но эпитет «исламский» и формы глобализированного явления, мишенью которого оказываются целые государства, он приобрел именно в последнее время. Когда некоторые государства, осознав, что чужими руками воевать не только дешевле, но и прибыльнее, стали стимулировать появление террористических организаций исламского толка, придав тем самым исламу политический окрас. И теперь руками искусственно созданных исламистов решают свои геополитические вопросы.

Что характерно, адепты радикального ислама со своей идеологией после этого стали появляться в самых разных странах мира. В том числе и у нас. Неслучайно в апреле прошлого года президент Нурсултан Назарбаев во время встречи с представителями Духовного управления мусульман республики сказал, что одним из способов влияния на Казахстан является внедрение чуждых культуре обычаев. Глава государства обратил внимание на то, что молодые люди отпускают бороду без усов и носят короткие брюки, что характерно для сторонников радикальных течений салафизма.

Призрак бродит по Европе. Призрак исламизма

Итак, специально созданная комиссия приступила к изучению того, являются ли внешние признаки религиозности элементом радикализации мусульман, и можно ли относить тех, кто себя в них облачает, к представителям деструктивных религиозных течений. На протяжении определенного времени ее члены наверняка будут изучать международный опыт. (Без него ведь мы никак.) А вынесенное заключение учтут в готовящемся законопроекте по этому поводу.

Либеральная Европа уже давно столкнулась с подобным вызовом и была вынуждена поступиться принципами терпимости и права на так называемую идентичность.

Пару лет назад на референдуме в Швейцарии люди проголосовали за запрет на строительство новых минаретов, обозначив тем самым, что Европа стоит перед вызовом. Подобно тому, как это было в VIII веке, когда франки сражалась с Омейядским халифатом в битве при Пуатье, или в XVII веке, когда османский визирь Кара Мустафа пытался захватить Вену. Однако, если в те стародавние времена европейцы объединялись и принимали бой, то сейчас, сталкиваясь с исламским экстремизмом и при этом будучи чрезмерно поглощенными собственными ценностями, они растеряны. И теперь не знают, то ли защищать права женщин и сексуальных меньшинств, то ли — толерантность.

Страх перед непонятной, организованной, молодой, не желающей жить по общепринятым законам, но при этом растущей силой загнал в тупик сытую и пока еще относительно благополучную Европу. В какой-то мере это напоминает антисемитизм конца XIX — начала XX века. В те времена пришлую культуру олицетворяли евреи, некоторые представители которых, не желая ассимилироваться, еще и выступали против властей, позже введя в обиход понятие революционного террора.

Сегодня в Старом Свете уже есть страны, где ношение религиозной мусульманской одежды запрещено законом. Правда, речь в них идет больше о хиджабах, никабах и паранджах. А вот по поводу длинных бород и коротких штанов пока запреты не ввели.

В Бельгии впервые запрет на ношение религиозных головных уборов в общественных местах приняли в 2007 году в двух городах — Генте и Антверпене. А в 2011 году правительство страны приняло Закон «О запрете ношения любой одежды, полностью или большей частью скрывающей лицо» на территории всего государства. При этом Европейский суд по правам человека признал этот запрет их не нарушающим.

Среди населения это массовых протестов не вызвало. Хотя многие международные институты выступили против каких-либо ограничений по религиозному признаку. А занимавший в то время пост комиссара Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг назвал тотальные запреты ношения паранджи и никаба «безграмотным вторжением в личную жизнь», подчеркнув незыблемость права каждого свободно исповедовать свою религию и не подвергаться дискриминации.

Против также выступила и Парламентская ассамблея Совета Европы. Обеспокоенность этим фактом выразила и комиссия ООН по правам ребенка.

То же самое сделали в Австрии, Испании, Франции, Болгарии и в некоторых провинциях Италии. Парламент Германии принял ряд законов касательно запрета женщинам на государственной службе носить головной убор, закрывающий лицо.

Европейский суд нашел выход из ситуации в том, что разрешил работодателям запрещать ношение хиджабов на рабочем месте, если в правилах компании прописан «нейтральный» дресс-код. Решение суда касается не только мусульманской атрибутики, но и «любых политических, философских или религиозных» элементов одежды. Правда, по мнению некоторых экспертов, все это популистские шаги, на которые идут власти европейских государств, пытаясь сыграть на антимигрантских настроениях.

А вот китайское руководство действует куда более жестко и решительно. Напомним, что наиболее проблемным регионом Поднебесной в этом плане является Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР), власти которого руководствуются расширенным списком признаков религиозного экстремизма. Человека могут задержать за то, что он кладет руки на грудь во время молитвы, а не держит их на уровне пояса, что предписывает Ханафитский мазхаб, которого придерживаются мусульмане Центральной Азии и СУАР.

Или за то, что красит волосы хной, хранит дома большое количество еды, молится за пределами мечети, носит часы на правой руке, ходит в коротких брюках, отращивает длинные волосы, будучи мужчиной, и так далее. В общей сложности в списке правоохранительных органов Китая значатся 75 признаков, характеризующих радикальный исламизм.

Фанатизм — это всегда опасно

Нам же предстоит пройти между Сциллой и Харибдой и научиться отличать истинный ислам от стремительно распространяющегося в последнее время радикального. И нам одновременно и проще и сложнее. Проще, потому что у нас нет прививки политкорректности и всего этого либерально-толерантного набора. Сложнее, потому что мы не Запад и не Восток. Мы в центре Евразии, где бок о бок существуют все религиозные конфессии.

Вот что говорят по этому поводу священнослужители. В частности, имам столичной мечети «Хазрет-Султан» Аскар Муканов, слова которого приводят СМИ: «Отращивание бороды — это основной мужской ритуал. Это один из обрядов, которому научил Пророк. Но в стихах Корана прямого обязывающего указания нет. А ритуал — это не долг. Даже если некоторые ученые и дали ему определение обязательного правила в шариате, многие называют это обрядом. То есть шариат объясняет отращивание бороды так. В шариате есть лишь указание на то, какой длины растить бороду».

Как отметил представитель духовенства, многие имамы не носят длинных бород, поскольку они являются людьми общества и должны выглядеть в соответствии с общепринятыми нормами. Но уж если мусульманин носит бороду, то он не должен забывать оказывать ей должный уход.

Касательно коротких штанов имам сказал следующее: «Сейчас приверженцы течения вахабизм придерживаются того, что штаны нужно укорачивать обязательно. Но если обратить внимание на историю, то во времена Пророка надменные, гордые люди носили длинные шапаны, которые волочились по земле. Это были богатые люди. И тогда, чтобы народ не был похож на таких людей, был скромнее, Пророк велел им укоротить длину штанов. Но один из его друзей тоже носил длинный шапан, тогда он спросил у Пророка — укоротить ли ему тоже одежду, на что он ответил, чтобы тот продолжал носить. То есть причиной была необходимость богачам избавиться от надменности».

Самое важное, на наш взгляд, здесь то, чтобы наши граждане в силу своей религиозной безграмотности не стали инструментом в чужих руках. Примеров тому сегодня более, чем достаточно.



Партнеры